Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День Воли не видать. Как в Белоруссии перевоспитывают «неправильных» граждан


В квартирах независимых журналистов проводятся обыски

В квартирах независимых журналистов проводятся обыски

Напряженной выдалась уходящая неделя для Белоруссии: демократическая общественность страны отмечала День Воли - 90 лет со дня образования Белорусской Народной Республики (БНР). Однако праздничное шествие в центре Минска было жестоко подавлено спецназом: более ста человек были задержаны, многие из участников акции, включая журналистов, избиты.


Белорусская Народная Республика появилась на европейской карте 25 марта 1918 года. Однако, просуществовав немногим более года, белорусская государственность «растворилась» на стыке двух враждующих систем – советской России и имперской Германии.


Как считает историк Валентин Мазец, если бы не было того опыта, не было бы и современной Белоруссии. А значит - и сегодняшней власти: «Безусловно, провозглашение независимости БНР, с одной стороны, можно считать важным этапом в становлении белорусской государственности. Оно привело к тому, что была поднята на очень высокий уровень планка в развитии белорусской национальной идеи. С другой стороны, провозгласив Уставными грамотами демократические свободы, права человека, создатели БНР в условиях оккупации объективно не могли реализовать то, что провозгласили». В итоге практически все руководство БНР впоследствии было репрессировано и расстреляно, лишь некоторым государственным деятелям удалось эмигрировать.


Практика категорического неприятия событий 90-летней давности на официальном уровне сохраняется и в современной Белоруссии. Самые жестокие разгоны демонстраций и аресты оппозиционеров приходятся именно на День Воли. Напомню, что именно 25 марта 2006 года был задержан экс-кандидат на президентских выборах Александр Козулин, впоследствии осужденный на пять с половиной лет лишения свободы за «организацию массовых беспорядков».


Нынешний год не стал исключением. Более ста демонстрантов задержаны во время юбилейного шествия в Минске вечером 25 марта. 26 человек приговорены к различным срокам административных арестов, три десятка будут выплачивать огромные штрафы. Многие при задержании жестоко избиты – всю следующую ночь врачи 9-й клинической больницы Минска зашивали головы молодым людям, пострадавшим в стычках с экипированными бойцами спецназа.


Досталось и журналистам: если съемочная группа Национального литовского телевидения отделалась конфискацией видеоматериала и поломанной видеокамерой, то щуплому фотокорреспонденту старейшей белорусской газеты «Наша нива» Андрею Лянкевичу омоновские «переростки» едва не сломали нос.


«Я попал между двумя шеренгами спецназовцев, которые сходились, и просто не успел из ловушки выбраться, - рассказывает он. - Фотографировал и не увидел, что они подошли сзади. Коллеги к этому времени уже разбежались. Когда заметил экипированных милиционеров, они были уже очень близко. Начал бежать вдоль строя, пытаясь найти «пробел» в шеренге. Обычно в таких случаях они выпускают, видя, что ты - фотограф. Тем более, я кричал: «Пустите, пресса!» К сожалению, не выпустили из оцепления. Ну, и меня «пригвоздили» к следующей шеренге омоновцев, которые держали в окружении других людей. Когда они соединились, началась толкучка, суматоха, приведшая к массовым задержаниям. Сам я мало что видел, был прижат к щитам - спецназовцы выше меня, из-за них не много можно было увидеть».


Коллега Андрея Лянкевича, корреспондент «Нашей Нивы» Семен Печенко побоев избежал, однако за «участие в несанкционированной акции» на 15 суток угодил за решетку. Суд не принял во внимание то, что Печенко, как и свидетельствовавшие на суде против него спецназовцы, исполнял свои профессиональные обязанности.


Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько считает, что, хотя было обидно и больно, но кровь 25 марта проливалась не зря: «Я все-таки вижу в том, что произошло, и серьезный плюс. Да, это дается большой ценой, десятками избитых людей, судебными процессами. Но Лукашенко – вольно или невольно, способствует повышению интереса к Белоруссии, к белорусской проблеме. Я абсолютно убежден: после 25 марта не один десяток политиков в Европе и США внесут белорусский вопрос в свой ежедневник и начнут интересоваться: что же там происходит? Таким образом, благодаря Лукашенко, мы можем перевести белорусский вопрос из раздела «разное» в основную повестку дня».


Генерал Николай Чергинец, сам в прошлом милицейский чиновник, а сейчас член Национального собрания Белоруссии, считает, что оппозиционеры целенаправленно шли под милицийские дубинки:


«К чему приурочены эти провокации (другого слова нет). Было запрещено проводить сборища в местах, которые нарушают общественный порядок, мешают движению и нормальной жизни города. Были определены специальные площадки. Они туда не пошли. А пришли, чтобы их зафиксировали телекамеры западных стран и подали на весь мир как произвол властей. Никакого произвола не было. Люди нарушили общественный порядок и привлечены, заметьте, к административной ответственности. А административная ответственность не является уголовной, как некоторые пытаются это подать. Это обычная мера защиты порядка в любом государстве – и в Штатах, и в европейских странах. Мы никогда не суем нос во внутренние дела государств. И наши послы не ходят на запрещенные митинги, поскольку мы уважаем законы страны, которая их принимает. Мы можем говорить, что эти законы не нравятся нам. Но это другое дело».


Как считают сами участники акции, насчет западных телекамер сенатор явно преувеличил. События следующих дней показали: скоро ни одного «неправильного» журналиста в Белоруссии просто не останется. 27 и 28 марта в Минске и регионах Белоруссии сотрудники Комитета госбезопасности провели обыски в редакциях независимых СМИ и в квартирах журналистов, сотрудничающих с зарубежными радиостанциями и телеканалами. Конфисковано большое количество компьютеров, звукозаписывающих устройств, литературы.


У гомельского журналиста Анатолия Готовчица в начале 1990-х после встречи с избирателями заночевал тогда еще депутат Верховного Совета Александр Лукашенко. Сегодня старые связи веса не имеют:


«Раздался звонок - мол, пришла сотрудница энергосбыта уточнить показания электросчетчика. После нее минуты через две заскочили четыре сотрудника КГБ и двое понятых. Они предъявили постановление на проведение обыска. В постановлении сказано: расследуется уголовное дело следственным отделом прокуратуры Минска по статье «Оскорбление президента». И по некоторой, неизвестно откуда взявшейся информации, в моей квартире в Гомеле могут находиться какие-то предметы, которые имеют отношение к делу. Не могу понять, как это можно связать воедино, поэтому считаю: все сделано, чтобы парализовать работу журналистов негосударственных СМИ. Потому что мне сказали: господа, против которых в Минске возбуждено уголовное дело, давно уехали за границу».


Заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец называет атаку на независимую прессу спланированной и тщательно срежиссированной:


«Это была продуманная акция Комитета государственной безопасности, направленная на уменьшение потока информации из Белоруссии - в первую очередь, за ее пределы. Поэтому пострадали, прежде всего, журналисты, которые сотрудничают с зарубежными СМИ. Ну, а то, что поводом придумали дело, которое было возбуждено еще несколько лет назад, а фигуранты дела давно уже не живут в Белоруссии, лишний раз доказывает, насколько искусственная такая привязка. Очень жаль, что КГБ свои усилия тратит на такого рода вещи. И эта акция – еще своеобразный посыл западному сообществу, что Белоруссия может не только освобождать политзаключенных, но и стряпать новые уголовные дела».


Такие действия властей, по словам Андрея Бастунца, могут привести к тому, что журналисты будут вынуждены переходить к конспиративным, подпольным методам работы, что в итоге приведет к еще более чувствительному обострению внутриполитической обстановки в стране.


XS
SM
MD
LG