Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины и обстоятельства трагической гибели в такой же мартовский день сорок лет назад Юрия Гагарина



Владимир Кара-Мурза: Четыре десятилетия назад мир узнал о гибели космонавта номер один Юрия Гагарина, однако до сих пор не утихают споры о причинах трагического финала того испытательного полета. Сегодня роковой мартовский день 1968 года вспоминают заслуженный летчик-испытатель СССР, летчик-космонавт Игорь Петрович Волк и поэт Андрей Дмитриевич Дементьев. Где вы были в тот мартовский день, когда вы узнали о гибели Юрия Гагарина?



Игорь Волк: В тот мартовский день я находился на аэродроме в городе Жуковском и участвовал в полетах, правда, в этот момент как раз не летал.



Владимир Кара-Мурза: Была ли для вас потрясением весть о смерти космонавта номер один?



Андрей Дементьев: Да, конечно, я просто был потрясен настолько, что ни о чем думать не мог. Во-первых, это первый космонавт - это гордость нашей страны. А кроме того, я его знал, мы были знакомы. И в свое время, когда Валентина Коганова, моя землячка, когда она взошла на орбиту своего подвига, она дружила с Юрием Алексеевичем Гагариным. И однажды, я еще жил в Калинине, это Тверь, она мне позвонила и сказала: «Слушай, приезжает Юра Гагарин, приезжай, пожалуйста, познакомишься, это же интересно очень». Я, конечно, сразу в машину и сразу уехал в Вышний Волочек. Там я познакомился с Юрием Алексеевичем Гагариным. Он меня поразил своей удивительной простотой и жизнерадостностью. Он должен был выступать там в зале перед рабочими, а перед этим мы сидели на диване втроем, Валентина Ивановна Коганова, я и Юрий Алексеевич Гагарин, и он рассказывал анекдоты. Рассказывал удивительно смешно и как-то просто очень. Но не в анекдотах дело, меня потрясло другое, не только его простота. Как-то мы почувствовали друг друга сразу, он мне книгу подписал, все это было, как будто мы давно знали друг друга. Но потрясло меня другое – меня потрясло его выступление в зале, когда выступал перед рабочими, зал был переполнен. Он выступал, рассказывал о космосе, о полете, рассказывал о своих делах целый час, не заглянув ни в какую бумажку. Причем это был рассказ не просто о впечатлениях, а это такой рассказ человека ученого. То есть я почувствовал, как хорошо все это знает, насколько подготовлен, насколько глубоко проблемами занят. И последний раз видел, так случилось, я работал в ЦК ВЛКСМ, он туда довольно часто приезжал. Вообще все космонавты приезжали после полетов в ЦК комсомола, мы там встречали и это все было как-то очень по-дружески. И за несколько дней до гибели он приехал за чем-то, видимо, может быть по делам, может быть на встречу с Сергеем Павловичем Павловым. Он приехал в ЦК, и я вышел как раз из кабинета, он спускался по лестнице. И я видел, что он как-то немного печален и как-то озабочен. Вот таким он у меня и остался в памяти, с одной стороны, очень веселым, жизнерадостным, а с другой стороны таким очень серьезным, глубоко уходящим в себя человеком.



Владимир Кара-Мурза: Летчик-космонавт Георгий Гречко, дважды Герой Советского Союза, разделяет сомнения скептиков.



Георгий Гречко: Осталась тайна гибели. Потому что Гагарин сидел спереди, а инструктор сзади. И по инструкции к этому самолету первым должен покидать самолет тот, кто сидит сзади, а там был инструктор. И он, конечно, чисто морально не мог покинуть самолет, оставив там Гагарина. А Гагарин не имел права по инструкции. Вот такая не до конца ясная. Хотя есть масса глупостей, что пьяный летел в Ташкент на футбол, что его забрали инопланетяне. Что аварию подстроил Брежнев, потому что Гагарин был популярнее Брежнева. Это, конечно, полная чушь. А до конца все-таки неясно, что было первопричиной гибели.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Петрович, сегодня опубликован ряд версий и не все из них были до этого известны общественности. Уже сорок лет засекречена история гибели Юрия Гагарина и Владимира Серегина. Как по-вашему, картина, которая изображается в прессе, соответствует правилам летных испытаний?



Игорь Волк: Нет, не соответствует. Во-первых, у него полет был, не летные испытания, а тренировочный полет, что было в то время абсолютно нормально для всех летающих и собирающихся летать космонавтов. Поэтому был нормальный тренировочный полет, который таким образом закончился.



