Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Священник Яков Кротов: "Первоапрельская вера"


На одном пакетике с суповым концентратом было ценное указание: количество соли определяется органолептически. Попросту говоря, нужно попробовать на язык. К Богу это относится, и к вину, и ко всему. Однако, трудно взять в рот еду, от которой пахнет аммиаком. Трудно поверить в Бога, от верующих в Которого пахнет канцелярией пополам с глянцевыми журналами. Ещё труднее поверить, что вкус еды не зависит от интерьера ресторана. Поэтому с интерьерами так и мудрят. Ризы и лапсердаки, пейсы и бороды, иконостасы и амвоны, - всё это экстерьер и интерьер, ничего не говорящие о вкусе еды. Равно как и их отсутствие: невкусной может быть и домашняя еда. В кулинарии нет никаких гарантий, в кулинарии есть лишь реальность.


Бывает, что человек возглашает: "Без епископа нет Церкви!" Верно, нет. Ну и что? Разве это означает, что десяток молящихся молокан - не Церковь? Надо попробовать - может, и Церковь. Тогда один из этих десяти - епископ, хотя, может, ни в жизнь не угадать, кто именно. Если без соли борщ невкусный, надо не требовать суп в тарелке с надписью "Солёный", а пробовать суп: коли солёный, значит, его посолили.


Запас конформизма у человека от рождения велик, но потом высыхает. Ребёнок принимает на веру многое. Религиозное детство - когда целый народ верует во что-то одно. Так в детском саду все дети едят одну манную кашу. Иногда она бывает вкусной (редко, потому что в еде действует закон исчезновения качества по мере нарастания количества), и всегда кто-то, у кого на манку аллергия, мучается и заставляет себя думать, что она вкусная. Потом начинается духовный рост. Тогда веруют во что-то одно, но сугубо формально, а внутри уже каждый толкует это одно по-разному.


Века должны пройти, пока манная каша в яслях не уступит место ресторану духа, в котором Повар един, но еда разнообразная. Будет этот пир духа, видимо, уже по ту сторону добра и зла, а пока свобода выбора ещё сочетается с детсадом. Москвичу ещё могут сказать: "Ну, как это тебе не нравится наша Церковь, если в Минске есть приход, где бурлит настоящая жизнь". Связь-то какая? У соседа, может, и бурлит, но это не причина впихивать в меня холодный шницель.


Коллективистской психике очевидно, что, если в Киеве растут хорошие яблоки, то в Москве "народ" должен есть гнилые яблоки, а не, допустим, спелые груши. Уполномоченные властью лидеры выкладывают на витрину шоколадные пустотелые яблоки в самоварного золота фольге. Хотите Софии - жуйте Софрино. Такие люди демонстративно едят восковые яблоки, напоказ могут и от гнилого откусить, но, забежав в клозет, торопливо жуют сушёные яблоки из старых запасов - Блюма, Александра Меня, а то и Бердяева. Отведав их гнили, некоторые с аппетитом набрасываются на какие-нибудь пластмассовые розочки мира. Они безвкусны, так это на фоне вони - достоинство. А те, кто сгноил урожай, доедают страну. Приятного аппетита! Только помните: первое апреля с его лукавством - один день в году, а у кого весь год это первое апреля, у того и Рождество, и Пасха, и Второе Пришествие первоапрельские.


XS
SM
MD
LG