Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейские союзники США по НАТО с большей осторожностью относятся к интеграции Украины и Грузии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Андрей Шароградский : Европейские союзники США по НАТО с большей осторожностью, чем Вашингтон, относятся к перспективам быстрой интеграцией Украины и Грузии в военные структуры альянса. Как считают многие эксперты, Германия, как и некоторые страны Центральной и Юго-Восточной Европы, склонны повышенное внимание обращать на позицию России. Подробнее о причинах разногласий среди союзников корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер побеседовал с профессором Европейского Центра стратегических исследований Александром Гариным.



Александр Гарин: Америка при этой администрации, при президенте Буше проводит очень активную политику демократизации, то есть это один из пунктов Военной доктрины, вернее, Доктрины национальной безопасности Соединенных Штатов о том, что мир становится безопаснее тогда, когда он становится одновременно демократичнее. Конечно, этот тезис, как мы видим, нуждается в уточнениях о том, как, что, когда делать. Пример Ирака, конечно, говорит о том, что это все очень сложно. С другой стороны, огромная страна с большими ресурсами порождает определенные ожидания у малых стран, таких как Украина, как Грузия. Если мы посмотрим с точки зрения малых стран, то договориться с большой Европой очень трудно, то есть со многими странами Европы. А вот договориться с одной большой страной, в которой огромные ресурсы и все-таки единство политической власти - легче.


Кроме того, от кого можно чего-то ждать, так это, конечно, от Америки. Поэтому, естественно, в ответ на это Соединенные Штаты чувствуют свою исключительную обязанность. В связи с тем, что у Буша перед выборами его администрации успехи половинчатые, мягко говоря, то, по крайней мере, он хотел бы укрепить то направление, которое связано было с его администрацией, которое, собственно, должно было бы, по идее, Бушем быть передано следующей республиканской администрации. Прежде всего, какие успехи? Демократизация, конечно, Украины. С этой точки зрения, НАТО - это курица, которая несет золотые яйца. Если мы вспомним первоначальную ситуацию перед вступлением в НАТО Венгрии и Румынии, то у них было много своих пограничных проблем. То, что НАТО их притягивает, вынудило их примириться между собой. Потому что это один из обязательных пунктов для вступления в НАТО. Кроме того, это, с точки зрения, западного мира, это просто модернизация системы обороны, на которой отдельные страны экономят. У них, так называемые, нишевые возможности появляются. Скажем, если у тебя там химия сильная сторона, будут у тебя химические войска, не будет у тебя каких-то других.


Если мы этому противопоставим идею нейтральности, то, что актуально для Украины, нужно помнить, что нейтральность стоит очень дорого. Если мы возьмем Швейцарию, то нейтральность, которая, действительно, убеждает, требует от Швейцарии больших затрат на оборону, гораздо больших, чем в тех странах, которые входят в НАТО. Конечно, стакан на половину полный или на половину пустой для Украины или Грузи. Америка чувствует себя обязанной сказать, что стакан на половину полный. Но для европейских малых стран, для тех, которые более обеспокоены позицией России, которая держит руку на энергетическом снабжении, для них этот стакан на половину пустой. В Украине, мы знаем, масса населения, которая воспринимает НАТО по советской модели. С точки зрения Грузии, стакан на половину пустой, целостность внутри страны. Брать на себя эти проблемы, которые где-то на грани войны и мира, конечно, не хотелось бы. Вот позиция в этом смысле противоречивая.



Юрий Векслер: Видимо, в ближайшее время вступление все-таки Украины и Грузии в НАТО разговора идти не будет?



Александр Гарин: Это зависит от многих, конечно, факторов и не в последнюю очередь, конечно, политики России. Там новая администрация, которая, так сказать, послала сигнал Западу, что Медведев более либеральный президент. Значит, от него что-то ждут. По крайней мере, соседние западные страны, то есть Германия, прежде всего, не хотели бы портить это начало.



Юрий Векслер: Как вы можете прокомментировать или объяснить заявление Сергея Лаврова, цитирую: "Время жестких, беспрекословно опирающихся на блоковую дисциплину альянсов проходит. Сегодня нужна сетевая дипломатия, дипломатия гибких альянсов, которые могут видоизменяться в зависимости оттого, какая проблема решается"? Он назвал НАТО устаревшим альянсом.



Александр Гарин: Это связано опять-таки с концепцией, вообще, международной политики. Если Советский Союз был просто конкурентом образа жизни, то есть образ жизни без частной собственности и так далее, то в России после этого пошли не вперед, а вернулись назад в XIX век. Баланс сил для сильных, игра с нулевой суммой. Если кому-то становится хорошо, то кому-то становится плохо. Россия должна занять свое достойное место. Вот так она видит, и этим противостоит в этом смысле сильным блоковым альянсам, с точки зрения Лаврова. Это значит, что политика России, как мы всегда видели, в этом смысле - разделить эти альянсы, приобрести большую степень влияния со своей стороны. Ну, классическая политика XIX века. Она, на мой взгляд, конечно, далека от реальности. Потому что НАТО по своей демократической организации является гибким альянсом. Для этого достаточно взглянуть на пример Ирака. Насколько он расщепил, так сказать, позиции западных держав. Одни сочувствовали американцам, другие были совершенно на другой стороне. Тем не менее, альянс не распался. Вот этот демократизм процесс приводит к некоторому хаосу. Монолитности там не было и нет.


Поэтому в НАТО постоянно идут разговоры о внутреннем кризисе, тем не менее, он настолько удобен всем, что в отличие от Варшавского договора, страны из него не бегут. Потому что они там хорошо устроились - они платят меньше, и споры только о том, кто меньше заплатит, то есть пожелания платить больше, а платят они мало за свою оборону. Нужно учиться этой демократичности. Почему там малым странам удобно? Потому что они обладают правом вето. Вот Греция. Какой она вносит вклад в систему обороны? Очень небольшой. Но если ей не нравится название республики Македония, то она обладает правом вето. И мы видим, что никто не знает - ни Соединенные Штаты, никто не может ударить кулаком по столу и приказать Греции сделать так, чтобы Македония вступила в НАТО.



XS
SM
MD
LG