Владимир Кара-Мурза: А как руководство страны относилось к Юрию Гагарину? Не секрет, что он был любимцем Хрущева, а уже три года как правил Брежнев.



Андрей Дементьев: Вы знаете, насколько я чувствовал и видел на каких-то встречах, съездах наших комсомольских, на праздниках, отношение у всех было замечательное. Говорить о том, что Брежнев ревновал к его славе, по-моему, смешно. Да, Хрущев его любил очень, это было видно даже по тому, как он слетал и рапорт отдавал. Его любили все. Я так думаю, я не специалист, я могу говорить только о каких-то впечатлениях, я думаю, что просто произошел несчастный случай, что довольно часто бывает в авиации. Единственное, что всех тогда занимало и мы были обеспокоены тем, что тревожило, у нас было сожаление, у всего народа: зачем разрешили летать? Человек уже совершил подвиг, он уже утвердил наше первенство в космосе и надо его беречь. Тренировочные полеты для молодых летчиков, для молодых космонавтов обязательно, для Юрия Алексеевича Гагарина было необязательно.



Владимир Кара-Мурза: Полковник запаса Виктор Алкснис, член депутатского объединения «Авиация и космонавтка» в Государственной думе прошлого созыва, с юных лет преклоняется перед Юрием Гагариным.



Виктор Алкснис: Выбирали Гагарина отнюдь не по качествам летчика или космонавта, а в первую очередь по тому, как он выглядит. То есть он сумел понравиться высшему руководству, именно потому, что он понравился, то его и сделали. Я так думаю, что отношение высшего руководства было отнюдь не ревнивым, а наоборот практическим. То есть он для них как сын, который совершил этот подвиг. Надо признать, что очень удачный был выбор сделан, Юрий Алексеевич обладал талантом нравиться людям. Это был симпатичный, веселый человек, который с первого взгляда вызывал симпатии к себе. Тогда Гагарин был известен всей планете, не только нашей стране. И действительно миллионы людей его любили, обожали и готовы были носить на руках. Я могу сказать, что к расследованию этого происшествия, этой катастрофы были привлечены лучшие кадры авиационные, лучшие научные кадры. И тогда, я считаю, что расследование было проведено на достаточно высоком уровне и новое расследование ничего нового не даст.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Петрович, не секрет, что Гагарин готовился к полету по лунной программе СССР, не стала ли его гибель провозвестником кризиса всей отечественной космонавтики?



Игорь Волк: Нет, я так не считаю. Потому что никаким образом связано быть не может. Вы знаете, профессия летчика, бывает много случаев, когда судьба распоряжается нашими жизнями и не всегда удается выйти из этого положения. Поэтому никак не связана его готовность к лунной программе и тогда никак не связана с крахом, потому что после этого много было достижений. Я бы не стал так акцентировать внимание на этом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Почему погиб Чкалов? Тоже никто не знает. Такие люди не нужны режиму, очень светлые, честные и очень красивые. Я видел издалека Гагарина и хорошо помню тот день, когда он погиб. И хотел бы отметить, что когда хоронили Гагарина, вокруг цинично говорили люди: понятно, Гагарина кладут в кремлевскую стену. Почему же этого безродного полковника Серегина? Хотя он был командиром полка и летчик-снайпер, заслуженный человек. Люди вокруг отмечали это и мне запомнилось. Очень горько, что такие люди тогда были.



Владимир Кара-Мурза: Не секрет, что Владимир Серегин был героем войны и фронтовиком. Помните ли вы день похорон Юрия Гагарина, какие впечатления у вас остались от того дня?



Андрей Дементьев: Вы знаете, когда погибает такой человек, как Юрий Алексеевич Гагарин, еще в таком молодом возрасте, конечно, это было страшно. Вся страна была как одна семья, в которой погиб очень близкий, самый главный член семьи. Поэтому тут ничего сказать невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Олег Попцов, бывший первый секретарь ленинградского обкома комсомола, впоследствии председатель ВГТРК, в тот день потерял товарища по общему делу.



Олег Попцов: Я его знал лично, именно Гагарин научил меня кататься на водных лыжах. Мы отдыхали вместе с ним и много разговаривали, много общались. Я вспоминаю, как он там выступал перед лагерем пионеров. Надо было видеть детей, как они буквально все, это была предстартовая площадка, когда каждый из них хотел взлететь в космос и повторить подвиг Гагарина. Я вижу, как он смеялся, я вижу, как он предлагал сыграть партию в бильярд. Я вижу, как он мне говорил, как надо стоять на водных лыжах. Меня поставил, и мы раздвоено ехали рядом на несколько километров вдоль побережья и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Хочу сказать, что Гагарин был действительно великий летчик от бога, и он спас космический полет, когда ракета начала крутиться. Он совершил действительно подвиг, а не просто сидел там. И у меня вопрос космонавту, который у вас присутствует, Волку: что чувствует летчик, особенно такого высокого уровня, как Гагарин, которого сажают в золотую клетку и отлучают от любимого дела? Хотя он полон планов, он готов лететь, может много сделать, действительно талантлив. Что чувствует такого уровня космонавт, когда ему нет возможности совершить очередной полет, очередное дело?



Игорь Волк: Знаете, я не совсем согласен, потому что его не сажали в золотую клетку. От того, что он полетел, до того были такие, что не стоило было вообще пускать, посадить в золотую клетку. Разве можно человека такого таланта, такого уровня посадить куда-то? Поэтому он был готов лететь, перед этим было сказано, что он готовился к полетам на Луну. То же самое, он все время был живым человеком. Вообще это был удивительный человек. Я считаю, что в будущем может быть, хотя вряд ли теперь, такие люди только и должны быть как он, потому что он является примером для меня, как несколько человек на этой планете, как Экзюпери, как Юрий Горнаев, тоже такого же типа человек.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Петрович, а какую репутацию среди ваших коллег летчиков-испытателей имел МИГ-15, на котором погиб Юрий Гагарин и Владимир Серегин?



Игорь Волк: Вы знаете, это прекрасный самолет, один из лучших самолетов во всяком случае того времени. Просто даже, хотя МИГ-17 был более совершенный, здесь было поймано что-то самое лучшее. Это лучший самолет, на котором можно было готовить летчиков любого уровня от простого пилота, который потом идет в полк, так до летчика-испытателя. Это во всяком случае машина, на которой все проходили первую подготовку в «штопорах». «Штопор» – это как раз МИГ-15.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из подмосковного Королева от радиослушателя Валерия Аркадьевича.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, когда говорят, что ракета крутилась - это чистый бред, товарищи не разбираются в технике. Что касается полета Гагарина, конечно, случайность в его судьбе, на его месте мог оказаться и Герман Титов, безусловно. Я сегодня помятую то, что мне в свое время приходилось беседовать с людьми, которые были членами комиссии по разбору причин гибели. Я считаю, что на эту тему подальше средства массовой информации и засекретить надолго, чтобы святое имя Юрия Алексеевича сохранилось в веках. Еще одна существенная деталь: вспомнили сегодня, а уже вы знаете массу фактов, когда спрашивают молодежь, кто первый полетел в космос, они называют американца. Вот о чем надо говорить. Почему Гагарина забывают?



Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете беспамятство наших соотечественников, которые начали забывать героев космоса?



Андрей Дементьев: Я думаю, что это виновато государство, виноваты средства массовой информации, все мы, потому что нельзя этого забывать и надо воспитывать молодежь особенно. Дело все в том, что какая-то часть молодежи вообще необразованна. И сейчас бывают случаи, когда не знают самых знаменитых, самых великих людей, которые прославили наше отечество. Когда в Великую отечественную войну путают Жукова с Кутузовым или когда меня по телефону спрашивают, а кто Чингиз Айтматов и не знают Юрия Гагарина - это уже говорит о том, что у нас какие-то очень серьезные пробелы в воспитании, какие-то очень серьезные пробелы в нашем отношении к истории. Поэтому это очень печально. И это, кстати, опасно, потому что из людей выходит или даже не заходит чувство патриотизма, без которого невозможно ни жить, ни работать. Потому что мы все пришли на эту землю, чтобы ее украшать и чтобы ее любить. Поэтому, например, просто невероятно обидно, как можно забывать, кто такой Юрий Алексеевич Гагарин, что он первый космонавт в мире был. И если забывают на его родине - это печально.



Владимир Кара-Мурза: Имел ли Гагарин задатки государственного деятеля? Не секрет, что многие его коллеги-космонавты в наше время стали депутатами Государственной думы и так далее.



Андрей Дементьев: Вы знаете, я думаю, что он так же и другие депутаты Государственной думы, которые были космонавтами, я некоторых космонавтов хорошо знал, и Георгия Берегового хорошо знал, Бориса Волынова я знаю, в добрых отношениях, Алексея Архиповича Леонова и так далее. Это люди очень живые, очень непосредственные. Я думаю, что они в душе не столь политики, сколько важно было имя, свет их подвига, свет успеха, чтобы это пришло к людям, в данном случае в Государственную думу, в политику. Каждый из них не думал, что надо заниматься политикой, что он для этого рожден. Нет, это просто уважение к ним и дань уважения, чтобы были всегда на виду и решали какие-то проблемы, которые, я думаю, просто по-человечески они решали правильно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Мне довелось принимать участие в разработке «Бурана» и так далее. Я хочу сказать следующее: Андрей Дмитриевич сказал, что виноваты средства массовой информации, не знают, кто такой Гагарин, пробелы в знании истории. В 86 году господин Андрей Дементьев был редактор «Юности» и именно там разносили наше тоталитарное прошлое. Мы работали, вкалывали на полигонах, а в «Юности» это время печаталось такое, что я просто давался диву. Это был тоталитарный режим, все из-под палки делалось, доносы, бог знает что. Вы сами знаете, какие публикации были. Так что, Андрей Дмитриевич, разделите вину.



Андрей Дементьев: Вину мы будем делить все. Но на счет журнала я бы попросил поосторожнее. Потому что журнал такой популярный, он столько писал о молодежи, столько писал о подвигах, столько писал о хороших людях, что 3300 тысяч и подписаться было невозможно. О чем вы говорите? Это очень облыжно. Вы предъявите факты, называйте фамилии, называйте произведения, которые бы критиковали то, о чем мы сейчас говорим или которые бы компрометировали нашу жизнь ту высокую, о которой мы говорим. Простите меня, я просто не люблю, когда говорят облыжно. Каждая позиция должна быть подтверждена фактами.



Владимир Кара-Мурза: Я подписчик был журнала «Юность», я знаю, что там публиковалось «100 дней до приказа» - это было про армию нашу. А про космонавтику ничего плохого в журнале «Юность» не было. Пытаются ли сейчас использовать авторитет космонавтов в политических целях? На своем примере может быть приведете.



Игорь Волк: Боюсь, что о нас просто забыли. Во всяком случае я, например, не получил ни одного поздравления с момента 90 годов. Поэтому, наверное, постольку поскольку космонавты идут баллотироваться в Государственную думу, наверное, там используют, потому что это такой орган, который зависит от государства, так же как и государство от него зависит.



Владимир Кара-Мурза: А когда, по-вашему, стал падать престиж космической отрасли? В каком году, напомните, вы полетели в космос?



Игорь Волк: Я полетел в космос в 84 году, это еще был Советский Союз. После этого я поднимал «Буран» и проводил на нем испытания. Поэтому у меня, слава богу, жизнь сложилось. С моей точки зрения, как только прекратил существование Советский Союз, так и прекратилась любовь к космосу.



Владимир Кара-Мурза: Говорят о нерентабельности этой отрасли. Правда ли это?



Игорь Волк: Нет, это неправда, отрасль весьма рентабельна и она необходима для народного хозяйства не только какой-то страны, а для всего мира. Я думаю, сейчас невозможно представить, что было бы с нами, если не работал или вдруг ослепили все спутники Земли. Но это даже в страшном сне трудно представить, что было бы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея Владимировича.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу сказать, что делается для увековечивания такого великого человека светлого, как Юрий Алексеевич Гагарин? Надо музей сделать, где бы рассказывалось о его личной жизни, книги выпускать о космонавтах и Гагарине.



Владимир Кара-Мурза: Достаточно ли увековечена память первого космонавта России? Вы сказали, из Советского Союза, почему о нем так мало знает молодежь.



Андрей Дементьев: Я думаю, что недостаточно. Вот стоит у нас в Москве памятник Юрию Алексеевичу Гагарину, но мало издается книг, мало бывает фильмов. Нужно придумать интересные конференции, фестивали, чтобы Гагарин был незримо светом и символом этих фестивалей. Потому что молодежь любит игры, любит романтику, а Гагарин как раз тот человек, который тоже это все любил, он был очень молод. И я думаю, мы должны об этом подумать, как заинтересовать историей космонавтики, как заинтересовать биографией замечательных людей, они все необычные наши космонавты. А Гагарин - особый случай, особый человек. Поэтому очень большая предстоит работа. Когда был комсомол, то все-таки комсомол больше занимался пропагандой космоса, воспитанием традиций хороших, а сейчас все это пущено на самотек.



Владимир Кара-Мурза: Хранят ли в Звездном городке память о первом космонавте планеты?



Игорь Волк: В Звездном городке память как раз память постоянно поддерживается, потому что там тоже есть памятник в Звездном городке и все практически полеты начинаются оттуда, то есть приходят экипажи к памятнику Гагарина и люди, которые живут в этом городе, все приглашенные - это традиция, которая неизменно выполняется. Я бы хотел вернуться к предыдущему вопросу насчет памяти о Юрии Гагарине. Вы знаете, недалеко будет 50 лет, когда он совершил беспримерный подвиг всего человечества. И на месте Гагарина предполагалось построить не только обелиск, а там целый городок должен быть построен. И такое архитектурное решение есть. Но до сих пор, к сожалению, саратовские начальники, губернатор не выделили землю, чтобы там был сделан такой парк, который мог бы принимать людей со всего мира. Самое главное, что там земли потихоньку захватываются, строятся дачи, в конце концов это может превратиться в один монумент, который стоит, который придется красить и ничего более. Вот это очень печально. И я хотел бы, если это как-то поможет повлиять, чтобы правительство Саратовской области, и правительство России, потому что времени осталось мало.



Владимир Кара-Мурза: Герой Советского Союза Валентин Варенников, генерал армии, знаменосец Парада победы, лично знал Юрия Гагарина.



Валентин Варенников: Юрий Гагарин, конечно, это личность, которая навечно прославила наш народ своими действиями по освоению космоса. Юрий Гагарин – это и гордость всего человечества. Именно он показал всему человечеству, что космос достижим. Я лично с ним встречался и у меня самые высокие чувства к человеку, который доступен для любого. Мне приятно было видеть, как его нарасхват хватали везде, где он ни появлялся у нас в стране и за рубежом. Мы, конечно, с учетом этого юбилея сорокалетнего искренне благодарны тому, что он сделал. Навечно останется в памяти Юрий Гагарин, и мы вечно все всегда будем благодарны ему.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Анатольевича.



Слушатель: Извините, пожалуйста, я хотел уточнить вопрос у Игоря Петровича. Скажите, пожалуйста, в прессе была информация, что Гагарин не просто слетал в космос, а он совершил именно подвиг тем, что там была внештатная ситуация, вращение возникло, и он сумел преодолеть. Был ли этот факт или это в прессе неправильно пишут ученые?



Игорь Волк: Вы знаете, что такое аппарат, находящийся в космосе? Он всегда вращается. Поэтому вопрос тут просто не совсем интерпретируется правильно. Здесь ничего ненормального нет, и у космонавта есть ручки, которые можно, если это надо, он всегда прекратит вращение. И мало того, в принципе даже ручное управление посадкой предусмотрено в любых полетах. Так что к этому готовятся, этому тренируются, здесь ничего такого нет. Как подать каждый случай, который у нас происходит.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. У меня вопрос господину Волку и касается он не Гагарина, тут все понятно мне, а касается первого полета американцев на Луну, я имею Армстронга, Коллинза и кажется Вилкинсона, если я не ошибаюсь. Сейчас поползли какие-то странные слухи, что никакого полета не было, а все это было снято в студии. А в качестве примера приводили, что флаг якобы колышется под ветром. Я хотел выяснить, так это или не так, в чем дело, почему так?



Игорь Волк: Попытаюсь объяснить, хотя это мои личные домыслы. То, что американцы были на Луне - это тут, как говорится, и спорить не надо. Другое дело, это, как правило, передергивание - это наперсточники. Суть заключается в том, вы можете себе представить, да, действительно, фильм сделан был, я так считаю, на студии. Потому что вы представляете, что брать на Луну профессиональную камеру, с которой работают операторы, принципиально невозможно, а тем более в то время. Естественно, съемки, которые там были - это были маленькие аппараты, которые были вмонтированы в скафандр. Но сам по себе факт нахождения человека на Луне - это феноменально. Разве плохо, что об этом рассказали люди, только приукрасили некоторыми эффектами, которые, естественно, реально в космосе снять было невозможно. С моей точки зрения, это сделано было профессионально и правильно.



Владимир Кара-Мурза: Еще есть версия, что флаг был сделан их фольги, поэтому просто так и стоял без всякого ветра в естественном положении. Слушаем москвича Игоря Анатольевича.



Слушатель: У меня такой вопрос, теперь уже вопреки традиции все хвалить. Это разговор был у картины Алексея Архиповича Леонова, где на месте гибели Юрия Гагарина церковь стоит. Поскольку самого Алексея Архиповича не было, я говорил с Губаревым Алексеем Александровичем. Я сказал, что как это уместно ли, церковь не на месте гибели, а рядом. Юрий Алексеевич однажды очень богохульствовал при жизни и был такой плакат, он смотрит в небо и говорит: «А Бога там нет». А какой-то школьник или школьница подписали: «А ты не туда смотришь». Я сказал, что ведь это тема очень опасная и осторожная. А кто будет богохульствовать, с тем будут происходить такие же загадочные явления.



Игорь Волк: Вы знаете, я только могу сказать, конечно, этот факт вряд ли кто-то проверить может, только тот, кто это действительно видел или слышал, во что я не очень верю. Сам по себе Юра был совсем другого плана человек, чтобы таким образом говорить, а тем более после того, как он побывал в космосе и вернулся живым и здоровым на землю. Поэтому я тут весьма сомневаюсь, что такой факт был.



Владимир Кара-Мурза: Уместны ли церковные памятники в честь первых покорителей космоса?



Андрей Дементьев: Это вопрос очень сложный. Дело в том, что у нас в России религия разная есть - и буддизм, и иудаизм, и ислам, и православие, католики. Я не знаю, насколько был верующим человеком Юрий Алексеевич Гагарин - это вопрос деликатный, я думаю, что может быть не обсуждать надо, а решить с теми людьми, с теми представителями, которые занимаются этим. Меня вот что беспокоит, я хотел бы предложение сделать. Вот то, что забывают Юрия Алексеевича Гагарина, то, что к его имени недостаточное внимание в наше время, а прошло не так много лет, я думаю, что нам надо, если вы согласитесь, из этой передачи, в которой участвуют такие уважаемые люди, сейчас надо выписать эти критические замечания, пожелания и послать в правительство. Потому что от правительства зависит, как будет дальше обстоять дело с вниманием, с уважением, с памятью Юрия Алексеевича Гагарина.



Владимир Кара-Мурза: Бывший уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Олег Миронов в 68 году потерял кумира своей молодости.



Олег Миронов: Я прекрасно помню день 12 апреля, когда Юрий Гагарин полетел в космос. Я был студентом саратовского юридического института и впервые я увидел такую стихийную демонстрацию, проявление ликования и радости. Студенты всех вузов на эту громадную центральную площадь города в этот весенний яркий солнечный день вышли вместе с преподавателями. Это действительно был восторг, ликование, гордость за свою страну, за свой народ. Это настоящая была радость. Поэтому с Гагариным у меня связаны самые лучшие воспоминания моей юности, он олицетворял нашу эпоху, олицетворял нашего советского прекрасного человека.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из подмосковного Королева от радиослушателя Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Я каждый раз, когда проезжаю по Ленинскому проспекту, смотрю на этот памятник. Мне кажется, он своеобразным выглядит немым укором и для нашей оффшорной элиты, и для нас для всех. Смотрит он на эти рекламы «Пепси-колы» и «Мальборо». Мы как всегда, что имеем, не храним, потерявши плачем. Я хочу обратиться к Андрею Дмитриевичу. Ваш журнал «Юность», я был старшеклассником в одном далеком городке маленьком, мы зачитывали его до дыр, он ходил по рукам и во многом формировались не без влияния вашего журнала. Пользуясь редким случаем, хочу сказать вам спасибо. А то, что у нас очень много словоблудов, которые не только Гагарина, не только Россию, но и собственного отца не пожалеют ради красного словца, относитесь к этому спокойно. Спасибо вам, Андрей Дмитриевич.



Андрей Дементьев: Спасибо большое.



Владимир Кара-Мурза: Кстати, как вы относитесь к коммерциализации памяти наших героев? Прошла информация, что будет платным вход на Мамаев курган.



Андрей Дементьев: Плохо я отношусь. Вообще все, что связано с нашей славой, с нашей трагедией, с Великой отечественной войной, с историей, в которой участвовали миллионы людей, отдавали свои жизни, верили, боролись, понимаете, это суть нашей жизни. И никакая коммерциализация не должна быть, потому что есть святые вещи, которые не ценятся деньгами, никакими деньгами их не оценишь и не купишь. Потому что это превыше всего - это часть нашего духовного мира, нашего общества. Поэтому тут, простите, но даже обсуждать нельзя. Пусть правительство берет на себя все расходы, я не знаю, как они будут олигархов привлекать, кого-то еще, но это все, что касается нашей истории великой и великих людей, должно быть доступно для каждого человека.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня был захвачен московский планетарий, он уже не работает полтора десятилетия, во многом этим объясняется падение интереса к космонавтике. Как вы относитесь к этому событию то, что пытаются превратить в коммерческий ресторан?



Игорь Волк: Как тут к этому можно относиться? Это одно из достижений человека, который научился задолго до полетов смотреть на небо и мечтать о том, что произошло, в конце концов. На сегодняшний день идет передел собственности не только такого уровня. Заводы авиационные пропадают, исчезают, поэтому это такой беспредел, который невозможно оценить, чем это все закончится.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Я хотел задать вопрос: скажите, нужно как брэнд защитить имя Гагарина. Потому что все чаще в юмористических программах обыгрываем этот памятник на проспекте и в мультфильмах животных называют Гагариным. Есть мультфильм о муравье, который залез на бадминтонный шарик и бадминтон гоняет туда-сюда и назвали его Гагариным. Сейчас семья Гагарина судится, что всякие вымыслы, что незаконные дети, фильмы снимаются и многое другое. Может быть как-то запретить полоскать это имя?



Владимир Кара-Мурза: Плохо ли что имя Гагарина стало нарицательным?



Андрей Дементьев: Конечно. Ничего святого уже не стало. Потому что можно во имя дешевой популярности, во имя, чтобы себе на чем-то сделать имя, я имею в виду журналистов, могут попирать все самое дорогое для нас, тут даже двух мнений быть не может. И надо следить за этим. Я думаю, что в принципе должен быть или указ или статья в конституции о том, чтобы наказывали за богохульство, наказывали за то, что высокие наши идеалы затаптываются во имя денег, во имя прибыли, во имя доходов людей нечестных, без роду, без племени. Вот чем надо заниматься, потому что без этого нет будущего. Об этом говорил Александр Сергеевич Пушкин и не один раз.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Я 60 года рождения и хочу сказать, что журнал «Юность» в наше время был одним из любимых журналов, он был лучом света, что было возможно тогда, и будил мысль и так далее. А вопрос у меня такой, возвращаясь к катастрофе с Гагариным. Как вы думаете, остались какие-то материалы закрытые, которые могут добавить информацию об этом или в принципе сейчас все данные расследования неизвестны и нам не на что надеяться?



Владимир Кара-Мурза: Возвращались авторы журнала к теме гибели Гагарина?



Андрей Дементьев: Да, мы писали. Вы знаете, в свое время у нас даже член редколлегии был дважды герой Советского Союза Александр Серебров. И помню, как космонавты, когда летали, они брали с собой журнал «Юность», оттуда нам потом передавали свои впечатления, мы печатали это все. А о Юрии Алексеевиче Гагарине, конечно, мы писали. Если поднять подшивки нашего журнала, то это все можно еще раз прочесть. Но, как говорится, о печальном и трагическом много говорить не будешь, все это в душе, все это мы переживаем. Я, например, переживаю до сих пор, потому что у меня перед глазами его образ, его облик, такой улыбающийся удивительной улыбкой, совершенно открытый человек. Часть, такая капля, замечательная чистая капля нашего народа. Это все удивительно. И конечно, не только мы, не только наш журнал, все писали об этом, все говорили. И когда он полетел и вернулся, его поздравляли и когда он погиб, то страна горевала так, что сейчас об этом даже трудно говорить.



Владимир Кара-Мурза: Ветеран Великой Отечественной войны Николай Титов, бывший начальник штаба Объединенных сил Варшавского договора, скорбит об уходе эпохи Гагарина.



Николай Титов: Эпоха Гагарина, наша эпоха старшего поколения – это была эпоха созидания. Мы творили во всех областях. Гагарины были не только в космосе, потому что начало пути нашего. Да, Гагарин положил этому начало. А в принципе во всех областях. А целина, а строительство дорог, а строительство техники, вооружений новых - это все было результатом того, что молодежь творила. Молодежь БАМ строила, молодежь войну выиграла, молодежь, я в 22 года под Ржевом командовал полком. Гагарин был олицетворением нашей политики, наших успехов, поэтому для нас гибель Гагарина была потрясением для народа.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, я не собирался звонить, о Гагарине как о человеке, хоть я его хорошо помню как человека, можно говорить как о святом человеке, который сумел остаться человеком после того, что он совершил. Мне кажется, нам надо задуматься, каким образом для нас люди перестают существовать, живые люди, то есть для современного поколения просто не существуют, существует бог знает какая грязь.



Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, почему мальчишки современные не играют в «Гагарина»?



Игорь Волк: А чего они видят на сегодняшний день, какие фильмы? Давайте смотреть, где формируется сознание этих молодых людей. Общество как раз и должно быть, все упирают, что должно быть в семье, когда все вокруг распадается, и мы ничего хорошего не видим. Откуда они, многие не знают на сегодняшний день. Когда последняя публикация о Гагарине была? Только когда праздники наступают - это же ненормально. Поэтому я согласен, что много вещей, которые на сегодняшний день. Раньше не только журналы и радио, но и кино - это воспитывало людей будущего, от которых зависит жизнь страны и своя собственная судьба.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Хочу так же выразить благодарность Андрею Дементьеву за перестроечную «Юность». Два вопроса хочу задать. Сегодня столько стенаний было по поводу российского образования. Вы как относитесь к тому, что российское образование получает 3% из госбюджета, страны Западной Европы 12, а Япония 15? И второе: я хорошо помню Гагарина - это был выходец из народа, это был действительный, а не выдуманный авторитет. Это был лучший представитель за границей России. Вы помните его знаменитую фразу «Поехали!», которая звучала по всему миру. И у меня такой вопрос: прошло 40 лет, откуда такое неуважение к собственному народу, что до сих пор скрываются факты его гибели?



Владимир Кара-Мурза: Об образовании говорили.



Андрей Дементьев: Образование, я должен сказать, я много раз об этом говорил и все понимают, что образование на сегодняшний день, к сожалению, находится на более низком уровне, чем это было 25-30 лет назад. Неслучайно сто тысяч людей интеллектуального труда покинули нашу страну, потому что они не востребованы, потому что им не создаются те условия, которые необходимы. Всегда во всем мире ценилось наше образование. И люди, которые у нас учились, которые кончали высшую школу, в большинстве своем были очень профессиональные люди. И очень жаль, что наше государство, наше правительство уделяет образованию не такое значительное внимание, которое оно требует. Потому что без знаний, без профессионалов высокого касса мы не пойдем вперед, страна наша не получит тех успехов, которые должны быть у нас. Мы великая держава - вот в чем дело.



Владимир Кара-Мурза: Андрей Дмитриевич, вы много бываете за границей. Помнят ли за рубежом Юрия Гагарина? Пять лет назад погиб первый израильский космонавт, тоже нация рассчитывала, что он будет первым израильским человеком в космосе.



Андрей Дементьев: Вы знаете, Гагарина помнят везде. Я вам должно сказать, что мне приходилось много ездить, встречаться с разными людьми и так далее. Я должен сказать, что Гагарина знают, особенно старшее поколение. Вот молодежь, о чем мы говорили, знает меньше. Но это наша вина общая.



Владимир Кара-Мурза: Участвуете ли вы как-то в популяризации истории отечественной космонавтики и нуждается ли в увековечивании память о первом космонавте планеты?



Игорь Волк: Если честно говорить, я себя не могу причислить к профессиональным космонавтам, потому что я попал туда через самолеты и поэтому я больше принимаю участия в популяризации авиации. И во всяком случае по мере своих сил пытаюсь спасти то, что можно спасти в нашей отрасли. Поэтому в этом я принимаю активнейшее участие, не могу сказать, что достижения большие, потому что в нашей стране что-то продвигать очень сложно.



Владимир Кара-Мурза: Нужно ли напоминать новому поколению о великих космонавтах Гагарине, Титове, которые уже ушли из жизни?



Игорь Волк: Не только необходимо. С моей точки зрения, я еще раз хотел обратить внимание то, что у нас через три года 50 лет как он совершил свой полет. Поэтому я все-таки надеюсь, что мы сделаем прекрасный памятник и чтобы люди всего мира могли приезжать на саратовскую землю.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG