Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Серьезное обсуждение приема Украины и Грузии в НАТО исключено»


НАТО расширяется не только на постсоветское пространство. Предполагается, что приглашение вступить в альянс получит Македония. Однако такое решение грозят заблокировать Афины. Антигреческие постеры в Скопье

НАТО расширяется не только на постсоветское пространство. Предполагается, что приглашение вступить в альянс получит Македония. Однако такое решение грозят заблокировать Афины. Антигреческие постеры в Скопье

Канун очередного саммита НАТО, членство в котором у молодых восточноевропейских демократий ассоциируется со стабильностью, был отмечен очередным предупреждением со стороны Москвы. В заявлении главы МИД РФ Сергея Лаврова, назвавшего попытки Грузии сблизиться с НАТО опасной игрой, американские наблюдатели увидели признаки тех самых инстинктов российского руководства, которые в прошлом добавили сторонников идее приема в альянс стран, некогда состоявших членами Организации Варшавского договора. Вице-президент Лексингтонского института Дэниэл Гурэ полагает, что говорить о вступлении в союз Киева и Тбилиси в исторической перспективе не приходится:


- В данный момент серьезное обсуждение вопроса о приеме Украины или Грузии в НАТО практически исключено. Аргументы в пользу их членства не выглядят столь безоговорочными, как это было в случае с Польшей или Чехией, а аргументы «против», в том числе неразвитость демократических институтов, а в грузинском случае еще и раскол страны, довольно весомы. Пройдет немало времени, прежде чем НАТО всерьез начнет рассматривать вопрос об их членстве.


- Что в таком случае говорит за их членство?


- В глаза бросаются два убедительных аргумента. Первый - их готовность участвовать в миротворческих операциях НАТО, что превращается в одну из основных задач Североатлантического союза. И второй - НАТО экспортирует стабильность. Членство в союзе обусловлено созданием системы твердого гражданского контроля над армией, обязательствами по укреплению демократических институтов, и это послужит созданию большей стабильности в Европе. То есть существуют и военные, и политические соображения для того, чтобы, по крайней мере, подумать о возможности вступления Украины и Грузии в НАТО.


- Имеет ли свой результат открытое оппонирование расширению НАТО со стороны Москвы?


- НАТО со вниманием относится к позиции России и пытается адекватно ответить на то, что странам-членам видится обоснованными опасениями с ее стороны. Но очень часто мнения Запада и России не совпадают по простой причине. В стратегическом плане Москва видит превращение части Восточной Европы в серую зону и буфер, который бы в идеале находился под ее влиянием. Но это неприемлемо для Запада, который хочет стабильности на всем континенте. Что касается использования Москвой антинатовской риторики, то она вряд ли возымеет желаемый эффект. Западные столицы понимают, что поведение и заявления в советском стиле – это прием, к которому Кремль прибегает из внутриполитических соображений. Представление о противостоянии с НАТО, создаваемое российскими властями, имеет очень мало общего с реальностью.


Наиболее любопытным аспектом саммита НАТО и косвенно связанных с ним мероприятий станут встречи президентов США и России. Сотрудник филадельфийского Института внешнеполитических исследований Майкл Раду полагает, что ждать от них урегулирования самых острых вопросов двусторонних отношений (как на то намекают в окружении и Владимира Путина, и Джорджа Буша) не стоит:


- В Вашингтоне полагают, что Россией и далее будет управлять Путин, а не ее новый президент Медведев. Поэтому переговоры надо вести с Путиным. Во время обсуждения американская сторона попытается более четко представить себе роль президента Медведева при премьер-министре Путине. Это психологический аспект. Основные же политические вопросы хорошо известны: размещение систем противоракетной обороны в Центральной Европе, расширение НАТО за счет приема Украины и Грузии, и проблема независимости Абхазии по косовскому сценарию.


- Я не вижу, как можно по ним договориться. Во всяком случае, не при Буше. Буш не раз ошибался в своих оценках Путина, так что его оптимизм по поводу возможного соглашения не имеет серьезных оснований. Да и трудно себе представить серьезное соглашение между, условно говоря, новым руководством России и уходящим руководством США.


- Поэтому я не ожидаю ни от бухарестской двусторонней встречи, ни от сочинской значительных результатов. Переговоры могут быть продолжены в том же русле, только если президентом США станет республиканец [Джон] Маккейн. Но Маккейн сулит Кремлю немало неожиданностей, он гораздо меньше Буша склонен к уступкам. А Буш уже не в том положении, когда он может давать долгосрочные обещания или принимать решения, выполнять которые придется следующему президенту. Это понимают и он сам, и Путин. Кроме того, серьезные уступки Москве (например, в том, что касается приема Украины и Грузии в НАТО или приостановки размещения элементов ПРО уже после того, как Вашингтону удалось договориться с Варшавой и Прагой) нанесут колоссальный ущерб престижу и популярности США в единственном районе мира, где у Америки он есть – в Восточной Европе.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG