Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Джон Маккейн формулирует свою внешнеполитическую программу. С чем отправится на встречу с Владимиром Путиным Джордж Буш? Автоматы Калашникова наводнили Соединенные Штаты


Юрий Жигалкин: Джон Маккейн формулирует свою внешнеполитическую программу. С чем отправится на встречу с Владимиром Путиным Джордж Буш? Автоматы Калашникова наводнили Соединенные Штаты. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


В среду Джон Маккейн выступил с речью о своем видении американской внешней политики. Ветеран вьетнамской войны, от которого многие ожидают решительности, заявил о готовности полагаться на дипломатию, на поиск консенсуса с союзниками, но пообещал более жесткий подход к отношениям с Россией.


С подробностями – Ян Рунов.



Ян Рунов: Сенатор Маккейн говорил о необходимости довести до конца процесс демократизации Ирака, осудил применение пыток, обещал, если станет президентом, закрыть тюрьму Абу-Грайб, призвал исключить Россию из «большой восьмерки», освободив место для Индии или Бразилии. Он выступил за открытость НАТО для демократических государств Европы, тем более что Россия и Китай становятся все сильнее в военном отношении. Маккейн предлагает создание Лиги демократий, которая могла бы взять на себя некоторые функции ООН, такие, как, например, введение более действенных санкций против Ирана. В ООН такие санкции Россия вместе с Китаем блокируют.


Политические обозреватели видят в жесткой позиции Маккейна по целому ряду внешнеполитических проблем, включая критику в адрес России за откат от демократии, желание дистанцироваться от внешнеполитического курса президента Буша. Центральное внимание он уделил проблеме Ирака.



Джон Маккейн: Я считаю, что опрометчивый и преждевременный вывод войск нанесет страшный вред интересам нашей безопасности. С нашим преждевременным уходом на Ближнем Востоке значительно возрастет опасное влияние Ирана, который является опорой терроризма, стремится к созданию собственного ядерного оружия и выступает за уничтожение государства Израиль. Последствия нашего поражения в Ираке, в конце концов, приведут нас к еще более трудной войне с еще большими жертвами. Я не против вывода войск. Я ненавижу войну. Я знаю, что это такое, на собственном опыте. Но я знаю также, что иногда мы должны уплатить высокую цену, чтобы не платить потом еще больше.



Ян Рунов: Пол Уэст, политический обозреватель газеты «Балтимор сан», так прокомментировал выступление Маккейна.



Пол Уэст: Речь, в общем, - повторение его прошлых внешнеполитических заявлений, представляющих из себя смесь реализма и идеализма. Не случайно он сам назвал себя реалистичным идеалистом. В принципе, он во внешней политике прагматик, но в том, что касается Ирака и Ирана, он отчасти разделяет взгляды неоконсерваторов. Если для избирателей главной будет проблема экономики, внешнеполитические взгляды Маккейна не будут иметь большого значения. Если же ко дню всеобщих выборов самым важным опять станет вопрос безопасности, то опыт Маккейна в международных делах может сыграть решающую роль.



Ян Рунов: Это был Пол Уэст, политический обозреватель.



Юрий Жигалкин: В среду Белый дом сообщил о том, что президент Буш принял предложение президента Путина встретиться для переговоров в Сочи, куда он направится сразу после завершения саммита НАТО в Бухаресте. Известие о том, что на незапланированной встрече будет обсуждаться проблема противоракетной обороны, разгорячило воображение американских экспертов, которые считают, что два президента могут попытаться использовать, по-видимому, последнюю встречу в официальном качестве для значительного символического жеста.


Мой собеседник – содиректор Центра российских исследований Гарвардского университета, профессор Маршалл Голдман.



Маршалл Голдман: Я думаю, что президента Путина и отчасти президента Буша тревожит то, что их отношения являются одной из главных сил, позволяющей удержать двусторонние отношения сползания к состоянию, близкому к конфликтному. При этом они осознают, что уровень американо-российских отношений и сотрудничества будет важной частью их политического наследия. Я не удивлюсь, если они попытаются на этой встрече волевым усилием разрешить некоторые из проблем, которые служат раздражителем двусторонних отношений, вместо того чтобы позволить трещинам в отношениях превратиться в непреодолимые рвы.



Юрий Жигалкин: Профессор, насколько вероятно, что Владимир Путин откажется на этой встрече от своих возражений относительно американской антиракетной системы? Ведь некоторые наблюдатели уже отметили внезапное снижение градуса российского негодования.



Маршалл Голдман: Ему будет трудно пойти на такой шаг. Но если ему удастся добиться от Джорджа Буша неких уступок, скажем, согласие на присутствие российских наблюдателей в антиракетных центрах, которые позволят Путину сказать россиянам, что теперь он убежден, что система не представляет никакой угрозы интересам России, что, напротив, сотрудничая с США, мы сможет предотвратить возвращение к атмосфере, напоминающей времена «холодной войны», в таком случае компромисс возможен.



Юрий Жигалкин: А как вы относитесь к тому, что президент Буш готов вести важные переговоры не с новоизбранным президентом России, а с уходящим? Это явно расходится с пожеланиями некоторых влиятельных американских политиков, призывающих к культивированию отношений с Дмитрием Медведевым.



