Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль Amnesty International Film Festival в Амстердаме открыла документальная лента об Анне Политковской


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.



Андрей Шароградский: В Амстердаме открылся ежегодный кинофестиваль организации «Международная амнистия». Фестиваль называется Amnesty International Film Festival . В этом году его открыла документальная лента «Анна. Семь лет на передовой». Фильм посвящен Анне Политковской и ее соратникам. На премьере ленты, снятой режиссером Машей Новиковой, побывала корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.



Звучит отрывок из фильма: "Мы приходим в мечети и просим Аллаха, чтобы мирно кончил это положение. Ихние погибают, наши погибают.



Софья Корниенко: Вы слышите голоса кавказских женщин, которые просят Аллаха о том, чтобы наступил мир. Так уж получилось, что почти все главные герои нового фильма режиссера Маши Новиковой - женщины. Одна из них, адвокат грозненского центра «Мемориал» Лидия Юсупова, приехала на фестиваль в Амстердам. В кадре мы часто наблюдаем ее за повседневной работой - она объезжает кавказские аулы, где сотни людей выходят к ней навстречу, чтобы рассказать об увезенных в неизвестном направлении родственниках, о пытках, через которые прошли сами.



Лидия Юсупова : На одной Чечне зацикливаться не стоит. Нужно, чтобы все те здоровые силы, которые имеются в Дагестане, там, "Матери Дагестана за права человека", в Ингушетии, в Кабардино-Балкарии, в Карачаево-Черкесии, в Осетии, их нужно объединять. Им нужно дать понять, что когда в Чечне происходили эти все военные события, если бы все республики вокруг... я имею в виду гражданское население, поднялось бы, были бы это демонстрации, были бы это митинги, я не думаю, что сегодня это бы имело продолжение в других республиках. Сегодня в Ингушетии происходит - в Чечене молчат. Я, например, за то, чтобы матери Чечни вышли и сказали: «Нет, давайте не допустим!» Нужна солидарность. Все живые люди, все хотят жить, радоваться сегодня. Кто-то не может, кому-то не дают. Поэтому нельзя мимо этого проходить. Жить вот так коленопреклонно я не хочу и другим бы не пожелала.



Софья Корниенко: Режиссер фильма Маша Новикова...



Маша Новикова: Я тоже думаю, что когда какой-то предел наступает, то тогда уже женщины берут в свои руки инициативу. Здесь дело не в феминизме, но когда мужчины унижены, наверное, тогда берут слово женщины все-таки. Лида работала много лет в грозненском «Мемориале», она адвокат, юрист, расследовала как раз пропажи людей, все эти процессы. То есть то, чем занималась Анна Политковская в своих статьях, Лида занималась конкретно именно этими делами. Мы знаем друг друга с 2004 года, когда Лидии в Женеве дали приз как «Самой мужественной женщине года». Мы сделали короткий сюжет о Лиде, который был показан в Женеве во время вручения ей этого приза. Я ее просто полюбила сразу, с первого взгляда. В фильме и другие женщины говорят о том, что такое страх, не страх, боишься, не боишься. Когда человек занят делом, когда он понимает, что по-другому нельзя, то такое чувство, как страх, оно как-то не имеет места. Дело в том, что это уязвимость большая. Пугают именно тем, что могут что-то сделать с твоими близкими. Это мафиозная структура, это страшно.



Софья Корниенко: То есть это прежде всего фильм о женщинах?



Маша Новикова: Мне кажется, что это все-таки фильм об одиночестве.



Софья Корниенко: Женском или человеческом?



Маша Новикова: Вообще человеческом одиночестве. Люди в России, которые выбрали вот такой путь оппозиционный, они, конечно, в какой-то степени одиноки. Потому что непонимание сейчас просто огромное. Жлобство - так грубо не хочется говорить. Новодворскую все время ругают за то, что она «плохо говорит о русском народе», хотя, я считаю, что надо все называть своими словами. Вот это, когда люди говорят «меня не интересует политика» и так далее, пока не коснулось лично, пока не пришло в дом, а потом кричат и говорят: «А где же вы были? Почему вы мне не помогли?»



Звучит отрывок из фильма, голос Анны Политковской : Ведь есть же в истории второй чеченской войны те офицеры, которые спасали гражданское население. Они тоже есть. И я лично добивалась, вместе с бывшим президентом Ингушетии Русланом Аушевым, чтобы одному из таких людей дали Героя России. И нам было объяснено официально, из наградного отдела администрации президента, что у нас за спасение Героев не дают - за убийство дают. Багреев - это старший лейтенант, это младший офицер, который отказался стрелять по селению Тангичу, когда пьяный Буданов и другой пьяный офицер Фёдоров пришли, чтобы развлечься, им просто хотелось пострелять. На дежурстве был старший лейтенант Багреев. Он сказал, что он не будет стрелять. И за то, что он не выполнил приказ, он был посажен в яму, в которой обычно сидят чеченцы. Там его пытали. Начальник штаба, полковник Федоров прыгнул и откусил ему ухо! Это факт, который свидетельствует о таком уровне старшего офицерства, я даже не знаю, как это назвать уже. Абсолютное разложение. Мы живем теперь в эпохе смещенных нормальных ценностей. Хорошее названо плохим, плохое - хорошим...


XS
SM
MD
LG