Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В галерее "Дом Нащокина" открылась выставка, посвященная кинорежиссеру Отару Иоселиани


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Андрей Шарый: В Москву из Франции приехал знаменитый кинорежиссер Отар Иоселиани. В магазине "Библио-Глобус" прошла презентация полной коллекции фильмов мастера на 19 видеодисках, а в галерее "Дом Нащокина" открылась выставка под названием "Отар Иоселиани". Здесь впервые экспонируются фотографии рабочих моментов съемок и раскадровки фильмов.



Лиля Пальвелева: Начиная с самых первых работ, с ленты «Жил певчий дрозд» о юноше столь деликатном, что он никому не мог сказать «нет», Отар Иоселиани заявил о себе как о режиссере, который испытывает любовь ко всем деталям и, казалось бы, несущественным подробностям течения жизни. Интрига, событийный ряд всегда интересовали Иоселиани меньше, чем исследование человеческой природы. На встрече со своими почитателями в «Библио-Глобусе» он поделился такими воспоминаниями…



Отар Иоселиани: Когда мы были молоды, нам всем очень хотелось, чтобы наконец-то человечество избавилось от гнета, от насилия, от кровопролитий и чтобы наступила радость на этом свете, и чтобы раз и навсегда было покончено со всем этим мракобесием. Я стал комсомольцем, а папа сидел. Я даже маме сказал, что как мне стыдно за нашу семью, мой папа - царский офицер. Мама мне ничего не говорила. Но очень быстро я все понял. И уже делая мои первые работы во ВГИКе, ни в какое светлое будущее уже не верил, а просто знал, что человеческая природа ужасна, что человеческая природа опасна, что человеческая природа так создана, и во веки веков не избавиться нам тех греховных движений души и от заблуждений тоже не избавиться.



Лиля Пальвелева: Оказывается, первоначальный творческий импульс для Иоселиани - это раздражение, даже негодование по поводу людских несовершенств. Однако, конечный результат - иной. Вот, к примеру, размышления о фильме «Пастораль»...



Отар Иоселиани: Я хотел показать крестьян алчными, злобными, завистливыми хапальщиками. Музыкантов - изощренными, утонченными бездельниками, мерзкими. И постепенно, когда я стал делать эту картину, то я им всем простил. И получилась такая картина.



Лиля Пальвелева: Все фильмы Иоселиани теперь можно увидеть, не только купив его собрание видеодисков, но и посетив галерею «Дом Нащокина». Посетитель выставки имеет возможность прикоснуться к творческой лаборатории режиссера, разглядывая такой рабочий, в общем-то, материал, как раскадровки, а затем удобно устроиться у видеоэкрана.


Что же до выставки, то все ее материалы - из личных архивов Иоселиани.



Отар Иоселиани: Я думаю, что любое произведение, которое есть результат труда, всегда приятно рассматривать, даже партитуры. Это не отдельное произведение искусства, это партитуры для фильма, больше ничего. Но так как там есть и рисунки, то рисунки разглядывать… может быть, будет всем понятно.



Лиля Пальвелева: Раскадровки всегда совпадают с конечным результатом?



Отар Иоселиани: Да, всегда.



Лиля Пальвелева: У вас уже заранее в голове кадр?



Отар Иоселиани: Не в голове, но он продуман и нарисован на бумаге.



Лиля Пальвелева: И тогда вы точно следуете этому рисунку?



Отар Иоселиани: Стараюсь как-то не отклоняться от задуманного.



Лиля Пальвелева: Идея выставки принадлежит руководителю галереи «Дом Нащокина» и главному редактору журнала «Киносценарии» Наталье Рюриковой.



Наталья Рюрикова: Мы с Отаром уже очень давно работаем, а Отар принадлежит как бы всем - России, Грузии, Франции, всем остальным, но все-таки он корнями наш, отечественный режиссер. И так как эксклюзивное право на публикацию всех своих сценариев он всегда давал нам, мне подумалось, что надо попробовать.



Лиля Пальвелева: А кто составлял эту выставку, вы или сам автор?



Наталья Рюрикова: Конечно, мы. Мы из него вытягивали, требовали, а он от нас отбивался, злился, а потом делал то, что нам нужно. Ну, естественно, помогал. Просто раздражался. Не потому, что не хотел, а потому что это нужно было куда-то лезть, где-то напрягать память. Это же жизнь целого полувека. Уже прожито так много. Для страны-то много, а для человека это еще больше.



Лиля Пальвелева: На выставке в равной мере, если говорить о количественном соотношении, представлены фотографии и раскадровки. Кто автор фотоснимков?



Наталья Рюрикова: За 50 лет их много - известных и неизвестных. Там и сам Отар участвует, там и какие-то разные люди. Так как это не печатная продукция, она не представлялась для того, чтобы выйти к народу, а это его личный архив, то все, что мы у него выудили, все, что мы за эти годы сделали, те материалы мы копили-копили… и вот они выразились в этой выставке. Мы бы дали бы еще больше фотографий, если бы он уже не послал нас куда подальше, потому что он просто устал.



Лиля Пальвелева: Выставка в «Доме Нащокина» - с явным ностальгическим оттенком. Хотели того устроители или нет, думал об этом давно покинувший Грузию и живущий во Франции кинорежиссер или не имел этого в виду, но всякий посетитель выставки неизбежно пожалеет о практически распавшихся связях между российской и грузинской культурами.


XS
SM
MD
LG