Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Станет ли Владимир Путин главой «Единой России» на ближайшем апрельском съезде партии?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня «Независимая газета» и ряд других изданий опубликовали сенсационный материал о предстоящем на апрельском съезде «Единой России» избрании Владимира Путина лидером правящей партии. Вероятность подобного сценария развития событий обсуждаем с Валерием Хомяковым, генеральным директором Совета по национальной стратегии. Как вы считаете, может ли Владимир Путин совмещать кресло премьер-министра страны и лидера партии власти?



Валерий Хомяков: Законодательство теперь это не запрещает, поэтому с этой точки зрения, безусловно, может. Думаю, что он к этому давно шел на самом деле. Потому что если вспомнить высказывания, которые касались нашей партийно-политической системы, высказывания, которые были критичны относительно «Единой России», когда он ее критиковал за несамостоятельность, за то, что у нее нет своего лица, другие были высказывания, то, что он возглавил список. Конечно, это шаги постепенные, которые завершатся такого рода исходом или, вернее, не исходом, а вступлением. Поэтому я думаю, что то, что написали некоторые СМИ, вполне реальный сценарий, и Владимир Путин, который часто пытается подчеркивать, что он европеец, безусловно, хотел бы усилить партию власти, партию «Единая Россия» или теперь уже правящую партию, что будет более правильно, возглавить ее и на этом, как говорится, ехать дальше по политическим волнам нашей России.



Владимир Кара-Мурза: Нашего бурного моря. Константин Ремчуков, владелец и главный редактор «Независимой газеты», вкратце изложил опубликованную версию.



Константин Ремчуков: Если моя версия в какой-то степени права, то меня поражает на самом деле очень серьезный уровень недоверия в отношениях Путин –Медведев. И насколько серьезно продумывались все эти месяцев возможные инструменты контроля за новым главой страны в лице Дмитрия Медведева. Ведь известно, что люди слабы, они могут переметнуться. Такие опытные люди, как Путин, наверняка думают над вопросом: а что если? Вот, а что если в силу каких-то причин избранный президент страны в лице Дмитрия Медведева не захочет предложить кандидатуру Владимира Путина на пост премьера?



Валерий Хомяков: Я понимаю, о чем Константин Владимирович сказал. Я думаю, что вероятность подобного рода сценария, сценария, когда между Медведевым и Путиным возникнет конфликт, его вероятность очень мала. Я думаю, что скорее всего взаимоотношения между этими политиками, как сказал наш общий знакомый, замечательный политолог Иосиф Дискин, это отношения старшего и младшего брата. И пока, я думаю, что эти отношения на долгое время, по крайней мере, на четыре года будут именно таковыми. Да, младший брат будет взрослеть, набираться опыта, постепенно будет вживаться не только в роль президента, но и получать рычаги управления, обучаться этой достаточно сложной работе в достаточно сложной стране, поэтому, я думаю, этот сценарий наиболее вероятен. Да, конечно, кому-то хотелось бы, чтобы они поссорились, но пока, мне кажется, это маловероятно.



Владимир Кара-Мурза: Раньше также говорили про тандем Горбачев - Янаев или Ельцин – Руцкой, тоже считали, что это старший и младший братья, что их не разольешь водой, а потом вводили танки на улицы Москвы.



Валерий Хомяков: Там слишком разная была генетика. Если вспомнить о Руцком, то взяли вице-президентом исключительно для того, чтобы подтянуть голоса под Бориса Николаевича, патриотические, левые голоса. Янаев и Горбачев вообще люди совершенные разные. По необходимости были. Здесь генетика одинаковая, поэтому речь идет о старшем и младшем брате. Поэтому конфликт, мне кажется, безусловно, вероятность существует, но я пока не верю в то, что это состоится. Если говорить о том, почему Владимир Путин может возглавить партию, то мне кажется, это связано не с тем, чтобы контролировать того же президента, не только для этого. Скорее всего, мне кажется, Владимир Путин хотел бы, чтобы правящая партия «Единая Россия» приобрела все черты, которые должны быть свойственны правящей партии. Пока она недопартия до сих пор. Если Путин возглавит, тогда она получает все три составляющие и все будет соответствовать всем критериям, которым соответствует партия, неважно в какой стране.



Владимир Кара-Мурза: Геннадий Селезнев, бывший председатель Государственной думы второго и третьего созыва, считает, что Путин не нуждается в дополнительных регалиях.



