Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Касьянов дал показания в прокуратуре по делу о государственных дачах


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Андрей Шарый: Бывшего премьер-министра России Михаила Касьянова сегодня допросили в следственном комитете Генеральной прокуратуры по так называемому "дачному делу", Сосновка-1 и Сосновка-3. Нынешний оппозиционный политик и лидер Народно-демократического союза дал подписку о неразглашении информации о содержании своей беседы и поэтому не рассказал журналистам, о чем его спрашивали в прокуратуре. При этом Касьяном уверен, что вызов сделан исключительно по политическим мотивам.



Максим Ярошевский: Соратники экс-премьера Михаила Касьянова были приятно удивлены присутствием на проходной следственного комитета Генеральной прокуратуры России камер общероссийских телеканалов, которые давно игнорируют всю политическую деятельность оппозиционера Михаила Касьянова. Лидер Народно-демократического союза приехал на беседу не в компании с адвокатом Генрихом Падвой. Касьянов еще не знал, что стало причиной его вызова в следственный комитет, но подозревал, что речь идет о дачном деле, Сосновкой-1 и Сосновкой-3.



Михаил Касьянов: Исходя из логики, которая существует, версия только одна, что это связано с теми делами, то, что называется Сосновками, меня ни разу по этой теме никогда не вызывали, никто меня не беспокоил. Знаете, было арбитражное рассмотрение, было сначала вынесено решение, подтверждающее мои законные права на тот имущественный комплекс, а затем, год спустя, власти, конечно, не смогли с этим жить, новые были рассмотрения, и уже было вынесено неправосудное решение, решение было о возврате этого имущественного комплекса.



Максим Ярошевский: Не сомневался Михаил Касьянов в одном: вызов в Генпрокуратуру является следствием его оппозиционной политической деятельности.



Михаил Касьянов: В регионах на активистов Народно-демократического союза, тех, кто собирал подписи в мою поддержку для участия в президентской кампании, оказывается массовое, я бы сказал, массированное давление, запугивание, принуждение к оговорам себя и своих товарищей. Власть как бы говорит всем нам: знайте, что нельзя заниматься оппозиционной деятельностью.



Максим Ярошевский: Разговор в здании следственного комитета Генеральной прокуратуры продлился чуть более полутора часов. Экс-премьер и адвокат дали подписку о неразглашении подробностей дела.



Михаил Касьянов: Допросили меня в качестве свидетеля, но у меня взяли подписку о неразглашении тайны следствия. Я по-прежнему считаю, что все, что с 2005 года началось, это началось исключительно в связи и по причине начала моей оппозиционной политической деятельности.



Максим Ярошевский: Весной 2007 года Хорошевский суд Москвы частично удовлетворил иск Росимущества, обязав Михаила Касьянова вернуть в государственную собственность дачи Сосновка-1. При этом суд отказал в другом иске Росимущества, удовлетворив просьбу экс-премьера о возмещении ущерба за снос домов, которые находились на территории дачного участка, а также за возведенные новые постройки. Бывший глава правительства исполнил решение суда и передал Сосновку Росимуществу.


Ситуацию, сложившуюся вокруг Михаила Касьянова и Народно-демократического союза, Радио Свобода комментирует политолог, эксперт Центра Карнеги Николай Петров.



Николай Петров: Безусловно, то, как это дело возникало и какие формы оно принимало, говорит о том, что есть какая-то политическая составляющая и, по-видимому, это главный движущий мотив, а все остальное уже, скорее, предлог, чем какие-то реально беспокоящие Генпрокуратуру вещи.



Максим Ярошевский: Чем, собственно, власти неугоден оппозиционер Михаил Касьянов?



Николай Петров: Что касается Сосновки, то я бы, скорее, провел параллель с делом Скуратова, когда в жару борьбы с ним, с отставленным тогда генпрокурором, Кремль обнародовал очень многие такие, достаточно разоблачительные вещи, то есть показал, как работает номенклатурная система, какие блага и на каких условиях она предоставляет тем, кто входит в эту корпорацию. Собственно, это то, что мы сейчас имеем с Сосновкой, когда вещи, которые казались нормальными и в полном соответствии с правилами игры, и премьер или уходящий премьер получал какую-то премию, уходя, с другой стороны, когда он решил играть против Кремля или против части Кремля, это все достается и используется как способ давления. Мне кажется, что главная опасность, которую Касьянов представляет собой для Кремля, скорее, сейчас мы можем говорить о каких-то превентивных мерах для того, чтобы не дать ему возможность целиком выйти из-под контроля и играть уже полностью самостоятельную игру, так вот главная опасность, мне кажется, заключается в его отношении в том, что у него есть достаточно серьезные ресурсы, которые он может использовать для собственной политической деятельности, чего нет практически у всех остальных так называемых оппозиционных сил. То есть там Кремль четко контролирует финансовые ресурсы, поэтому может быть спокоен, а здесь есть, с одной стороны, и собственный значительный ресурс, с другой стороны, есть определенная поддержка или потенциальная поддержка внутри административной системы со стороны тех элит, которые сейчас не являются оппозиционными, а которые входят во властную конструкцию.



Максим Ярошевский: Будущее у оппозиционера Касьянова есть какое-то или нет?



Николай Петров: Мне кажется, что изначально, когда он вступал на стезю политической борьбы, и когда заговорили о том, что это российский Ющенко, речь шла, скорее, о том, что в случае, если правящей элите не удастся договориться относительно какого-то компромиссного кандидата, который устраивал бы все основные кланы, вполне возможно, Касьянов будет востребован. Мне кажется, что политические перспективы его как раз и связаны не с тем, что он может стать реальным чисто оппозиционным политиком, а они, скорее, связаны с тем, что он сейчас может играть на оппозиционном фланге и при этом он является частью и при этом очень высокопоставленной частью и старых элит, и элит, которые находятся сейчас у власти. В этом смысле он вполне приемлем для них. То есть это не внесистемный кандидат. Но проблема в том, чтобы условия сложились для прихода его или призвания его к власти.


XS
SM
MD
LG