Маршалл Голдман: Я не думаю, что это некий знак неуважения по отношению к Медведеву. Готовность Буша встретиться с Путиным в последний раз в официальном качестве вполне понятна в контексте их длительных особых отношений. Я надеюсь, что во время этих переговоров также состоится встреча Джорджа Буша и Дмитрия Медведева, что Владимир Путин представит Бушу своего преемника. Если Медведев не появится на переговорах с Бушем, это будет плохим знаком. Я не сомневаюсь, это будет рассматриваться в Вашингтоне как намерение Путина низвести президента Медведева до подсобной роли.



Юрий Жигалкин: Это был профессор Маршалл Голдман.


Одну из самых шумных поездок американских законодателей в Ирак незадолго до начала иракской кампании оплачивал Саддам Хусейн. Федеральная прокуратура предъявила обвинения жителю Детройта Мутанне Аль Хануте в том, что он в качестве сотрудника американской исламской благотворительной организации, финансировавшей эту поездку, выполнял задания иракской разведки. В октябре 2002 года трое конгрессменов-демократов отправились в Ирак, чтобы убедиться в трудностях, с которыми сталкиваются иракские дети в результате эмбарго. Критические заявления в адрес США, сделанные визитерами в Багдаде, некоторые их коллеги по Конгрессу назвали провокационными. Сегодня двое их троих законодателей остаются членами Палаты представителей. По их словам, они не могли представить, что поездка финансировалась Саддамом Хусейном. Следователи утверждают, что обвиняемый - организатор их поездки - получил в качестве вознаграждения за удачную пропагандистскую акцию 2 миллиона баррелей нефти.


По словам американских правоохранительных органов, автоматы Калашникова российского производства и их клоны становятся предпочтительным оружием американских преступников. В прошлом году в американской государственной базе данных находились сведения о почти 8,5 тысячах АК-47 либо конфискованных за незаконное владение, либо использовавшихся во время вооруженных нападений. Это в семь раз больше, чем всего четыре года назад. Автомат привлекает преступников своей неприхотливостью и эффективностью. Как говорят специалисты, Калашников более губителен, чем сходные с ним автоматы, благодаря повышенной скорости полета пули и сравнительно доступен. Автомат, произведенный по лицензии, можно купить в Америке за 300 долларов, российский оригинал стоит дороже. Противники свободной продажи оружия призывают ввести, по крайней мере, запрет на торговлю автоматами.


Как хорошо знает американский налогоплательщик, даже в стране, где, как считается, каждый работает на себя, в действительности каждый американец значительную часть года работает на государство. Поэтому известие о том, что «День свободы от налогов» - черта, за которой американец начинает трудиться на себя, - наступит в этом году раньше, было встречено с особой радостью трудящимися массами.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Есть в США понятие Tax Freedom Day , означающее последний день работы на государство, то есть на оплату налогов. Этот день разделяет календарный год надвое. Подсчетом даты наступления очередного ежегодного дня отработки налогов на протяжении 60-ти лет занимается вашингтонский общественный Фонд изучения налогообложения. На этой неделе Фонд обнародовал доклад, согласно которому в текущем году американцы прекратят работать на «дядю Сэма» и начнут работать на себя 23 апреля, то есть, на три дня раньше, чем в прошлом году. Комментируя доклад Фонда изучения налогообложения, его президент Скотт Ходж констатировал, что налогоплательщики США продолжают отдавать государству слишком много – часть заработка, превышающую их траты на еду, одежду и жилье вместе взятые. В нынешнем году американцы будут работать 74 дня, чтобы выплатить федеральные налоги и 39 дней - штатные и местные налоги. В то время как зарабатывание на пропитание займет 35 дней, на одежду – 13 дней и на жилье – 60 дней. Среди причин более ранней отработки американцами своих налоговых обязательств эксперты Фонда изучения налогообложения называют ожидаемое замедление экономического роста и, в не меньшей степени, выплаты гражданам налоговых возвратов в рамках пакета экономического стимулирования, оперативно одобренного Конгрессом по инициативе президента Буша.


Чем вообще может запомниться эпоха Буша с точки зрения проводимой его администрацией политики сокращения налогов? С этим вопросом я обратился к Кристоферу Эдвардсу, директору исследований налоговой политики вашингтонского Института Катона.



Кристофер Эдвардс: Все сокращения налогов, введенные по инициативе президента Буша, являются временными и истекают в 2010 году. Поскольку правление администрации Буша сопровождалось огромным бюджетным дефицитом, это даст повод новому президенту повысить налоги. И, хотя в этом году американцы будут работать на государство на три дня меньше, в 2011 году день освобождения от налогов наступит намного позже из-за повышения налогов. Хотя президент Буш в годы своего правления действительно несколько раз снижал налоги, ему не удалось сосредоточиться на структурной налоговой реформе. Например, на снижении ставки налога на прибыль американских компаний. Думаю, что экономическое наследие Буша, в конечном счете, будет определяться высоким бюджетным дефицитом и высокими федеральными расходами, а не сокращением налогов.



Аллан Давыдов: У американцев нет времени радоваться по поводу того, что в этом году они будут на три дня меньше работать на «дядю Сэма». Они озабочены сейчас тем, как до 15 апреля заполнить и сдать в Федеральную налоговую службу свои налоговые декларации.


XS
SM
MD
LG