Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Протесты накануне начала забоя детенышей тюленя в России



Ирина Лагунина: Несмотря на протест общественности, в эти дни на Белом море начинается бойня детенышей тюленя. По информации российских зоозащитников, один корабль со зверобоями на борту уже вышел в море, два других находятся в полной готовности. Предполагается, что в этом году в Архангельской области будут убиты около 25 тысяч бельков. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Российские зоозащитники, выступающие против убийства детенышей тюленя, забили тревогу в конце зимы: они собрали подписи тысяч людей, выступающих за запрет этого жестокого промысла, заручились поддержкой звезд российского шоу-бизнеса и объявили, что постараются сделать все возможное, чтобы предотвратить массовое убийство бельков – новорожденных тюленей, которые даже не могут увернуться от зверобоев. В начале марта защитники прав животных из центра «Вита» и группа российских звезд приехали в Архангельскую область, повстречались с местными чиновниками и зверобоями, провели ряд акций и объявили территорию, на которой рождаются тюлени, «Зоной, свободной от убийства». Поддавшись их энтузиазму, местный губернатор своим разовым указом запретил в этом году промысел на бельков, но вот серок – чуть более старших детенышей – отстоять не удалось. Подробностями поездки в Архангельскую область поделилась президент центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова…



Ирина Новожилова: Туда прилетали с визитом Лайма Вайкуле, Артемий Троицкий, Алена Свиридова, Александр Скляр и Виктор Гусев. Местные власти, а именно губернатор области запретил с 1 по 10 помысел бельков. А сейчас стоит вопрос, что более повзрослевшие особи все-таки будут убиваться и на промысел отправились корабли. Мы имеем напрямую контакты с местными жителями, с местными журналистами и знаем о каждом шаге, который происходит в крае. Мы здесь прогнозировать не можем. Квота по белькам была 30 тысяч, по серке в округе говорили, что неограниченно, но если я не ошибаюсь, 27, по-моему, тысяч. Планируют ловить для того, чтобы перевозить живьем на землю и в контейнерах доращивать. То есть такой варварский способ, придуманный в 70-е годы в деревне Койда. И за это даже была получена когда-то государственная премия. Смысл в том, что это такой чудовищный способ убийства детенышей тюленя, при котором новорожденные особи изымаются у матерей, перевозятся в контейнерах на берег и там содержатся до потемнения меха. То есть когда они превращаются в серку. Они находятся без питания, потому что материнское молоко тюленя заменить невозможно, оно имеет огромную жирность. Понятно, что для новорожденного тюлененка пробел в питании даже в один день – это невосполнимая утрата, так же как для любого новорожденного. И впоследствии они убиваются при помощи инъекции детелина. По мнению ученых мира, это смерть от удушья, потому что парализуются дыхательные мышцы, причем не все сразу, а группа и эта смерть может продолжаться в течение 20 минут. Мы просто потрясены тем, что все-таки это имеет место.



Любовь Чижова: Ирина, насколько я понимаю, вся проблема, вся дискуссия вертится вокруг того, что якобы не существует больше у поморов способа выжить, кроме как охотиться на тюленей, продавать их шкуры. Вы, насколько я знаю, ездили в этом году в Архангельскую область в эту экспедицию и вы общались с местными жителями.



Ирина Новожилова: Мы очень хорошо владеем ситуацией в области и мы знаем, что там есть огромное количество промыслов. Были названы цифры более 50 промыслов в каре.



Любовь Чижова: Но тем не менее, люди не хотят отказываться от этого промысла?



Ирина Новожилова: Я очень легко могу объяснить, что происходит на самом деле. На наш взгляд, спекуляция на тему того, что нет других промыслов и это единственная возможность заработка в крае, она исходит со стороны нерадивых глав хозяйств, которые как раз и развалили всю экономику в своих хозяйствах и обрекли практически на геноцид местное население. Там похоронены все этичные промыслы, людям действительно нечем заниматься, кроме как участвовать в двухнедельном забое бельков или серки. А на самом деле я хотела бы напомнить, что еще в недавнее время там собирали очень неплохие урожаи сельскохозяйственных культур, высевали овес, ячмень, то есть зерновые культуры, турнепс, репа, картофелеводство в области было развито. Там было огромное количество других промыслов, например, заготовка уникальных ягод. Там сдавались тоннами морошка, брусника, клюква, черника, грибы. Очень хорошо развиты промыслы художественной росписи по дереву. И это с удовольствием покупали те же иностранцы. Заготовка слюды велась, лесозаготовки, есть и тепличные хозяйства. То есть мы познакомились с хозяйственниками, которые, на наш взгляд, заслуживают очень большого поощрения и если бы им вверить судьбы людей, я думаю, они быстро бы восстановили край.



Любовь Чижова: Серок в этом году уже не отстоять?



Ирина Новожилова: Мы по-прежнему надеемся отстоять серку, потому что корабли только вышли, они планируют месяц находиться на льдине промысловой. И сейчас мы пытаемся объяснить, что используются рыболовецкие судна, на которых технически даже не оборудовано ничто для пребывания посторонних лиц, то есть зверобоев. На этих суднах по закону должны находятся только члены экипажа, обученные соответственным образом пребывать в условиях, если случится, экстремальных. А наймиты, которые, как правило, в течение часа обучаются, они не смогут защитить себя, а речь идет об экстремальных условиях, потому что люди подплывают к льдине, очень далеко от берега, это рваные льды Белого моря.



Любовь Чижова: По словам Ирины Новожиловой, во время их пребывания в Архангельской области здесь появилась и другая экспедиция, этнографическая, которая рассказывала местным жителя, что зверобойка – это их традиционный промысел, и отказаться от нее – значит, обречь себя на голодную смерть. Можно сказать, что началась информационная война между противниками промысла и тему, кому он выгоден. Ирина Новожилова уже упоминала о многих видах этичных промыслов, в которых могли бы работать нынешние зверобои. Им готов помочь трудоустроиться и бизнесмен Олег Продан из Архангельска – с 1999 года он развивает в области экотуризм и возит туристов на льдины – посмотреть на тюленей. Вот что он рассказывает о своем предприятии…



Олег Продан: Предприятие создано изначально под тематику Белого моря и тюленя, но переросли и практически мы готовы предоставлять экологические и туры различного уровня на нашей построенной базе круглый год. Мы построили реальную базу международного уровня в 40 километрах от Соловков на берегу Белого моря. База предназначена для круглогодичных программ, связанных с этнографическим, спортивным, экологическим, любыми видами активных форм туризма.



Любовь Чижова: Расскажите, пожалуйста, о турах, связанных непосредственно с тюленями?



Олег Продан: Они проходят как раз в период прихода сюда тюленя, то есть с конца февраля до середины марта. Вообще сам по себе тур достаточно экстремальный. Само посещение тюленей – это конек программы. Потому что программа подразумевает ознакомление с историей культуры русского Севера. Выход на лед к тюленям осуществляется с помощью вертолета, достаточно сложно, потому что льды на Белом море сложнее, чем где-либо. За все время, что я работают здесь, у нас пока никаких проблем с точки зрения безопасности людей не было.



Любовь Чижова: Олег, мы рассказываем о промысле на тюленя, об убийстве бельков, серок. Скажите, пожалуйста, экологический туризм мог бы стать альтернативой этому негуманному промыслу? Вообще сколько местных жителей задействовано, например, в вашем бизнесе?



Олег Продан: Если участь, что в бизнесе промысловом задействовано сейчас, он считается традиционным, долговременным и так далее, задействовано не более 30 поморов, то в моем предприятии, которое толком не работало, задействовано 20 жителей деревенских. И я готов их обеспечить работой, хоть все дееспособное население деревни, если мне дадут такую возможность.



Любовь Чижова: А вам дают такую возможность?



Олег Продан: Не всегда, не во всем. Это специфика области, специфика поморской психологии, наверное. Я могу сказать, что ни один вид деятельности в течение 20 дней не обеспечивает жизнь людей, давайте исходить из того.



Любовь Чижова: Ваш бизнес, ваш экологический туризм, он возможен в любое время года?



Олег Продан: Конечно. Точно так же, как жители поморской деревни в жизни никогда не занимались бездельем и только 20 дней ходили на промысел тюленя. Это ерунда, никогда такого не было. Промысел тюленей был всегда сезонной работой и то по необходимости. Сейчас в связи с открытием базы нашей реально за сезон, то есть за 20 дней, пока идет возможность общения с тюленями, только одна наша база может как раз 200 человек переварить.



Любовь Чижова: Тюлени как относятся к тому, что в то время когда у них рождаются детеныши, к ним туристы прилетают?



Олег Продан: Абсолютно спокойно. Все зависит от того, как люди как себя люди ведут. Дело в том, что мы обратили внимание на то, что не было в какой-то период времени промысла, не состоялся по каким-то причинам, выходишь на льдину, как мы в этом году пришли на льдину, там тюлень не пуганный, абсолютно ведет себя спокойно, не раздражаясь, ничего. Когда идет промысел, массовый или групповой разум, то, конечно, они напряжены. А мы выходим на льдину, 20-30, 10 тюленей – этого достаточно, чтобы человек увидел, совсем необязательно показывать ему тысячу тюленей, ему это не нужно, ему нужно с одним, с двумя маленькими пообщаться, посидеть рядом с ними, задуматься о смысле жизни и ему хорошо.



Любовь Чижова: А вы задумываетесь о смысле жизни, когда вы сидите рядом с маленькими тюленятами?



Олег Продан: Я могу сказать, что каждый выход на лед – это что-то незабываемое. К этому привыкнуть вообще невозможно. Что-то эмоциональное происходит.



Любовь Чижова: В связи с этим не могу не задать вам вопрос, как вы относитесь к убийству тюленей?



Олег Продан: Как я могу относиться? Я вообще плохо отношусь к любому убийству, не нахожу ничего хорошего и нужного. Я вообще не понимаю, как можно строить бизнес на уничтожении, неважно чего.



Любовь Чижова: Сколько стоит тур такой?



Олег Продан: Вообще туры достаточно дорогие. Но они не могут быть дешевыми по одной простой причине, что там задействованы два таких очень важных фактора, как вертолетные работы, которые очень дорогие и безопасность людей. То есть для того, чтобы обеспечить безопасность людей, чтобы этот тур не превратился в операцию по спасению, предпринимаются определенные меры. И вообще в мире экологические туры, связанные с дикой природой, будто то китовые туры, допустим, где-то на Аляске или в Новой Зеландии, те же туры в Канаде, они очень дорогие.



Любовь Чижова: А кто больше всего ездит в такие туры – россияне или иностранцы?



Олег Продан: В последние годы у меня одни россияне. Причем это люди достаточно обеспеченные, причем очень хорошо обеспеченные. В том числе по одной простой причине: они уже наелись всем, что есть – Турции, Африки, сейчас наш человек где только ни отдыхает, а вот увидеть такое и потом сказать: ребята, я был там, где очень трудно попасть. Эмоционально получают такой заряд.



Любовь Чижова: Говорил бизнесмен Олег Продан, который развивает в Архангельской области экотуризм. В этом году благодаря деятельности зоозащитников удалось остановить убийство бельков, ситуация с более старшими детенышами тюленя – серками - пока под вопросом, но, скорее всего, промысел состоится. Эксперты говорят, что остановить убийство тюленей может только специальный закон или статья в законе «О защите животных», но пока никто из российских законодателей этой проблемой не озаботился.


XS
SM
MD
LG