Геннадий Селезнев: Я в этом большого смысла не вижу. Конечно, «Единая Россия» хотела бы, чтобы лидером этой партии, причем не просто лидером, а наверное, председателем партии, потому что он и так лидером является беспартийным, стал президент Путин для того, чтобы эта партия еще увереннее могла себя называть правящей партией. Президент неоднократно говорил, что он будет опираться на думское большинство, то есть на «Единую Россию». Для того, чтобы «Единой России» самоутвердиться, конечно, хотелось бы иметь такого человека, как Владимир Путин. Я считаю, что ему это совсем не нужно, потому что все-таки у него авторитет как у общенационального лидера, как не просто президента партии, а президента России. Потому что партия, какая бы она ни была, она больше чиновничья - это небольшая часть нашего всего народа. Поэтому лучше оставаться в роли популярного национального лидера.



Валерий Хомяков: Можно поспорить, конечно, с Геннадием Николаевичем. С одной стороны, конечно, он прав. Он прав, что Путин действительно самый популярный политик. Понятно, что «Единая Россия», голоса, которые она получила в декабре, и Дмитрий Медведев обязаны, безусловно, ему, его популярности, его влиянию. Но вместе с тем я хотел бы с ним поспорить, поскольку, мне кажется, нынешняя ситуация, в которой находится Владимир Путин, отличается, безусловно, от того, какова была, допустим, год назад или осенью этого года. Смысл этой ситуации, мне кажется, заключается в другом, и я бы ее назвал так, что это очередной этап новой легитимации Путина. Путин как президент, безусловно, обладает достаточной легитимностью, теперь он себя пытается легитимизировать как политика. И председатель правительства, безусловно, понятное дело, будет утвержден нынешнем составом Государственной думы, но он еще, как мне кажется, хотел бы себя утвердить как политика, партийного политика, что для Запада, для его коллег нынешних и коллег будущих очень важно и принципиально важно, что он не просто председатель правительства, а он лидер правящей партии. Отношение, безусловно, к нему на Западе будет достаточно серьезным, Запад понимает, что такое правящая партия, ее лидер, понимает, как принимаются решения, каковы могут быть политические решения. И безусловно, каждое слово, каждое действие, высказывание Владимира Путина не президента, а председателя правительства и лидера правящей партии, будет восприниматься и пристально изучаться.



Владимир Кара-Мурза: Не все разделяют подобную логику. Например, член Общественной палаты Вячеслав Никонов исполнительный директор фонда «Русский мир», не ожидал подобного сценария.



Вячеслав Никонов: Я первый раз слышу о подобном развитии событий. Что касается партизации власти, то в принципе это нормальная вещь, поскольку Россия остается единственной страной в мире, где верховная власть, власть исполнительная является беспартийной. Это продукт эпохи Ельцина, который боролся с засильем КПСС и как следствие запретил партизацию власти. Но на самом деле партии не могут быть сильнее, чем тот приз, за который они воюют. Если приз для политических партий места в Государственной думе, то мы получим партии, для которых главная цель - это борьба за Государственную думу. Но если у нас окажутся партии, главный приз для которых окажется пост президента и премьер-министром, получим гораздо более партийную систему. То есть я, безусловно, за партизацию власти, потому что власть во всех демократических странах партийная.



Валерий Хомяков: Остается только согласиться с подобного рода высказываниями. Я думаю, если такое решение будет принято, безусловно, одно из них - это то, что «Единая Россия» наконец-то станет самостоятельной партией. Если сейчас, в том числе и в ходе подготовки к съезду, о чем писала та же «Независимая газета», якобы сценарий готовится в Кремле, с чем я согласен, скорее всего так, сценарий съезда я имею в виду и не только съезда, но и все политические решения принимались в Кремле, на Старой площади, а потом уже «Единая Россия» была таким ретранслятором этих политических решений. Теперь в условиях, если Владимир Путин возглавит эту партию, станет ее председателем, как-то мне не представляется то, что кто-то на Старой площади будет принимать за него решения. То есть партия становится более самостоятельной и более, чем самостоятельной. Вот это, мне кажется, одна из причин, почему, если Владимир Путин принял такое решение, это состоится. Тогда «Единая Россия» получает идеологическое содержание в лице Владимира Путина, персонифицирована с этой идеологией, с ней можно спросить или не спорить, соглашаться, не соглашаться, критиковать, но персонификатор этой идеологии в лице Путина, есть разветвленный структура, которая, безусловно, нуждается в серьезном кадровом наполнении, изменении и так далее. Но тем не менее, вот эти все три критерия, они как раз характеризуют партию, которая становится на самом деле партией. Дай бог, если это получится. Очень бы хотелось, чтобы «Единая Россия», ее руководство и нынешнее, и федеральное руководство, и будущее возможное руководство осознало свою роль, что роль в этой партии не только продвижение своих людей во власть, не только в том, чтобы продвигать на какие-то должности, губернаторов и так далее, как недавно как в Рязани, когда поменялся губернатор и губернатором стал Олег Ковалев, представитель «Единой России», а в том, что партия теперь могла бы стать большой переговорной площадкой между обществом и властью. Потому что необходимость в подобного рода площадке огромна. В первую очередь речь идет не о федеральных каких-то органах власти, а на местах. Взять мои Сокольники, я поинтересовался, что такое «Единая Россия» в моих Сокольниках. Лучше бы я этого не делал. Потому что я ужаснулся от тех людей, которые там представляют эту партию. Другая история, как члены «Единой России», депутаты «Единой России» от Московской городской думы разговаривают с людьми, которые предлагают свою помощь. Одна из депутатов, у нас бывший депутат муниципального собрания в Сокольниках решила обратиться к Александру Крутову с предложениями, это депутат Московской городской думы, своими предложениями оказать помощь, потому что наработки действительно большие. Но так разговаривать просто нельзя. То есть люди, которые на местах не в состоянии вести этот диалог. И поэтому, если, условно говоря, Владимир Путин становится председателем партии, партию ожидают серьезные чистки, там очень много чего нужно чистить. Если Владимир Путин это сделает и действительно достойные люди придут не только на федеральном уровне, но и на местах, что очень важно. Людям жаловаться некуда. А так они будут приходить в партию власти в Сокольниках, на Преображенке, на Баумановской, скажут: чего-то тут такая какая-то загогулина непонятная, какие-то бульдозеры ездят, двор не метут. Написали в районное отделение: разберитесь, пожалуйста, со своими чиновниками. Хоть это что-то будет. Вот если партия осознает, что она еще переговорная площадка и такую обратную связь осуществляет от общества к власти, тогда только спасибо надо говорить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостю Владимира. За 8 лет своего правления Путин показал себя правителем, любящим власть, но нежелающим ни за что отвечать. Нынешнее экономическое положение страны больших лавров на должности главы правительства ему не сулит. Поэтому у меня вопрос: думское пространство вычищено до блеска, создана правящая, но ни за что не отвечающая партия «Единая Россия». Эта должность как раз для него. А у меня вопрос: вы верите, что хотя бы неделю он согласиться быть главой правительства?



Валерий Хомяков: Я думаю, главой правительства будет, безусловно, об этом неоднократно повторял. Что касается ваших претензий, моих претензий к «Единой России», безусловно, они обоснованны. Но я надеюсь, что все-таки хочется быть оптимистом. Потому что, глядя на это все, думаешь, что хоть где-нибудь какой-нибудь прорыв будет. Может быть из партии «Единая Россия» получится какая-то структура внятная. Потому что на самом люди лишены возможности голосовать за то, за что бы им хотелось. Одни партии снимают, вторые закрывают, третьи не допускают, то же самое с кандидатами в президенты. Поэтому хотелось бы надеяться в столь поздний час хотя бы на то, что нас ожидает в лице «Единой России» серьезные изменения. Да, безусловно, и у меня огромнейшие сомнения по этому поводу.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я слушаю вас и не вполне соглашаюсь. Мне кажется, что вы не учитываете одно обстоятельства. Мне кажется, Владимир Владимирович очень панически боится далеко отходить от власти. Потому что он знает, что в России от любви до ненависти один шаг. Сегодня ты любимый вождь, а завтра тебя затопчут, да еще и посадят и навешают сто собак. И он панически боится отходить от власти и держится за нее. Это некрасиво. Все равно он должен отходить и давать дорогу свежим силам. Мне нравится, как Ньютон сказал: я поработал в парламенте, теперь пусть другие джентльмены поработают.



Валерий Хомяков: Замечательно насчет Ньютона. Что касается Владимира Владимировича, то он четко обозначил те критерии, из чего он исходил, когда он говорил о Дмитрии Медведеве. Он сказал, что ему не стыдно отдать страну и не страшно. Отсюда можно сделать разные выводы, почему не стыдно и почему страшно отдать кому-то еще. Я думаю, что здесь, безусловно, ситуация, отчасти я может быть и согласился бы с нашим слушателем, но как мне кажется, что он бы хотел отойти от этого, но действительно может быть в силу других обстоятельств, чем слушатель сказал, но все-таки, по крайней мере, придет то время, когда мы его увидим свободным от государственных должностей, занимающегося какими-то вещами как это делают, как это делают общественные деятели, как это делают все экс-президенты во многих странах, в тех же Соединенных Штатах. Поэтому хотелось бы, чтобы мы тоже к этому подходили. Пока, видимо, есть какие-то причины, по которым он не может резко бросить управление в том же государстве.



Владимир Кара-Мурза: А может перед Владимиром Путиным живо стоит пример Ельцина, которого тоже оттерли не без его помощи от власти и в конце концов лишили всех полномочий, все обещания нарушили, данные ему?



Валерий Хомяков: Безусловно, конечно. Наша история изобилует подобного рода примерами - это и Сталин, и Хрущев, и Брежнев. И что было до того и после. Поэтому тут примеров у нас огромное количество, как приходит преемник или сменщик во власть и что он делает со своим предшественником. Поэтому, безусловно, опыт есть, может быть и это тоже повлияло. Живой человек - это же не Бог, который определяет все и многое.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Магомеда.



Слушатель: Добрый вечер. Я по поводу высказывания Никонова. Быть политологом в этой стране, я заметил, умные фразеологии и обороты речи в нужное русло запускать. Первая большая конференция Медведева перед «Файнэншл таймс», то как Медведев в начале интервью сел, идентично сложив, правую кисть, накрывая левой - это о многом говорит.



Владимир Кара-Мурза: Говорят, что будет на этом съезде предстоящем «Единой России» режиссером Валерий Фокин, художественный руководитель Александринки, а подбором выступающих занимается Максим Шевченко, ведущий Первого канала программы «Судите сами». То есть уже как какой-то имидж, целое агентство занимается возвращением Владимира Путина во власть.



Валерий Хомяков: Будет действо некое, может быть театрализованное. Не хочу комментировать по поводу высказывания Никонова, политологов, но то, что есть определенный кремлевский пул политологов, которые кочуют с одного телеканала на другой, безусловно, и это мне тоже не нравится. Я не очень рвусь на большой экран, мне это не нужно, но иногда вызывает раздражение, неужели те, кто эти планирует эти передачи, не понимают, что ряд фамилий просто вызывает отторжение, не только у меня как у политолога, но у обычных слушателей.



Владимир Кара-Мурза: Да, мы как раз даем здесь площадку в сравнении с теми людьми, которые могут дать ответ. Потому что на большом экране у них оппонентов нет, как вы знаете. Слушаем москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте. По-моему, история России последних лет 20 очень напоминает историю Китая первой половины 20 века. Чим Кан Шэн тоже несколько раз отказывался от должности президента, но оставался председателем гоминдана. Поэтому вопрос: партия чиновников, которая держится административным ресурсом, нужна путинская популярность. Ну а Путину нужен свой гоминдан с конституционным большинством, чтобы держать в узде преемника. Разве они не нашли друг друга?



Валерий Хомяков: Не буду сравнивать «Единую Россию» с гоминданом, тем более гоминдан недавно на Тайване опять получил большинство и вроде бы отношения с Китаем улучшаются или должны улучшиться. Я думаю, что здесь, конечно, это сравнение можно приводить, но тем не менее, я считаю, что Путин делает не только для того, чтобы рулить своим преемником - это ему не нужно. И все-таки я надеюсь, что он хочет модернизировать «Единую Россию» и избавить ее от тех самых заносчивых бюрократов, которые через губу разбираются или разговаривают с обычными людьми.



Владимир Кара-Мурза: Иван Рыбкин, бывший председатель Государственной думы и бывший совета безопасности России не удивлен хитроумным планом.



Иван Рыбкин: Избрание Владимира Путина генеральным секретарем или председателем партии «Единая Россия» логически завершает оформление того процесса, который вел Владимир Путин в течение последних 8 лет. Это как бы вперед назад к той системе, которая у нас торжествовала последние три четверти века. Думаю, «Единая Россия» будет партией главной - это даст Владимиру Путину возможность управлять всем и вся, будет он премьер-министром, не будет он премьер-министром. С одной стороны вроде бы можно было это приветствовать, потому что новации в нашем деле назначать премьер-министров, самая крупная партия делегирует своего лидера. Но это в условиях нашей России фигуру президента делает во многом декоративной.



Валерий Хомяков: Отчасти, конечно, можно согласиться с Иваном Петровичем, тем более, он тоже создавал многие партии, знает, насколько это тяжелый труд. Я согласен, что да, опасность есть, опасность того, что мы окажемся опять если не в советском замечательном или не замечательном прошлом, то по крайней мере, в некоей политической монополии. Но многое будет зависеть как раз от того, насколько «Единая Россия» сможет модифицироваться, стать современной партией, а не повторять тот печальный опыт, который имела КПСС. Сможет она избавиться от тех людей, которые, мягко говоря, по которым тюрьма плачет или нет. Что касается возможностей того, что через партию Владимир Путин будет управлять страной, я думаю, что все-таки любой человек, который оказывается в Кремле, который проходит инаугурацию, который прекрасно знает, каковы его функции возможности, он, безусловно, меняется. И надеюсь, что мы получим сильного и самостоятельного, главное, президента в лице Дмитрия Медведева.



Владимир Кара-Мурза: Член предвыборного штаба Дмитрия Медведев Илья Константинов, один из лидеров Партии социальной справедливости, предвидит неизбежность трений.



Илья Константинов: Всегда кто-то должен быть первый, всегда за кем-то должно оставаться последнее слово. И поэтому определенные проблемы, определенные трения между двумя лидерами неизбежно будут возникать. Я думаю, что лидерство в правящей партии усилит в этом отношении позиции Владимира Путина и, став лидером правящей партии, ведущей партии, партии власти, Владимир Путин сможет, конечно, претендовать на серьезную долю политической власти, на решающее в государственном управлении. В какой форме будет это осуществлено – другой вопрос. Станет ли он премьер-министром, останется ли премьер-министром на весь срок президентства Дмитрия Анатольевича Медведева, будет ли он выдвигаться от правящей партии на следующих президентских выборах - здесь возможны варианты. Но факт остается фактом: президент и премьер-министр вполне могут состоять в политической партии - это не противоречит ни конституции, ни действующему российскому законодательству.



В принципе я согласен с тем, что Илья сказал. Единственное, что мне кажется, он может быть не стал об этом говорить, но подозревал, что трения, безусловно, возможно. Но мне кажется, что здесь могут быть не столько личностные трения, сколько конфликты между аппаратами, между администрацией президента и аппаратом правительства. И то, что недавно Шувалову поручили заняться именно сведением возможностей двух аппаратов, мне кажется, что люди которые ему поручили, а это Медведев и Путин, безусловно, отдают себе отчет, где главная опасность, кто может их поссорить. Да, безусловно, есть и другие силы, которые хотели бы, чтобы на фоне этого возможного конфликта ловить рыбу в мутной воде. Мы сейчас видим, что наблюдается среди тех же силовиков, в силовых структурах, внутри, между силовыми структурами, между следственным комитетом и генеральной прокуратуры, внутри следственного комитета, внутри генеральной прокуратуры идет огромная мощная борьба за то место под солнцем, под каким - не понятно, видимо, у нас пока будет два красных солнца. Которое из них будет ярче светить? Наверное, первое время Путин, потом, я надеюсь, они как-то сравняются по своему свету для элиты в первую очередь. Поэтому, я думаю, то, что его усилит, безусловно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Какие мы все-таки счастливые люди, как мы можем долго рассуждать, что с нами сделают завтра. А вот сегодня Александр Минкин на Свободе сказал такую вещь, что Гусинский создал «Отечество - Вся Россия», Березовский создал межрегиональное «Единство», которое стал потом другой партией, потом они слились и получилась «Единая Россия». Так что же, уважаемый гость, получится так, что отцами-основателями «Единой России» являются Гусинский и Березовский, и увидим ли мы их портреты, как Маркса и Энгельса, со временем на стенах?



Валерий Хомяков: Замечательный вопрос. Спасибо за столь любопытный комментарий. Я, правда, не слышал Минкина сегодня. Конечно, здесь есть элементы домысла, все-таки «Отчество - Вся Россия» создавалась не только Гусинским. Это была сложная ситуация середины 98 года, я прекрасно помню это время, поскольку сам участвовал в одном из проектов политических, который в то время был. Да, тогда был серьезный раскол элит, безусловно. И отдельные наши коллеги называли «московско-татарское иго» «Отечество - Вся Россия». В результате было образовано «Единство». Наверное, Борис Абрамович и Гусинский были к этому привязаны серьезно. Один поддерживал идеологически, советами, другой через телеканал НТВ. Поэтому портреты висеть не будут, хотя надо отдать должное, что и тот, и другой человек много сделали для становления того информационного пространства телевизионного, которое было в 90 годах. Можно спорить с содержанием, но по крайней мере, можно было смотреть НТВ, можно было смотреть Первый канал или ОРТ тогдашнее и сравнивать. Сейчас можно посмотреть что-то одно и дальше можно спокойно больше ничего не смотреть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Сегодня на радио «Эхо Газпрома» выступал товарищ, и я ему задал такой вопрос: баллотируясь на пост президента, вице-премьер Медведев выполнял свои обязанности, согласно штатной инструкции. Но в штатной инструкции нигде не записано что Борис Медведев может баллотироваться на должность президента. А следовательно из этого господин Медведев за счет государственных средств осуществлял рекламную программу, баллотируясь на должность президента.



Владимир Кара-Мурза: Таких инструкций нет. Он был выдвинут от трех партий, правда, о двух из них благополучно забыли.



Валерий Хомяков: Одна осталась. Поэтому такова была, видимо, стратегия избирательной кампании. Медведев об этом сказал: я не ухожу в отпуск, я работаю первым вице-премьером. Были поездки. Безусловно, мне тоже было не очень симпатично. Хотелось бы, чтобы были дебаты основных кандидатов. Ну что же, не увидели. Может быть когда-нибудь появится обязательная норма, чтобы все кандидаты в президенты участвовали в теледебатах, как это во всем мире.



Владимир Кара-Мурза: Раньше выполнялось правило при Ельцине, что следующим премьером обязательно должен стать находившийся до этого на должности вице-премьера, и Степашина делали, и Кириенко. А теперь Фрадкова, Зубкова, теперь, видимо, Путина назначают, не оглядываясь на эти детали.



Валерий Хомяков: Поменялись правила игры, что мы можем сказать?



Владимир Кара-Мурза: Хотя закон о правительстве никто не отменил.



Валерий Хомяков: Я не помню сейчас эту норму.



Владимир Кара-Мурза: Это было первым признаком, что человек станет сразу премьером.



Валерий Хомяков: Да, надо было ступеньки пройти внутри правительства. Сейчас Фрадков из Европы, сразу премьер-министр.



Владимир Кара-Мурза: А про Зубкова вообще никто не предполагал.



Валерий Хомяков: Наверное, корректировки внесли. Что им стоит отголосовать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью.



Слушательница: Доброй ночи. Скажите, пожалуйста, как вам такая мысль: еще Герберт Уэллс употребил термин либерального фашизма, когда консолидируется атомизированный индивидуум и решается вопрос только в его ракурсе?



Владимир Кара-Мурза: Вряд ли либеральный фашизм сейчас актуален. Герберт Уэллс жил во времена реального фашизма.



Валерий Хомяков: Термин такой был в свое время и «демофашисты» были так называемые. Не хочу это комментировать.



Владимир Кара-Мурза: Руслан Хасбулатов, бывший председатель Верховного совета Российской Федерации, не предвидит серьезных перемен.



Руслан Хасбулатов: Президентская власть прочная, преемственность обеспечена, партийная система функционирует. А это все игры, я не думаю, что это что-то меняет. Не усиливает, не укрепляет. Я думаю, что это скорее всего закономерности внутренней динамики, какого-то института, а так я не вижу в этом никакого содержательного смысла, потому что все институты определены. Может быть речь идет о движениях в самой партии. Это не тот интерес, который требует специального рассмотрения со стороны политиков моего уровня.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос у меня к вашему собеседнику. Во-первых, небольшая ремарочка. Давайте вспомним, я не буду вдаваться в подробности, в какой партии был наш Лужков, Олег Морозов, да и многие другие, слияние из которых образовалась «Единая Россия». Это не суть важно, важен оптимизм вашего собеседника. Он говорит, что если Путин будет руководить «Единой Россией», то можно ему жаловаться. Что ему сейчас мешало принять все решения, имея все полномочия на то. Там же «Единая Россия» смотрела ему в рот.



Я не говорил, что можно будет жаловаться Путину. Я говорил о том, что функция партии под названием «Единая Россия» при условии если там произойдут серьезные кадровые изменения не на федеральном уровне, это мало кого интересует из обычных людей, а на местах, если туда придут нормальные люди, с которыми можно будет разговаривать, которые будут понимать суть проблемы и, по крайней мере, жить проблемами того небольшого района, Сокольников, Преображенки, Басманного, еще чего-нибудь. Он должен быть в курсе, что людям ткнуться некуда. Он обращается в прокуратуру, его оттуда отфутболивают, подают в суд, а суд, как правило, басманный, они все басманные станут у нас, а суд, естественно, на стороне власти. Поэтому я надеюсь, что партия власти может осуществлять, «Единая Россия» может осуществлять не столько контроль за федеральными структурами, бог с ними, они нас мало интересуют, а жизнь на местах - точечная застройка, дольщики, масса проблем в таких мегаполисах, как Москва, Санкт-Петербург и другие наши субъекты федерации - это я имел в виду. Сможет она это сделать, дай бог, не сможет, тогда надо закрывать, обычная, как многие говорят, обычная КПСС.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Они у нас какие-то кукольные лидеры нации, несолидные. Пришли к власти, прошли всю дорогу без конкуренции, без ничего, они нарисованные, как только уйдут с экрана, о них народ сразу же забудет. Я хотел сказать одно: посмотрите, Петр Первый пришел, сколько дел наделал. Конечно, ему здорово помогал Меньшиков, городской человек, пирожками торговавший, называвший царя «мин херцем», близкий человек. Интересно, как они друг к другу обращаются, кто из них «мин херц» из этих двух лидеров?



Валерий Хомяков: Не знаю, как они обращаются наедине, на публике они называют на «вы» по имени-отчеству. Николай затронул одну тему, о которой я тоже хотел сказать. Мне кажется, немножечко прав, отчасти, что действительно очень важны межличностные отношения, от этого многое зависит. Если человек один другому комфортен, то тогда, конечно, поссорить их весьма сложно. Если нет, любая кошка может пробежать и рассорить двух людей или трех людей.



Владимир Кара-Мурза: Но еще другую важную тему затронул Николай, что никогда не работали на выборных должностях.



Валерий Хомяков: Это да, действительно это так. Что я могу сказать? Если действительно говорить о странах постсоветского пространства, мы отстаем, у нас не было нормальной передачи власти от власти к оппозиции. На Украине было уже два или три раза, в Белоруссии было. Теперь, правда, так получилось, что вряд ли в обозримом будущем это там произойдет. В Грузии было, когда один человек ушел, пришла оппозиция. Это очень полезно, идет ротация элит, меняются, безусловно, многие вещи, которые избавляют эти страны от застоя. Да, на Украине сейчас непростая ситуация, но по крайней мере, там есть реальная политика. У нас, к сожалению, пока эстафетная палочка под названием власть предается из рук в руки только тому, кому эта рука протянута. К сожалению, пока это так. Я надеюсь, что мы увидим, что у нас к власти придет оппозиция, а для этого оппозиция должна быть полностью уверена в том, что она может через выборы придти, именно через выборы придти к власти. И для этого власть должна максимально сделать если не комфортные условия, но нормальные условия для того, чтобы эта оппозиция произрастала, развивалась, состоялась. Пока идут много разговоров о том, что кто-то в Кремле создаст оппозиционную партию, называют всякие партии, не буду их обижать, а то обидятся на нас с вами. Поэтому оппозиция в Кремле создана быть не может, она может быть создана только снизу. А для этого надо очень многое сделать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Ваш гость задал нам вопрос: может ли «Единая Россия» освободиться от одиозных личностей? Отвечаю: может, келейно, с переводом на более высокую должность. У меня к вам вопрос: вы сказали, что может ли президент, собирается удалить вороватых чиновников. У меня вопрос: как удалить - сократить штат или назначить новых?



Валерий Хомяков: Технологии разные. Я хорошо знаю Рязанскую власть, часто там бывал. Как-то не везло с руководителями, по-моему, с советских времен. Последний губернатор Шпак Георгий Иванович, не получилось у него с налаживанием экономической ситуации в области. Может быть я большой оптимист, надеюсь, что Олег Ковалев, который область возглавил, может что-то изменить и поменять, по крайней мере, его биография говорит, что он не генерал, он много занимался административной работой, прошел многие ступени, руководил администрацией. Что касается технологий, они понятны. Технология проста: меняется губернатор, потом, допустим, начинаются выборы на муниципальном уровне, в Рязанской области они прошли второго марта. Где-то пришли, на мой взгляд, достаточно интересные люди, на которых большая надежда у тех избирателей, которые из избрали. Посмотрим, получится ли. Технологии все прописаны в законодательстве, тут ясно и понятно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Прежде всего я хотел бы сказать, что сравнение с братством для третьего Рима сомнительно, поскольку в первом Риме тоже были два брата, насколько я помню, один плохо кончил. А теперь у меня вот какой вопрос: вы все время говорите, что «Единая Россия» должна поправлять чиновников, прокуроров, судей. Но ведь эта система у нас уже была. В свое время, когда административный аппарат не работал, обращались в горком, обком, райком и как-то все сдвигалось, но ведь эта система показала свою ничтожную эффективность, и в конце концов, когда возникли серьезные проблемы, все равно обратились к демократическим выборам.



Валерий Хомяков: Конечно, система та работала, она и сгинула, потому что не модифицировалась, не реформировалась, не переходила на какие-то новые форм взаимодействия с обществом, она и сдохла. Слава богу, я не жалею ни грамма. Если «Единая Россия» учтет эти все ошибки и действительно получится нормальная демократическая партия, партия, которая будет не только, как я уже говорил, массой площадок для переговоров, на всех уровнях, начиная с местных и кончая федеральными между обществом и властью, а партия, которая будет соблюдать внутрипартийную дисциплину и внутрипартийную демократию главное должна иметь, чтобы не человек вышел на трибуну и сказал - голосуем вот так и все отголосовали. Например, как в тех же Соединенных Штатах, в Европе, когда идут большие дискуссии внутри партии по тому или иному важному политическому решению. Сможет она это сделать, дай бог, я буду только рад. Нет - значит опять нам опять с вами не повезло.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Бунин, генеральный директор Центра политических технологий, одобряет план Путина.



Игорь Бунин: Путин создает себе все больше и больше инструментов для контроля над президентом. Он и премьер-министр с достаточно широкими полномочиями, он и глава парламентского большинства, он и глава партии. «Единая Россия» является доминантной партией, и тут может быть просто как в танце обмен партнерами. То ты президент, то глава партии, то премьер-министр. Поэтому с этой точки зрения Путин может быть главой партии, несмотря на то, что он будет премьер-министром. Он не может получать вторую зарплату – это понятно.



Валерий Хомяков: Согласен с Игорем Михайловичем, я уже об этом говорил, поэтому сложно с ним спорить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Такой вопрос: не получаем ли мы в итоге новый вариант КПСС, генеральный секретарь Путин, а в подтексте шестой пункт советской конституции о руководящей и направляющей роли КПСС, в данном случае «Единой России»?



Валерий Хомяков: Надеюсь, что этого не произойдет.



Владимир Кара-Мурза: Глава государства был Подгорный.



Валерий Хомяков: Был Подгорный, потом отправили в Африку и тут же сняли, пока он уехал. Была такая история. Конечно, есть такая опасность, безусловно, и соблазн большой. Представляете, все схвачено, продвигаем губернаторов, в смысле «Единая Россия» думает так, формируем областные думы какие хотим, свои, естественно, и своих людей. Безусловно, соблазн есть - в этом главная опасность. Поэтому, к сожалению, пока у нас нет нормальной сильной оппозиции, мы обречены так жить, к величайшему сожалению.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вот не знаю, заметили вы или нет, но постепенно Дмитрий Медведев набирает вес, судя по его взгляду. У меня такое впечатление, Путин начинает ревновать Медведева, как к красивой девушке, к власти. Мне кажется, что пройдет сто дней правления Медведева, мне кажется, человек самостоятельный, а вдруг он такую рокировку захочет сделать, сменить премьер-министра, председателя правительства я имею в виду, допустим, на Михаила Касьянова, это, конечно, фантастика, но вдруг. Такое произойти может?



Валерий Хомяков: Конечно, вероятность такая существует, но она ничтожная. То, что вы сказали о Дмитрии Медведеве, я сам это заметил, он начинает входить в роль - это было заметно, по крайней мере, первый раз я обратил внимание, когда они были на Васильевском спуске в день голосования вечером, видно было, что человек уже понял, кто он будет в ближайшем обозримом будущем, начинает в эту роль входить. Мне понравилось его выступление на госсовете, что касалось малого бизнеса. Если эти слова будут подкреплены конкретнейшими делами, когда наконец-то освободят малый бизнес от поборов, от того, что людям приходится испытывать для того, чтобы прокормить себя и создать два-три рабочих места или десять рабочих мест, дай бог. Уже за одно можно будет сказать спасибо. Поэтому, конечно, мы должны на что-то надеяться. Я надеюсь, что Дмитрий Медведев будет самостоятельным и быстро будет входить не только в роль президента, но и понимать и работать президентом, по-настоящему работать, безусловно, советуясь, как и все президенты, у всех есть советники, но, надеюсь, будет принимать решения сам, а не под давлением.



Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, если сценарий реалистичен избрания Владимира Путина лидером «Единой России», то почему он так торопится и успевает провести этот съезд, будучи сам действующим президентом?



Валерий Хомяков: Не знаю, тут, мне кажется, есть несколько возможных причин. Одна из них, чтобы сделать накануне инаугурации и подчеркнуть, что он пока еще президент, останется 20 дней с небольшим, три недели, что он относится с уважением к партийно-политической системе как к данности, она убогая, не совсем правильная, нет всего набора спектра партий, но тем не менее, этот шаг будет очень важным. И еще хотел сказать, что касается Дмитрия Медведева, его быстрого вхождения в роль президента. Будет очень любопытно - саммит G-8 в Токио, кто туда поедет. Потому что иногда приезжает и президент, и премьер-министр, такое тоже было. Поэтому очень важно посмотреть и тут будет многое понятно. Поедет один, без всяких сопровождающих лиц, я имею в виду, прежде всего Владимира Владимировича Путина, оставит его на хозяйстве в стране, значит он начинает входить в роль и пытается играть роль самостоятельного, лично принимающего все решения руководителя страны.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG