Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вызов архитектурной норме. Жану Нувелю вручена премия Притцкера


Жан Нувель. Институт арабского мира в Париже

Жан Нувель. Институт арабского мира в Париже

Французский архитектор Жан Нувель (Jean Nouvel) стал лауреатом самой престижной международной профессиональной награды — Притцкеровской премии. Нувель награжден «за смелый поиск идей и стремление расширить границы архитектуры, бросая вызов общественным нормам». Премия учреждена владельцем сети отелей «Хайят» Томасом Притцкером и является архитектурным аналогом Нобелевской премии.


Жану Нувелю 62 года, он родился в городке Фюмель на юге Франции. Архитектурное образование получил в Париже. В 25 лет открыл свою мастерскую. Самая знаменитая работа Нувеля — построенное в середине 80-х годов здание Института арабского мира в Париже, фасад которого полностью составлен из стекла и управляемых металлических диафрагм, открывающихся в зависимости от интенсивности солнечного света. Среди других известных проектов Нувеля — театр Гатри в Миннеаполисе, небоскреб «Агбар» в Барселоне, Центр конгрессов в Люцерне. Сейчас Нувель работает над проектом здания музея «Лувр» в Абу-Даби.


О Жане Нувеле говорит корреспондент нашего радио в Париже Семен Мирский: «Если справедливо утверждение, что человек — это стиль, то Жан Нувель человек с большой буквы. Он строит, что называется, в большом стиле. Все здания, построенные по проектам сверходаренного француза, уникальны и почти никогда не повторяют друг друга. Его башня "Агбар" в Барселоне напоминает гигантскую скалу, меняющую окраску в зависимости от позиции солнца, а здание оперного театра в городе Лионе — это чистой воды синкретизм, синтез самых разных направлений эпох. Классический фасад венчает сферическая крыша, построенная из материалов самых современных высоких технологий.


Люди, знакомые с работами Жана Нувеля, не могут не заметить одну, поистине загадочную их черту, кажущуюся нематериальность зданий, вес которых тысячи и тысячи тонн. Здания у всех на виду, а средства, которыми достигается это кажущаяся невесомость, остаются загадкой.


Жан Нувель, удостоившийся премии Притцкера, любит повторять, что если мы обязаны работать с учетом всего, чтобы было сделано до нас, то и мы должны трудиться, не покладая рук, для того, чтобы оказаться достойными наших предков, великих зодчих прошлого.


Всякий раз, когда я прохожу мимо здания Института арабского мира, находящегося на набережной Сены, или фонда Картье на бульваре Распай, всегда останавливаюсь и вне зависимости оттого, спешу я или нет, несколько минут разглядываю творения Жана Нувеля, а попутно внутренне спорю с Альбером Камю. Речь идет о ставшем знаменитым изречении великого писателя и столь же великого пессимиста, сказавшего, что археологи будущего, ведя раскопки на развалинах наших городов, придут к заключению, что люди нашей эпохи главным образом занимались двумя вещами: они совокуплялись и читали газеты. Не знаю, простоят ли здания, построенные по проектам Жана Нувеля, тысячу лет. Но думаю, что археологи будущего оценят оригинальность и непроходящую ценность его строений, а это уже само по себе, если угодно, урок оптимизма».


XS
SM
MD
LG