Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эхо Суздальского фестиваля в Москве



Марина Тимашева: Возможность посмотреть фильмы-призеры 13-го суздальского российского фестиваля анимационного кино у московских зрителей появилась, благодаря авторской программе Дины Годер «Мульфильмы по выходным». В клубе «Актовый зал» их видела Тамара Ляленкова.



Тамара Ляленкова: Для того, чтобы показать десяток лучших фильмов, отмеченных на фестивале анимационного кино в Суздале, понадобился даже не один, а два сеанса. И поскольку первые места традиционно разобрали мэтры - Иван Максимов, Дмитрий Геллер и Мария Муат - то кое-какие неожиданности должны были обнаружиться в конце списка. Здесь надо заметить, что по аудитории, то есть на детские и взрослые, работы не делились, но для детей мультиков было показано меньше, и те были сделаны в рамках больших проектов - «Горы самоцветов», например. Второе место за лучший фильм для детей получила Наталья Березовая. В основу ее работы «Гордый Мыш» легла осетинская сказка.



Наталья Березовая: Сказка про гордость существует практически у всех восточных народов. В одних сказках мышка решила свою дочку или сына женить, а у меня в сказке сам Мыш - горячий парень - решил посвататься не к какой-нибудь серой мышке, а пошел свататься к самому сильному, самому важному. Сюжет очень простенький, но интересно было поиграть с атмосферой. Потому что там и день, и ночь, и дождь идет, и ветер свищет, и гора камнями гремит. Немножко иррациональная сказка - некоторые действия происходят без причин и последствий, но консультанты у меня смотрели, осетины, и сказали, что по менталитету очень похоже.



Тамара Ляленкова: Мультфильмы - как сказка: читают детям, но любят все. И я спросила режиссера Сергея Меринова (фильм «Куйгорож»), трудно ли для детей сделать понятной сказку, потому что восприятие другое страшного и доброго?



Сергей Меринов: На самом деле все время оглядываешься, будет ли это понятно детям или нет. Но все-таки самый главный критерий, как Саша Татарский учил, что, в первую очередь, кино надо делать для себя. Если оно тебе нравится искренне, то, скорее всего, оно и всем остальным понравится. А уже на детей поправка идет только в том смысле, что не должно быть чего-то такого, что ты не хотел бы показать своему ребенку.



Тамара Ляленкова: А собственный ребенок, тот, который внутри, есть?



Сергей Меринов: В этом смысле тоже довольно легко делать детские фильмы, потому что и 60-летние, и 70-ление, и 80-летние мэтры – совершенные дети. Я смотрю на них и вижу, что они до сих пор ими остаются. Это большие дети. Это свойство нашей профессии. На самом деле это наше счастье и наша беда одновременно, потому что большому ребенку в жестоком мире живется довольно тяжело, а, с другой стороны, нам и вместе всегда очень здорово.



Тамара Ляленкова: Что касается пластилина, помимо того, что другая стилистика, это еще и тактильность другая?



Сергей Меринов: Это действительно очень интересный материал - живой, волшебный и абсолютно анимационный. Это уникальный материал, который сочетает в себе преимущества рисованной анимации и кукольной. От рисованной он берет подвижность, готовность к любой трансформации, гибкость, а от кукольной он берет мощную, красивую фактуру.



Тамара Ляленкова: Мой следующий собеседник - режиссер Алексей Будовский – автор фестивальной заставки - получил второе место в рейтинге на лучшую прикладную анимацию. Я попросила Алексея представить свою работу «Потерянное время в Клеркенвелле»



Алексей Будовский: У меня здесь музыкальный клип сделан по композиции английского музыканта СтивенаКолдса. Это вторая серия фильма, который я сделал пять лет назад. Герои, армада птичек, захватывают Лондон за три минуты. А теперь они идут дальше и захватывают всю планету, но птичья империя потом распадается при непредвиденных обстоятельствах.



Тамара Ляленкова: Вот этот момент для вас - анимация и музыка…



Алексей Будовский: Это мой конек, я только этим и занимаюсь. То есть я делаю мультфильм к записанному треку.



Тамара Ляленкова: Вы изначально берете музыку?



Алексей Будовский: Да. Поначалу я искал визуальный код к каждому инструменту, и по нему работал. Бас – квадратик, гитара – овальчик.



Тамара Ляленкова: А сюжет, сценарий?



Алексей Будовский: Когда я делаю свои фильмы, я работаю без сценария, без всякой подготовки. Я просто веселюсь, импровизирую и отдаюсь целиком музыке, она меня ведет от начала и до конца.



Тамара Ляленкова: Кем могут быть ваши персонажи, выросшие из музыки?



Алексей Будовский: Они уже сами отвечают на это вопрос, когда фильм готов.



Тамара Ляленкова: Работа Алексея Будовского – исключение из общего ряда. Что и понятно. Живет и работает он в Нью-Йорке, тогда как большую часть работ российских режиссеров, делающих фильмы для взрослых, объединяют характерные черты – наличие очеловеченных животных, отсутствие текста, дрожащее, пульсирующее изображение, бледные, а то и черно-белые цвета. О том, чем еще отличались фильмы 13-го фестиваля анимационного кино в Суздале, я попросила рассказать критика, члена жюри Дину Годер.



Дина Годер: В этот раз можно было увидеть много кино, мне кажется, совсем низкого качества. Самое большое несчастье у нас - сценарии. Художники есть отличные, режиссеры учатся, а вот что делать со сценаристами это просто беда. Огромное количество сопливых, сюсюкающих сценариев, в которых нет жесткого конфликта. А если человек хочет что-то важное изложить, то он так мутно излагает, так путается в сюжете, так трудно потом понять по фильму, что он хотел сообщить. Плохо с драматургами, сценарии часто пишут сами режиссеры. Сплошь и рядом мы видим в фильмах, даже занятных, интересных, даже взявших призы: здесь прокол, тут прокол, здесь не очень внятно… Хотя снято шикарно, человек талантливый, где может, проколы сценария закрывает собственным мастерством. Но, тем не менее, понятно, что для того, чтобы появилось что-то хорошее, нужен некоторый объем среднего, не говорю плохого. И вот какая-то мышечная масса уже наращена. Мне кажется, что если дальше хуже становиться не будет, если будет решена проблема с образованием, то дело пойдет.


XS
SM
MD
LG