Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Призыв в армию: нужна «спокойная вдумчивая выбраковка»


«Новобранцу все равно сколько служить, если на третий день он получит табуреткой по голове», говорят правозащитники

«Новобранцу все равно сколько служить, если на третий день он получит табуреткой по голове», говорят правозащитники

Новые конфликты в армии могут возникнуть из-за того, что в одной казарме будут находиться те, кто служит в вооруженных силах 2 года, те - кто 1,5 и вновь прибывшие счастливчики, которым служить 1 год. Злоба и зависть к новобранцам и станет причиной того, что бить их будут с особым остервенением. Об этом говорили правозащитники. Этого боялись многие родители. Теперь у сотрудников комитетов союзов солдатских матерей может стать гораздо больше работы.


По словам руководителя Союза комитетов солдатских матерей Валентины Мельниковой, призывники жалуются на то, что врачи неправильно ставят категорию годности, а солдаты по призыву - на побои, на отсутствие лечения в воинских частях, на то, что у них и у их семей вымогают деньги. «А что у нас изменилось? У нас военная реформа двигается? У нас даже 90 тысяч переведенных на контракт - и то не могут оградить от местного рэкета. Никому не нужны эти солдаты! Им нужно, чтобы было много офицеров, нужно, чтобы офицеры, особенно высокого ранга, получали очень большие деньги, а солдаты их не волнуют. Мне один полковник в 1990-м году сказал - ну и что, что убили? Мне еще пришлют по призыву. Что изменилось-то с тех пор? Ничего».


Сергей Кривенко из общественной организации «Гражданин и армия» считает, что при годичном призыве в армию попадет еще больше негодных к службе молодых людей, потому что военкоматам надо будет выполнять план по количеству призывников:


- В армию идут больше 40 процентов ребят, негодных по состоянию здоровья. 30 процентов из всех фиксированных нами нарушений связано с неправильным медицинским освидетельствованием. То есть, попросту говоря, идет призыв больных, несмотря на то, что существующее расписание болезней вроде «правильное», и сам закон «О воинской обязанности» хорош в том смысле, что дает кучу гарантий и возможностей молодому человеку отстоять свои права при правильном его применении. Но правовая безграмотность населения, коррупция в военкоматах все это сводит на нет. Слабые здоровьем солдаты в первую очередь и становятся жертвами дедовщины, и не выдерживают физической нагрузки.


- А где здоровых-то взять?
- Мы только сейчас начинаем сползать в демографическую яму. Все предыдущие годы у нас были на пике. В каждом регионе сейчас накоплен резерв призывников. В округах нет проблем с количеством. Выполнение плана по призыву идет на ура. Есть проблемы только с качеством. Нужна спокойная, вдумчивая отбраковка тех, кто не годен, призыв тех, кто годен. Конечно, срок службы в 1 год для молодого человека легче. Но из-за того, что не произошло качественных изменений в характере [отбора призывников и прохождения службы], молодому человеку, в принципе, безразлично, что на год идти, что на полтора, что на два. Потому что это как лотерея - есть части, где все нормально благодаря усилиям командиров. Парень год или два служит, возвращается домой. А во многих других частях могут табуреткой стукнуть по голове на третий же день. И ему уже без разницы, сколько служить - год, полтора или два. Вот эта вся система отношений, вся вот эта дедовщина осталась. Снижение срока не изменит уровень правонарушений, если при этом не изменить смысла этой службы.


Перед нынешним призывом министерство обороны отменило 9 из 25 существующих отсрочек от армии. Сможет ли это существенно повлиять на боеспособность и качество российских вооруженных сил?


- Если раньше мы призывали 125-130 тысяч человек, то сейчас придется призывать в два раза больше, - говорит военный эксперт Виктор Баранец. - И министерство обороны, и генеральный штаб это понимают. И потому поспешили упредить этот призыв отменой отсрочек для того чтобы расширить призывную базу. Но если отмену некоторых отсрочек еще можно пережить, и общество это понимает, то, допустим, призыв сельских врачей и учителей, которых не так уж много набирается (по-моему, от 10 до 15 тысяч) – это существенный удар по сельской местности, по сельской структуре, где и так не достает мужчин, молодых врачей и учителей.


- Вы верите в то, что в России когда-нибудь будет профессиональная армия? А в армии будут служить те люди, которые должны и хотят служить?
- Я очень пессимистично отношусь к идее создания профессиональной армии в России. Потому что мы уже занимаемся созданием профессиональной армии более 15 лет. И все без толку. В сущности, приход в армию на добровольных началах раз и навсегда может положить конец той гигантской несправедливости, которую мы сегодня наблюдаем. Если 5-6 лет назад откупиться от армии можно было за 2-3 тысячи долларов, то сейчас это уже гораздо более значительные деньги. В армию сейчас идут не лучшие представители нашей молодежи. Попытка создать профессиональное ядро в армии сегодня находится в удручающем положении. Мы хоть и хвастаемся, что у нас более 140 тысяч солдат-контрактников, все это пока выглядит достаточно смешно и убого. Многие солдаты не желают продлевать контракт после того, как они прослужат три года. Их самым беззаконным образом сводят в казармы, в клубы и грозят отправкой в Чечню, в «горячую точку». В редакции «Комсомольской правды» нет такого дня, чтобы не приходили письма, где родители жалуются, что их сыновей чуть ли не под дулом автомата заставляют подписывать контракты.


Военный эксперт Виктор Баранец сомневается, что из солдат, которых заставляют подписывать контракты, получится высокоорганизованная, дисциплинированная и профессиональная армия.


XS
SM
MD
LG