Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Литвиненко не желает ждать правду «два, три или десять лет»


Г-жа Литвиненко на презентации фильма о своем муже в Мадриде

Г-жа Литвиненко на презентации фильма о своем муже в Мадриде

Дело об отравлении в Лондоне в ноябре 2006 года бывшего офицера КГБ Александра Литвиненко вновь привлекло внимание общественности. Лондонская Times опубликовала письмо его вдовы Марины, в котором она сообщает, что попросила своего адвоката обратиться к коронеру с просьбой начать полное публичное судебное расследование убийства мужа.


Расследование, которое намерена инициировать Марина Литвиненко, должно быть аналогичным тому, которое вот уже несколько месяцев проводится в Лондоне в связи с гибелью принцессы Дианы. Такого рода судебные слушания не носят официального характера, а проводящий их судья не имеет права выносить приговор. Их цель состоит в том, чтобы открыто выяснить всю правду о преступлении. Направляя Москве требование о выдаче бизнесмена Андрея Лугового, который подозревается в совершении этого преступления, Лондон не привел конкретных доказательств его вины. Эксперты полагают, что это было сделано для того, чтобы исключить вероятность подготовки Россией контрулик.


Теперь вдова Александра Литвиненко намерена организовать в Лондоне открытые судебные слушания. Как она пишет в газете, их важной частью должно стать выяснение происхождения радиоактивного полония-210.


Г-жа Литвиненко объясняет Радио Свобода, что побудило ее обратиться с таким ходатайством:


- Разговор идет о том, чтобы факты, которые собраны в ходе следствия, были представлены судье в открытом суде. Потому что тот суд, которого мы действительно все хотим, нормальный суд, не может состояться. Потому как [Андрей] Луговой, который был затребован практически уже год назад, не будет экстрадирован, это становится очевидным. А так как наступает момент, когда начинают быть использован этот факт, что суд не состоится и новая волна грязи и инсинуаций в отношении моего мужа происходит, я задала этот вопрос и запрос по поводу открытого суда.


- Вы пишите, что пошли на такой шаг вопреки пожеланиям Скотленд-ярда и министра иностранных дел Дэвида Милибенда. Почему они возражают против этого?


- Все это время (с начала расследования преступления – РС) я была и продолжаю быть на стороне и британской полиции, и британского правительства. Потому что все, что было сделано и продолжает делаться, достойно только уважения. Но, еще раз повторю, становится очевидным, что нормальный суд, который должен был бы состояться, никогда не состоится. Естественным итогом работы, проделанной британской полицией, должен был быть суд, в котором должен был быть представлен Луговой. Естественно, другое открытое разбирательство, которое я сейчас запросила, нарушает эту итоговую работу полицейских. Я, конечно, могу понять, что они стремятся больше к тому, чтобы состоялся нормальный суд. Так как Луговой никогда не будет экстрадирован, этот суд никогда не состоится. Очень трудно ждать год, два, три или даже десять, зная, что за это время может это дело забыться, либо уйти куда-то на второй, на третий, на десятый план, и мы просто никогда не узнаем на самом деле, кто сделал это, кто находился в Лондоне в этот момент, кто убил моего мужа.


XS
SM
MD
LG