Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаила Касьянова допросили в следственном комитете Генпрокуратуры


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Экс-премьера Михаила Касьянова сегодня допросили в следственном комитете Генеральной прокуратуры по так называемому дачному делу. Лидер Народно-демократического союза дал подписку о неразглашении информации по этому расследованию и не рассказал журналистам, о чем беседовал с сотрудниками прокуратуры. Бывший глава правительства при этом уверен, что вызов в прокуратуру сделан исключительно по политическим мотивам.



Максим Ярошевский: Соратники экс-премьера Михаила Касьянова были приятно удивлены присутствием у проходной следственного комитета Генеральной прокуратуры России камер общероссийских телеканалов, которые давно игнорируют всю политическую деятельность оппозиционера Михаила Касьянова. Сам лидер Народно-демократического союза приехал на беседу не один, а в компании с адвокатом Генрихом Падвой. Несколько минут бывшему премьеру хватило, чтобы пообщаться с представителями средств массовой информации. На тот момент Касьянов еще не знал, что стало причиной его вызова в следственный комитет, но подозревал, что речь идет о дачном деле - Сосновкой-1 и Сосновкой-3.



Михаил Касьянов: Исходя из логики, которая существует, версия только одна, что это связано с теми делами, то, что называется Сосновками, меня ни разу по этой теме никогда не вызывали, никто меня не беспокоил. Знаете, было арбитражное рассмотрение, было сначала вынесено решение, подтверждающее мои законные права на тот имущественный комплекс, а затем, год спустя, власти, конечно, не смогли с этим жить, новые были рассмотрения, и уже было вынесено неправосудное решение, решение было о возврате этого имущественного комплекса.


Рассматриваю вызов в Генеральную прокуратуру в этот раз, как часть такой планомерной акции властей, которая проводится в отношении оппозиции, прежде всего, наших сторонников, вы знаете, что в регионах на активистов Народно-демократического союза, тех, кто собирал подписи в мою поддержку для участия в президентской кампании, оказывается массовое, я бы сказал, массированное давление, запугивание, принуждение к оговорам себя и своих товарищей, и эта кампания не завершается. Она началась, вы помните, еще во время сбора подписей и до сих пор продолжается. Власть как бы говорит всем нам: знайте, что нельзя заниматься оппозиционной деятельностью.



Максим Ярошевский: Разговор в здании следственного комитета Генеральной прокуратуры продлился чуть более полутора часов. На выходе Михаил Касьянов второй раз задержался у журналистов, правда, так в итоге не рассказал, какие вопросы ему задавали. Экс-премьер и адвокат дали подписку о неразглашении подробностей дела.



Михаил Касьянов: Допросили меня в качестве свидетеля, но у меня взяли подписку о неразглашении тайны следствия. Я по-прежнему считаю, что все, что с 2005 года началось, это началось исключительно в связи и по причине начала моей оппозиционной политической деятельности. Все то, что происходит, включая давление на меня, которое происходило все эти годы, и вызовы в прокуратуру я исключительно рассматриваю в разрезе такой деятельности нынешней власти.



XS
SM
MD
LG