Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Премьер и экстремисты. Роль Тони Блэра в урегулировании конфликта в Северной Ирландии


Ирина Лагунина: Британская газета «Гардиан» начала публикацию выдержек из книги Джонатана Пауэлла, бывшего руководителя канцелярии Тони Блэра. В своих мемуарах Пауэлл рассказывает о том, как, будучи премьером, Блэр неоднократно предлагал лидерам республиканской партии Шин Фейн - Джерри Адамсу и другим - организовать встречу с лидерами военного совета ИРА (Ирландской республиканской армии). Тони Блэр мог бы стать первым главой правительства Западной Европы, принявшим встречу с руководством террористической организации. Подробнее об участии Тони Блэра в мирных переговорах по Северной Ирландии наш корреспондент в Лондоне Елена Воронцова.



Елена Воронцова: Такой шаг любой комментатор Британии без колебаний назвал бы беспрецедентным: глава государства за одним столом с террористической организацией, десятилетиями взрывавшей бомбы в Англии и организовавшей покушения на двух его предшественников! По словам Джонатана Пауэлла, когда возник вопрос о том, как может премьер-министр разговаривать с группой лидеров подпольной армии, прозвучало предложение - те могут присутствовать на встрече в масках.


Книга мемуаров Джонатана Пауэлла называется «Огромная ненависть, мало места». Начиная с первого года правления Тони Блэра и до прошлого года, когда состоялась историческая встреча и начало сотрудничества противоборствующих партий в Ассамблее Северной Ирландии, Пауэлл был основным помощником британского премьера в ходе процесса мирного урегулирования конфликта. В своих воспоминаниях о том, что многие считают самым крупным политическим успехом Блэра, Пауэлл не только описывает встречи и стратегию участников этого процесса, но и делает довольно много открытий, прежде не признававшихся политиками публично. Пауэлл пишет, что Блэр был не единственным премьер-министром, готовым встретиться с лидерами террористической организации, убивавшей мирных жителей Англии в течение десятилетий. Пути сообщения с Ирландской Республиканской армией были и у прежних кабинетов.


Пауэл подробно и искренне описал две первые встречи между Блэром и Шин Фейн. В 1997-м году, первом году правления Блэра, эта встреча стала возможной после заявления ИРА о прекращении огня. Первую встречу было решено провести в октябре в Ольстере, и в декабре того же 1997-го лидеры республиканцев побывали в резиденции британского премьера – впервые с 1921-го года. Об этих событиях Пауэлл рассказал также в своём интервью «Гардиан»:



Джонатан Пауэлл: Для нас Адамс и МакГинесс были бандитами, много лет было запрещено даже передавать их голоса по телевидению, их озвучивали актёры. В нашем понимании, они были среди тех, кто проводил достаточно эффективную террористическую кампанию. Так что встретиться с этими людьми в Стормонте было очень странно. Встреча была организована в маленькой комнате без окон. Джерри Адамс сказал мне недавно, что он тогда, войдя в комнату, открыл жалюзи на окне – и увидел бетонную стену, так что приняты были все меры, чтобы никто не заглядывал в эту комнату. Атмосфера была очень нервной. Тони Блэр, надо отметить, держался и говорил уверенно. Он пожал руки и обращался с Джерри Адамсом и Мартином МакГинессом, как с любым другим человеком. Я, так же как Алистер Кемпбелл и некоторые другие, решили воздержаться от рукопожатий. Эта встреча была очень короткой, после чего Тони дал краткую пресс-конференцию. Его спросили, пожал ли он руку лидерам Шин Фейн, и он ответил приготовленными словами, что общался с ними, как с любым человеческим существом.


Встреча через несколько месяцев в резиденции премьера на Даунинг стрит ощущалась как действительно историческое событие, была огромная толпа прессы снаружи. И снова Адамс и МакГинесс выглядели взволнованно. Адамс в холле, где висят портреты предшествовавших премьеров, завёл речь о том, что никому из них не удалось достигнуть мира в Северной Ирландии, даже Глэдстону. Мартин МакГинесс тоже сделал не самое радостное замечание: перед тем, как сесть за стол переговоров, он сказал, взявшись за спинку кресла и оглядываясь: «Так это здесь произошла неприятность?». И мы, решив, что он имеет в виду покушение ИРА в 91-м году на Джона Мэйджора, тогдашнего премьера, ответили: «Да, вот сюда попал удар. Здесь заседал совет по вопросу войны в Персидском заливе… Мой брат, находившийся тогда в зале, толкнул премьера под стол. Окно было разбито взрывной волной, но никто не пострадал...» А МакГиннес сказал, что он имел в виду совсем другое, речь шла о подписании договора Ллойд Джорджем и Майклом Коллинзом в 1921-м году, который положил начало гражданской войне в Ирландии. То есть он говорил в намного более крупной исторической перспективе.



Елена Воронцова: По словам Пауэлла, даже два непримиримые врага, партия республиканцев Шин Фейн и Демократическая партия юнионистов, чьи представители никогда до 2007-го года не шли на встречу и переговоры, имели негласные каналы общения. Пауэлл утверждает, что еще в 2003-м году, получив большинство голосов на выборах в ирландскую Ассамблею, что позволило им стать крупнейшей из юнионистских партий, ДПУ начали неофициальные переговоры с республиканцами. Это сообщение уже решительно опровергли представители юнионистов. Представитель партии Питер Робинсон, в котором сейчас, после выхода в отставку лидера юнионистов Иэна Пэйсли большинство видят его преемника, заявил, что никто из них никогда и ни в каком виде не встречался с представителями Шин Фейн до марта 2007-го года, и что лидер его партии до тех пор неоднократно публично заявлял о том, что юнионист, пошедший на контакт с республиканцами, будет исключен из партии. Однако Пауэлл утверждает, что без такой подготовительной работы невозможно было бы в одночасье увидеть за одним столом лидера Шин Фейн Джерри Адамса и непримиримого юниониста Иана Пэйсли, прозванного прессой «доктором Ноу».


Одновременно с книгой, Джонатан Пауэлл занимался съемками документального фильма, рассказывающего о длившемся почти десять лет процессе мирного урегулирования. По его словам, если бы в 98-м году, после подписания мирного соглашения, кто-то сказал ему, что над этой проблемой предстоит работать еще 9 лет, он не поверил бы. Но было слишком много примеров в других странах, когда достигнутое мирное соглашение не имело силы, если политики предполагали, что с момента подписания документа о мире всё пойдёт само собой.


В конце марта Би-Би-Си транслирует документальный фильм «Тайный миротворец». Это история об одном частном лице, бизнесмене, жившем в Серевной Ирландии, пацифисте по убеждению, несколько десятков лет прилагавшем огромные усилия для обеспечения встреч и переговоров представителей двух противоборствующих ирландских партий, а также организовавшим множество встреч между республиканцами и агентами британской МИ-5. По сути, Брендон Дадди, державший маленькую частную кофейню в Дерри, был посредником между ИРА и британскими службами безопасности. В фильме он рассказывает о том, как проходила передача сообщений, какими путями привозили представителей обоих сторон в дом его друзей или другие условленные места. В фильме также говорится, как сказалась эта роль посредника на семейной жизни Брендона Дадди и какой опасности он подвергал себя во имя прекращения войны. Однажды ему пришлось пережить четырёхчасовой допрос в собственном доме, в ходе которого ему удалось убедить ИРА в том, что он не был британским шпионом. В интервью корреспонденту Би-Би-Си Брендан Дадди заметил:



Брендан Дадди: Бытует представление о том, что все важные вещи происходят в Овальном офисе в Белом доме, или в Кремлёвском дворце съездов, или во дворце народов – или как он называется – в Китае. Знаете что? Это совсем не так. Всё происходит без формальностей и намного проще.



Елена Воронцова: После того, как кабинет Тони Блэра начал переговоры с партией Шин Фейн, и в Парламенте, и в прессе звучало недоумение по поводу того, что политики общаются с людьми, причастными к вооруженным группам. На сегодняшний день нет прямых доказательств, чтобы утверждать, что лидеры Шин Фейн лично входили в руководство Ирландской республиканской армии, как невозможно доказать и обратное. Аргумент Блэра состоял как раз в том, что необходимо вести переговоры с теми, кто имеет влияние на «людей с оружием». Что же касается неоднократно предлагаемой им встречи напрямую с военным советом ИРА, то она так и не состоялась. Лидер Шин Фейн Джерри Адамс отклонял эти предложения (однажды, правда, он допустил возможность этой встречи). Республиканцы считали, что будет лучше, если они будут вести переговоры с британцами, с одной стороны, и пытаться убедить ИРА, с другой.


Вот что сказал Пат Догерти, один из участников переговоров, в 97-м и вице-президент партии Шин Фейн.



Пат Догерти: Дело в том, что, если посмотреть на ситуацию сегодня, то видно, что встреча не была необходимой. Партия Шин Фейн тогда занималась переговорами, представляла позицию республиканцев. Но я могу подтвердить тот факт, что Тони Блэр неоднократно говорил, что был бы готов встретиться с руководством ИРА.


Когда вы занимаетесь переговорами по мирному урегулированию, то динамика всего процесса отличается от обычного хода политических дебатов в Дойле, в Ирландской Ассабмлее или в Вестминстере. В ходе переговоров о перемирии вы пытаетесь понять, кем же являются ваши оппоненты, чтобы оценить возможные пути сдвига с мёртвой точки.


Это был очень важный процесс, и необходимый. И если посмотреть на те вопросы, которые тогда казались непреодолимыми – все они были, наконец, решены. Так что у меня нет сомнений, что и оставшиеся на сегодня вопросы тоже могут быть решены, если есть ясность намерений и готовность к диалогу.



Елена Воронцова: Оглядываясь назад в своей книге, Джонатан Пауэлл считает, что республиканцы были правы, взяв на себя ведение переговоров. Он достаточно честно рассказывает об ошибках, сделанных британской стороной за годы мирного процесса, и о том, как изменилось его собственное представление о республиканцах. Пауэлл замечает, что он стал видеть множество градаций этого течения. Работая над книгой и фильмом, он снова посетил места, где проходили переговоры, и встретился с главными действующими лицами.



Джонатан Пауэлл: Все они разделают мою точку зрения: это произошло благодаря сочетанию исторических факторов и личностей. Произошла смена поколений в ИРА, Адамс и МакГинесс стали старше и поняли, что все может повторяться снова и снова, и их дети, племянники, всё молодое поколение пройдет через то же, что пришлось испытать им. Они поняли, что находятся в тупике. И то же самое поняла британская армия. Если бы в тот момент у всех не было понимания, что никто не может выиграть в таком положении, то мы никогда не смогли бы прийти к успеху путём переговоров. Поэтому и не было серьёзных переговоров в 70-е и 80-е. Произошла эта важная перемена, как и изменение положения в Ирландской республике: она стала кельтским тигром, юнионисты Ольстера больше не могли представлять эту страну как бедную и захудалую, где жизнь определяют католическое духовенство. Ольстер стал страной с богатой, динамично развивающейся экономикой, с множеством перспектив. Так что если бы не все эти перемены, успешные мирные переговоры были бы невозможны.


Но в то же время они были бы невозможны и без нужных людей, без лидеров на нужных местах .



Елена Воронцова: Сказал в интервью газете «Гардиан» бывший руководитель канцелярии британского премьера Джонатан Пауэлл. В своей книге он говорит и о спорах вокруг вывода британских войск из Ольстера между Блэром и военным руководством. Аргументом военных было наличие отдалённой опасности со стороны ИРА, тогда как лидер республиканской партии Шин Фейн Джерри Адамс считал, что присутствие британских войск делает эту опасность ближе. По словам Пауэлла, среди британского военного руководства были офицеры, подошедшие близко к тому, чтобы говорить политикам, что им делать. Но в конечном итоге всем сторонам удалось придти к соглашению. Тогда, в 2000-м году многие помнят, как прозвучало заявление от ИРА о полном разоружении и готовности допустить международных инспекторов к своим тайным арсеналам.



Джонатан Пауэлл: Тони Блэра критиковали за его мессианскую веру в свои силы и в других случаях - в случае с Ираком и так далее. Но на самом деле, если бы он не обладал этой невероятной уверенностью в том, что река может потечь в гору, я не думаю, что мы когда-либо достигли бы перемирия в Северной Ирландии. Это стало возможным именно потому, что он никогда не сдавался и продолжал упорно доводить этот процесс до конца.



Елена Воронцова: Сейчас, спустя десять лет после перемирия, многие с большим интересом прослеживают начало этого процесса, и излишне говорить, насколько важно могло бы быть применение британского опыта в процессе разрешения других конфликтов.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG