Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Геометрия власти. Ключевое слово «вертикаль»


«Ключевое слово» — передача о русском языке

«Ключевое слово» — передача о русском языке

23 марта политолог Лилия Шевцова в эфире Радио Свобода так прокомментировала недавние высказывания Путина и Медведева о полномочиях президента и премьер-министра в России (ведь сейчас многие гадают — кто из них будет влиятельней?):


Это, пожалуй, ирония судьбы. Люди, которые создают одну систему, сами же служат минерами и ее подрывают. Вспомните, чем занимался Владимир Путин все эти восемь лет. Он создавал египетскую пирамиду, он создавал президентскую вертикаль. А теперь одним шагом создания этой связки, тандема, Владимир Путин подложил бомбу, да еще и подошел к этой бомбе с фитилем, бомбу под президентскую вертикаль. Интервью Дмитрия Медведева отражает почти адекватно вот эту ситуацию неопределенности самой формулы власти, которую Владимир Путин и Дмитрий Медведев сейчас предлагают России.


За разъяснениями обратимся к ведущему научному сотруднику Института русского языка имени В.В. Виноградова Ларисе Шестаковой.


— Лариса Леонидовна, «президентская вертикаль», а еще говорят «вертикаль власти» — эти выражения с некоторых пор стали широко употребляться в русском языке. Они всем привычны, они не требуют разъяснений дополнительных по поводу того, что имеется в виду. Конечно же, здесь речь идет о переносном значении слова «вертикаль». Скажите, а у этого слова есть еще какие-нибудь переносные значения? Или это единственное исключение?
— На память приходит лишь производное от «вертикаль» — «вертикальный». В давней повести Стругацких «Малыш» используется такое понятие, как «вертикальный прогресс». Связано оно с переходом земного человека в статус галактического человека, то есть можно сказать с представлением о том, как человек стремится вперед, ввысь, то есть по вертикали вверх. Понятно, что «вертикальный прогресс» — это, конечно, не современное сочетание, это порождение авторов произведения.


— Более того, такое выражение употребляется только в этой книге.
— Только в этой книге, конечно. Но, я думаю, что если посмотреть, достаточно много случаев употребления прилагательного «вертикальный», мы найдем много чего интересного.


— Это означает, что у слова «вертикаль» и производных от него уже давно были некие потенции, которые сейчас реализуются в политической лексике.
— Да, в первую очередь, конечно, в политическом языке. Одну из первых фиксаций переносного употребления слова «вертикаль» можно найти в Русском толковом словаре 1994 года. Авторы этого словаря Владимир Владимирович Лопатин и Людмила Евгеньевна Лопатина. Вот там мы впервые видим сочетание «вертикаль власти».


— Кто бы мог подумать! Ведь это значит, что словосочетание, которое всем кажется порождением путинской эпохи, на самом деле появилось еще до того, как Владимир Путин стал президентом.
— Да, начали применять еще до того. Причем, хотелось бы подчеркнуть, что уже в словаре Лопатиных это сочетание дается с пометой «переносное», то есть подчеркивается переносный характер употребления слова «вертикаль» в этом выражении. Толкуется оно в названном мною словаре как «центральные органы и соответствующие подчиненные им органы власти в регионах, на местах». Надо сказать, что вот это толкование перешло и в следующее издание данного словаря. Важный момент, по-видимому, заключается в том, что распространение этого сочетания, утверждение его в политическом языке привели к тому, что оно стало фиксироваться уже специальными словарями, то есть словарями политической лексики и фразеологии. И вот там оно стало уже подаваться несколько иначе. Если мы возьмем, например, «Краткий словарь политического языка» Веры Владимировны Бакеркиной и вашего собеседника (а он опубликован в 2002 году), то это издание дает интересующее нас словосочетание в статье «Власть» наряду с другими сочетаниями, скажем, «законодательная власть», «исполнительная власть», «судебная власть», «органы государственной власти». И вот что особенно важно: это выражение толкуется уже несколько иначе. А именно — «О структуре государственной власти». Еще раз повторю, что словарь вышел в 2002 году. Вы знаете прекрасно, что каждый словарь немножко отстает от жизни языка. Он фиксирует какие-то предыдущие этапы в его развитии, то есть это значение можно считать сформировавшимся на рубеже XX — XXI веков именно в таком виде, как оно сформулировано в нашем словаре.


— И по меркам языка, это произошло просто стремительно.
— Можно сказать, что так, да. Есть еще некая такая особенность в подаче этого сочетания в словаре Бакеркиной и Шестаковой. Здесь дается не просто сочетание «вертикаль власти». Слово «вертикаль» сопровождается еще вариантом «пирамида власти». В это время, в 2000-2001 году, стало распространяться сочетание «пирамида власти» как прямой синоним «вертикали власти». Оно было, конечно, менее частотным, но, тем не менее, оно тоже было в языке. Поэтому авторы его зафиксировали в словаре.


Кстати, не случайно, наверное, Лилия Шевцова говорит об египетских пирамидах. Видимо, у нее в языковой памяти всплыла вот эта «пирамида власти»: «Я думаю, что не случайно, конечно. Египетская пирамида — это символ чего-то устойчивого, вечного даже, незыблемого».


Можно предположить, что «пирамида власти», о которой упомянула Лариса Шестакова, не получила в языке столь широкого распространения, как «вертикаль власти», потому что есть другое выражение, обозначающее явление, о незыблемости которого говорить не приходится — это «финансовая пирамида».


XS
SM
MD
LG