Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Островский о судьбе "большого" договора между Россией и Украиной


Виталий Портников: Сегодня в Государственной Думе Российской Федерации прошли парламентские слушания, посвященные судьбе так называемого «большого» договора между Россией и Украиной, тому, что будет с этим соглашением, когда срок его действия истечет, и вообще, состоянию российско-украинских отношений. Весьма любопытно, что эти слушания прошли как раз в тот день, когда в украинской столице с визитом побывал президент Соединенных Штатов Джордж Буш, и практически за день до того, как на Бухарестском саммите Североатлантического союза должна рассматриваться заявка Украины о ее присоединении к плану действий по членству в НАТО.


Гость в Московской студии Радио Свобода - председатель Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы Российской Федерации Алексей Островский.


И вот, собственно, первый мой вопрос касается того, является ли проведение этих слушаний именно сегодня простым совпадением или необходимостью вот так посмотреть на контекст российско-украинских отношений в связи с последними внешнеполитическими намерениями Киева.




Алексей Островский

Алексей Островский: Что касается данных парламентских слушаний, то они не были приурочены к Бухарестскому саммиту и, тем более, не были приурочены к визиту президента США в Киев. Как только был сформирован Комитет по делам СНГ уже в новом созыве Государственной Думы, нами был составлен план работы. И на весеннюю сессию мы запланировали проведение трех парламентских слушаний, в том числе и тех, которые были проведены сегодня. И изначально проведение данных слушаний было намечено на конец марта, но в силу технических накладок и отсутствия соответствующего зала они были проведены сегодня. Хотя, конечно, нас в какой-то степени не может не радовать удачное совпадение, на которое только что указали вы. Действительно, сейчас данный вопрос стоит наиболее остро и в свете заявлений Буша и Ющенко, прозвучавших сегодня в Киеве, и в свете Бухарестского саммита. Поэтому это придало остроту слушаниям и остроту всем тем выступлениям, которые сегодня прозвучали.



Виталий Портников: А какой вывод был все-таки сделан? Вот накануне слушаний говорили о том, что есть несколько вариантов судьбы «большого» договора и несколько вариантов депутатских позиций. Можно ли сказать, что сегодня на слушаниях вы пришли к какому-то однозначному трактованию того, как следует дальше развивать ситуацию?



Алексей Островский: Я считаю позитивным то, что сегодня на парламентских слушаниях и с российской стороны, и с украинской стороны, поскольку были многочисленные представители Украины, прозвучало одно единое мнение с различными, может быть, нюансами и какими-то замечаниями. Но в целом парламентские слушания, прошедшие сегодня, показали, что российское политическое сообщество едино в том, что «большой» договор, заключенный девять лет назад между нашей страной и Украиной, выполняется, скажем мягко, не в полном объеме именно украинскими руководителями. Сегодня прозвучали предложения, в том числе, и составить проект рекомендаций для правительства нашей страны. И я думаю, что на одном из ближайших Комитетов по делам СНГ мы проведем дискуссию по этому вопросу и с учетом тех оценок, которые услышали сегодня, сформируем позицию комитета и предложим ее для утверждения всей Государственной Думой.



Виталий Портников: Но смысл этой позиции должен быть в том, что Россия должна отказаться от такого соглашения с Украиной или он должен быть пересмотрен, или он должен быть усилен. Кстати, премьер-министр Украины Юлия Тимошенко сегодня заявила, что она за усиление этого соглашения.



Алексей Островский: Я считаю, что, как минимум, договор должен быть пересмотрен, а как максимум, хотя этот максимум, прямо скажем, нежелательный, - это возможное расторжение данного соглашения или выход односторонний из него, или, как минимум, не продление данного договора через год, когда действие этого прекратится.



Виталий Портников: Но Россия имеет такого рода соглашения и с менее дружественными и менее близкими странами, чем Украина. Вот если такого рода договор будет расторгнут, то не повлечет ли это охлаждение неизбежное в российско-украинских взаимоотношениях?



Алексей Островский: К сожалению, Виталий, нужно констатировать, что это охлаждение уже наступило, а даже не наступает. И инициатором этого охлаждения, безусловно, нужно признать украинскую сторону, а именно, украинских руководителей, которые, несмотря на отсутствие выраженной позиции своего украинского народа, направили известное письмо Генеральному секретарю НАТО, результатом чего будет завтрашнее рассмотрение вопроса о присоединении Украины к плану действий по членству в этой организации.



Виталий Портников: Кстати, о завтрашнем дне. Потому что завтра ведь одновременно со всем этим будет происходить в Государственной Думе обсуждение постановления по голодомору, насколько я знаю. Это тоже еще одно совпадение.



Алексей Островский: Хотел бы обратить ваше внимание на то, что вы не совсем правильно назвали. Мы уходим от понятия «голодомор», и уходим от этого сознательно, поскольку это понятие сформировано некими политическими силами на Украине.


Действительно, завтра Государственная Дума будет рассматривать проект заявления памяти жертв голода 1930-ых годов. Это никак не связано с Украиной, никак не связано с предстоящим саммитом, а скорее, связано с тем, что на ближайшей, апрельской сессии в Страсбурге, возможно, будет рассматриваться проект резолюции, подготовленной украинской делегацией, осуждающей действия советских властей, проводивших, как кажется украинской стороне, геноцид по отношению к украинскому народу. В том заявлении, которое завтра будет рассматривать Государственная Дума, мы констатируем, что голод 1930-ых годов – это беда многих национальностей Советского Союза – это и украинцы, это и русские, это и казахи, это и представители других национальностей. Голод затронул не только территорию Украины, и даже в большей степени не территорию Украины, а российское Поволжье, Казахстан. Поэтому надеюсь на то, что Государственная Дума поддержит завтра данный проект заявления. И таким образом, мы поставим в этом вопросе точку, сформировав окончательную позицию, осуждающую действия сталинского руководства, которые привели к смерти многих и многих советских граждан.



Виталий Портников: Алексей, а можно ли считать, что завтрашнее постановление о жертвах голода 1930-ых годов в бывшем Советском Союзе будет означать, что Россия будет так же внимательно относиться к этому историческому отрезку, как к нему относятся на Украине? Я вот что имею в виду. Ведь есть не только правовая сторона дела, но есть еще День памяти этих людей. В любом случае, как бы кто-то ни трактовал исторические события, но это миллионы погибших. И всегда вызывал вопрос тот факт, что в России меньше помнят об этих своих жертвах, чем на Украине. Вот это важный момент. И может ли это постановление Государственной Думы стать началом не просто диалога между Москвой и Киевом (хотя, наверное, это вот так не произойдет), но и демонстрацией того, что Россия так же помнит о жертвах голода 1930-ых годов, как и Украина?



Алексей Островский: Вы знаете, в Российской Федерации, может быть, в большей степени даже сопереживают по поводу тех печальных событий 1930-ых годов, о которых мы сейчас говорим, в силу того, что Российская Федерация является правопреемницей Советского Союза и, соответственно, должна нести в той или иной степени ответственность, в том числе, и за те события, которые происходили тогда. Именно поэтому мы и предлагаем Государственной Думе рассмотреть данный проект заявления, приковывая внимание депутатов к этим печальным событиям, для того, чтобы раз и навсегда однозначно обозначить позицию высшего законодательного органа российской власти.


И хотелось бы отметить в ответ на ваше высказывание по поводу Украины. Я глубоко убежден, поскольку неоднократно, во-первых, бывал на Украине, во-вторых, общаюсь с представителями политического спектра этой страны, с журналистами, политологами, представителями науки... уверяю вас, что украинских граждан не столько волнует судьба тех событий, о которых мы сейчас говорим, как судьба волнует руководство Украины, которое сознательно идет на искажение истории, сознательно говорит о том, что был геноцид в отношении одной национальности, а именно – украинцев. Доходит даже до того, что в украинской печати публикуются материалы о якобы произошедших на Украине событиях, связанных с голодом, и прилагаются различные фотографии, которые публикуются, я подчеркиваю, в официальных средствах массовой информации. Когда же начинаешь разбираться, то оказывается, что эти фотографии сделаны в Поволжье, на российской территории, и на них изображены жертвы голода, но те, которые населяли Российскую Федерацию в бытность Советского Союза. Поэтому я думаю, что в ближайшее время мы увидим еще много недружественных действий со стороны украинских властей в попытке доказать, в первую очередь, мировому сообществу обоснованность претензий, которые украинцы по-прежнему предъявляют, и намерены делать это и в будущем, в отношении Российской Федерации.



Виталий Портников: Но справедливости ради должен сказать вам, что отмечание этого Дня памяти жертв голода, оно на Украине приобретает все более и более массовый характер с каждым годом. И как раз не всегда отнюдь это связано с политическими симпатиями людей. Ну, потому что, как бы там ни было, сам фон этого отмечания – а это гибель людей, у каждого есть родственники, которые умерли от голода, - он, рано или поздно, приводит к большей акцентуации на этой проблеме.


Но вот когда вы говорите о недружественных украинских действиях, то, может быть, гораздо проще было бы, если бы две страны и Казахстан вместе выступали бы с осуждением этого события как акта геноцида. Но опять-таки трактовка самого понятия «геноцид» может иметь разные международно-правовые последствия. Но, тем не менее, это массовая гибель людей. И почему бы тут, наоборот, не полемизировать в международных организациях и на парламентских скамьях, а объединить усилия в связи с необходимостью найти историческое прочтение происшедшего?



Алексей Островский: Считаю, что нужно действовать, действительно, именно так, и определенные действия уже предприняты, в том числе и лично мною. Мною совместно с председателем Комитета Государственной Думы по международным делам Константином Косачевым подготовлено альтернативное предложение, которое мы предлагаем рассмотреть в Парламентской Ассамблее Совета Европы в апреле в рамках апрельской сессии. Под нашим проектом, осуждающим голод в целом на пространстве Советского Союза, подписались уже видные представители других делегаций, из других стран Европы. И мы предложили руководству Парламентской Ассамблеи Совета Европы объединить два этих проекта – украинский проект и российских проект, чтобы на базе этих двух предложений создать один-единственный документ, который будет предложен европейским парламентариям для рассмотрения и для принятия в окончательном виде. Такие действия делаются.


И ни в коем случае мы не хотим перетягивать одеяло: кто из нас в большей степени прав – украинцы или россияне. Речь, действительно, идет о колоссальных жертвах, об их памяти, которая никогда не будет забыта. И в этой связи нам бы очень хотелось, по крайней мере в Государственной Думе, чтобы наши коллеги, в том числе и парламентарии Украины, старались как можно меньше использовать этот печальный фрагмент нашей истории в целях какой-то узкой политической конъюнктуры.



Виталий Портников: А с украинской стороной вы ведете на этот счет диалог? В частности, завтра в Москве будет председатель Верховной Рады Украины Арсений Яценюк. А он должен общаться с депутатами Государственной Думы, с представителями вашего комитета на этот счет или это не предусмотрено?



Алексей Островский: Вы знаете, мне кажется, руководство Верховной Рады Украины занимает достаточно двойственную позицию, поскольку при подготовке данных слушаний председателем Государственной Думы Борисом Вячеславовичем Грызловым было направлено официальное приглашение Яценюку приехать и принять участие в данных мероприятиях. Но, к сожалению, ни Яценюк, ни кто-то из его заместителей сегодня на слушаниях не появился, и даже не счел нужным нас проинформировать об этом.


Что касается работы и взаимодействия с парламентариями Украины, то, действительно, такая работа ведется. Сегодня у нас на слушаниях присутствовали некоторые видные члены Верховной Рады. Также я планирую – и это один из важнейших аспектов моей деятельности как председателя комитета – проводить регулярные совещания между членами делегаций от стран Содружества, которые работают на различных международных конференциях, форумах, в том числе и в Парламентской Ассамблее Совета Европы. И такое ближайшее совещание, в том числе и с украинской делегацией, я планирую организовать и провести в рамках апрельской сессии в Страсбурге.



Виталий Портников: Но согласитесь, что в последнее время вообще говорить об интенсивных российско-украинских парламентских контактах, которые еще несколько лет назад были... и даже пару лет назад, я бы даже сказал, действовала российско-украинская парламентская группа и так далее. А сейчас этого всего не очень видно. Правда?



Алексей Островский: В какой-то степени соглашусь с вами. Хотя Межпарламентская комиссия российско-украинская сформирована некоторое время назад, буквально на прошлой неделе, и она приступает к своей работе. По крайней мере, российскую часть этой двухсторонней комиссии мы уже сформировали. И надеемся, что нашему примеру последуют и наши украинские коллеги.


А в отношении взаимодействия в целом с Верховной Радой я с вами соглашусь, Виталий. Но опять же первопричина не с российской стороны. После того как произошли изменения на Украине, я имею в виду изменения политического характера, по завершении выборов президента и выборов Верховной Рады, поменялась конфигурация сил, поменялось руководство всех ветвей власти. И безусловно, этот посыл, который мы видим, - это посыл украинской стороны, не желающей идти на более тесные контакты, на более тесные партнерские отношения. Поскольку нужно прямо признать, что вопреки ожиданиям и интересам украинского народа украинские руководители проводят в большей степени прозападную, проамериканскую политику, нежели политику добрососедских, партнерских отношений с Россией.



Виталий Портников: Но в этом смысле очень важно понять и другое. Может быть, для российского парламента сейчас не просто иметь взаимоотношения с украинским из-за вот такого разнообразия политических сил, из-за различия в подходах. Потому что Государственная Дума может позволить себе некую единую позицию, а Верховная Рада не может. И вот вы сегодня говорили о видных депутатах Верховной Рады, которые присутствовали на слушаниях. А были ли это люди из разных политических лагерей? Вот есть сомнения всегда.



Алексей Островский: Виталий, сомнения ваши абсолютно обоснованы. Действительно, все те представители Верховной Рады, которые сегодня приняли участие в слушаниях и посчитали необходимым приехать в Москву, они представляют Партию регионов. Также была госпожа Витренко, председатель Прогрессивной социалистической партии Украины, не являющейся в настоящее время парламентской партией. Но подчеркну, приглашения за моей подписью были направлены всем руководителям фракций, как и Партии регионов, так и БЮТа, и Блока Литвина, и других сил, представленных в Верховной Раде.


С российской стороны, действительно, легче сформировать единую позицию, поскольку имеется парламентское большинство в лице «Единой России». Хотя оговорюсь сразу, в парламенте нашей страны представлены четыре политические силы, которые в вопросах внутренней политики зачастую расходятся, спорят, конфликтуют, высказывают диаметрально противоположные точки зрения, а по внешнеполитическим вопросам, в первую очередь касающимся пространства СНГ и таких важнейших для нас государств и партнеров, как Украина, позиция единая.


Именно поэтому я уверен, что, в том числе, и заявление Государственной Думы памяти голода будет принято всеми фракциями и поддержано. Хотя, конечно, определенные сомнения будут у коммунистов, поскольку мы осуждаем действовавший тогда «красный» режим, который положил миллионы жизней наших с вами соотечественников. Недавно ко мне обратились представители одной из ключевых политических сил Украины с предложением оказать содействие по формированию Российско-украинского совета, который работал бы на постоянной основе.



Виталий Портников: А это парламентский совет должен быть или, скорее, общественный совет?



Алексей Островский: Общественный совет, но при поддержке двух парламентов – российского и украинского. Предложение было ко мне: оказать максимальное содействие в формировании такого совета. На что мною было отвечено следующее. Я считаю, что существование такого совета, действительно, жизненно необходимо, но при одной оговорке: и с российской, и с украинской стороны членами данного совета будут представители всех более-менее значимых политических сил. Потому что если мы создадим совет из «Единой России» с российской стороны и Партии регионов с украинской стороны, то работа данного совета...



Виталий Портников: ...она будет чисто формальной.



Алексей Островский: Да, формальной. Поскольку нам договариваться не о чем. У нас все ясно и понятно, и уже обо всем договорено. Поэтому я сказал, что до тех пор, пока не будут привлечены члены Блока Юлии Тимошенко, члены «Нашей Украины», члены Партии Литвина и других, Коммунистической, Социалистической партии Украины, проведение данного совета и его формирование просто бессмысленно. Опять же посыл с российской стороны в виде моих предложений сделан, а украинская сторона дистанцируется от этого, сознательно деля и раскалывая украинское общество на две части: ту часть, которая поддерживает Партию регионов, и вторую, которая поддерживает «оранжевые» силы.



Виталий Портников: И тут вот какой вопрос есть очень важный, мне кажется. Вы ставите во многом судьбу российско-украинского договора в зависимость от того, каковы будут отношения Украины и НАТО. Ну, понятно, по крайней мере, если реалистично посмотреть на вещи, что завтра в Бухаресте, скорее всего, ничего с этим планом действий по членству не будет. Потому что уже ряд ведущих членов НАТО высказались против того, чтобы Украине он был предоставлен. Ну, это будет означать, что, с одной стороны, Украина не получает этого плана действий по членству, а с другой стороны, тот вектор евроатлантический, который есть, он есть, он никуда не девается. Как это вообще может тогда реально повлиять на российскую позицию? Допустим, соглашение будет пролонгировано, этот договор, еще на 10 лет. Но эти 10 лет, 2009-2019 годы, - это большой исторический срок. За это время не только в НАТО можно вступить, но, извините за утопизм мышления, в Европейский союз. Ну, просто времени много.



Алексей Островский: Вы знаете, я считаю, что как раз не мы в Государственной Думе увязываем возможное вступление Украины в Североатлантический альянс с данным «большим» договором, а украинская сторона подталкивает нас к этому. Вдумайтесь, и призываю к этому уважаемых радиослушателей, как звучит название договора: Договор о дружбе, партнерстве и сотрудничестве. В случае интеграции Украины в блок НАТО о какой дружбе, о каком партнерстве и о каком сотрудничестве можно говорить, когда практически подавляющее большинство депутатов Государственной Думы разделяют уверенность в том, что, к сожалению, блок НАТО всегда будет оппонентом нашей страны и всегда будет стараться подчинить те или иные действия России, привязывая их к своим собственным задумкам, планам и так далее.


Поэтому результатом данных слушаний могут быть предложения правительства Российской Федерации: посмотреть по-новому на данный договор, - и тут возможны варианты. Первый вариант: в случае форсированного вступления Украины в НАТО расторгнуть данный договор и выйти из него в одностороннем порядке. Второй вариант: учитывая навязчивое стремление руководителей Украины втянуть свою страну за уши в Североатлантический альянс, в течение того года, который остался до истечения данного договора, очень серьезно подумать над тем, в каком виде его возможно подписать и пролонгировать на последующие 10 лет. И третий вариант, если, конечно, он устроит правительство Российской Федерации: сохранить договор в том виде, в котором он существует. Хотя для всех без исключения участников парламентских слушаний очевидно, что в том виде, в котором он существует сейчас, его сохранять нельзя.


Но думаю, что завтра вопрос о присоединении Украины к блоку не снимется. Действительно, вы сказали абсолютно корректно, и я с вами согласен, что на 99 процентов можно с уверенностью сказать, что на данном саммите в Бухаресте Украина и Грузия не получат поддержки со стороны всех членов альянса, и это не будет консолидированной позицией. Но не нужно питать иллюзий. Если руководство Украины поставило этот вопрос, значит, оно будет последовательно добиваться реализации тех планов, которые существуют. Перенесется ли это до следующего саммита или так будет продолжаться несколько лет? До тех пор пока на Украине присутствуют и руководят те люди, которые сейчас имеют для этого полномочия, а я имею в виду президента, премьер-министра и председателя Верховной Рады, не нужно питать иллюзий и заблуждаться относительно того, что завтра, получив отказ на свое письмо, руководители Украины смирятся с этим и больше данный вопрос поднимать не будут.



Виталий Портников: Хорошо, пройдут парламентские выборы на Украине, победит Партия регионов, будет сформировано другое правительство, которое скажет, что оно вообще не готово сейчас активизировать этот процесс, подпишет договор о дружбе и сотрудничестве с Россией. А потом, через четыре года пройдут новые выборы, или через два – на Украине они чаще, как известно, - и будет следующее правительство, которое скажет, что оно готово активизировать сотрудничество с НАТО, но и никаких претензий против России не имеет, как это сейчас говорит премьер-министр Тимошенко. Вот она ровно это и говорит, что она хочет развития отношений с Россией, но и не против сотрудничества с НАТО. Понимаете, ведь это означает, что Россия никогда не сможет выработать какую-то стратегическую линию по отношению к Украине, потому что на Украине меняются правительства и президенты, и политические силы, и меняется от этого курс внешнеполитический, а Россия хотела бы, чтобы этот курс был бы такой же, если угодно, стабильный, как у самой России, где, в общем, политические силы у власти не меняются долгое время. Здесь вот такая политическая ситуация, а на Украине другая.



Алексей Островский: Виталий, но вы прекрасно понимаете, что в межгосударственных отношениях очень тяжело строить планы на какое-то далекое будущее. Так было возможно только в период Советского Союза, когда был Варшавский договор, когда были планы на несколько веков вперед, и никто даже не предполагал, что в один прекрасный день – 19 августа 1991 года – это все рухнет. Поэтому я считаю, и это мое глубокое убеждение, что Российская Федерация должна заключать такие договоры со своими партнерами, которые бы не зависели от сиюминутной конъюнктуры, и чтобы приход тех или иных политических сил не мог оказывать значительного влияния на содержание каких-либо договоров или соглашений. Более того, если Российская Федерация пойдет на то, чтобы в случае прихода к власти Партии регионов пойти на более, так скажем, компромиссный и мягкий вариант данного договора, то никто не мешает нам в случае изменения политической ситуации на Украине, в случае прихода других сил, в случае очередного поднятия вопроса о вступлении страны в НАТО выйти из данного соглашения. И такие международно-правовые возможности у нашей страны есть.


К сожалению, настораживает то, что неурегулированность внутриполитической ситуации на Украине ставит под сомнение перспективу взаимоотношений между Украиной и нашей страной, а также Украиной и рядом других ключевых государств и международных организаций. Украинское общество, к сожалению, в последние годы находится в состоянии конфронтации. И я уверен в том, что ближайших перспектив по урегулированию внутриполитической ситуации на Украине нет и, к сожалению, не будет. Хотя нам, безусловно, в Российской Федерации было бы гораздо проще, если бы та или иная политическая сила доминировала бы на Украине – тогда хотя бы понятно, как строить отношения и на какую перспективу рассчитывать, будь то приход к власти, аналогичный приходу к власти в России «Единой России», Партии регионов или это будут «оранжевые» силы. Но тогда будет ясно и понятно хотя бы на ближайшие четыре года, что...



Виталий Портников: Но так может никогда не случиться.



Алексей Островский: Да, к сожалению, так в ближайшее время не случится точно. Поскольку общество украинское расколото, и власти делают все для того, чтобы этот раскол продолжался. В этих условиях нужно занимать взвешенную позицию, нужно пересматривать данный договор, нужно делать формулировки более обтекаемыми, более удобными для того, чтобы в данных условиях реализовывать нормы этого соглашения.



Виталий Портников: А что в этом соглашении вообще сейчас не так? Там Украина имеет какие-то преференции и есть какие-то статьи, которые меняют свое содержание в зависимости от каких-либо новых украинских внешнеполитических ориентаций?



Алексей Островский: Вы знаете, этот договор очень большой, там огромное количество статьей, и все перечислить в рамках даже часового...



Виталий Портников: Но, может быть, есть какие-то принципиальные вещи? Потому что я как раз просто присутствовал при самой процедуре подготовки этого соглашения, работе над ним, и это был тоже сложный процесс. Стороны вырабатывали компромиссы, было все непросто. Если вы помните, президент Российской Федерации Борис Ельцин несколько раз откладывал свой визит в Киев, и именно потому, что стороны никак не могли прийти к согласию. Поэтому именно из-за этой сложной работы у меня, например, создалось впечатление, что там нет ничего такого, что как бы было в пользу больше украинской стороны или в пользу российской. Мне казалось, что это такое стерильное соглашение.



Алексей Островский: Ну, безусловно, это достаточно базовое соглашение, в котором конкретно не прописываются какие-то достаточно узкие вещи. Тем не менее, речь идет о партнерстве и сотрудничестве как в вопросах военно-политического характера, так и в вопросах социально-гуманитарного характера, в вопросах экономического характера. Скажем, если говорить про условия этого договора, которые касаются экономического сотрудничества наших государств, то опять же мы видим конкретные недружественные действия украинских властей по отношению к России. Если брать военно-политический аспект, то это интеграция с НАТО, и об этом мы поговорили.


Если брать экономическую составляющую, то, к сожалению, в последние месяцы после прихода «оранжевых» сил к власти на Украине, мы видим так называемый процесс реприватизации. И в первую очередь он касается тех предприятий, которые принадлежат российским компаниям или российским физическим лицам. Это попытка рейдерского захвата различных заводов – и Запорожского алюминиевого завода, и Луганского тепловозостроительного завода, и ряда других, в том числе и нефтеперерабатывающих, предприятий. Поэтому до тех пор, пока украинские руководители проводят такую политику, они не могут рассчитывать на пролонгирование данного договора автоматически со стороны Российской Федерации.


Я знаю, что данный вопрос поднимался, в том числе, и в рамках двусторонней встречи на высшем уровне между президентом нашей страны и президентом Украины, были высказаны определенные опасения в отношении того, что происходит с российскими собственниками на Украине. Как минимум, российские компании должны иметь равные условия по отношению и с украинскими компаниями, и американскими, и китайскими, и немецкими, и другими. Но с учетом нахождения в рамках Содружества независимых государств, с учетом этого договора мы бы могли рассчитывать даже на более приоритетные возможности и условия для наших предприятий. Но этого, к сожалению, мы не видим, а видим диаметрально противоположное.



Виталий Портников: Послушаем звонок. Майя Юрьевна из Белгорода. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотела задать небольшой вопрос. Вы обсуждали межгосударственные отношения, а мне бы хотелось задать вопрос в части отношений гражданина и государства. Ваш собеседник представляет Государственную Думу, в которой принимается ряд законов. Но, в том числе, я тоже считаю, что нужны законы по защите интересов соотечественников в странах ближнего зарубежья. Я, например, приехала из Украины в Российскую Федерацию до 1985 года. Но вот в части политических репрессий я думаю, что у вас либо нет полной информации, либо данная информация тщательно скрывается.



Виталий Портников: Подождите! Вы о чем говорите, Майя Юрьевна?



Слушатель: Я говорю об отношениях между государствами, которые были в составе Советского Союза бывшего.



Виталий Портников: А вы все-таки задайте вопрос.



Слушатель: Вопрос у меня такой. Скажем, письма из дальнего зарубежья попадают под арест. ФСБ заявляет, что «вы при жизни ничего не получите». Хотя в заявке за границу... у меня ушла заявка на публикацию научных работ...



Алексей Островский: Майя Юрьевна, простите, что я вас перебил...



Виталий Портников: Майя Юрьевна нам часто звонит. Она занимается научными работами, поэтому у нее тут есть проблемы. Но закон о защите соотечественников – это более интересно, чем научная деятельность Майи Юрьевны, просто в рамках этого нашего эфира.



Алексей Островский: Если позволите, я коротко отойду от темы эфира. Хотел бы сказать и Майе Юрьевне, и другим нашим соотечественникам, проживающим в настоящее время как в Российской Федерации, так и за ее пределами, что работа с соотечественниками – это один из приоритетов работы нашего комитета. Достигнута принципиальная договоренность и проведены соответствующие консультации. В ближайшее время при Государственной Думе будет возрожден Совет соотечественников. Сегодня утром у меня состоялась встреча с членами Координационного совета российских соотечественников, на которой мы обсудили наиболее острые проблемы. В ближайшее время нашим комитетом планируется внесение различных поправок как в закон о гражданстве, так и в закон о соотечественниках, о положении иностранных граждан на территории Российской Федерации. Эту работу мы ведем ежедневно, и она одна из наиболее приоритетных.


Что касается проблемы наших соотечественников, проживающих на Украине (а это уже ближе к теме нашего сегодняшнего эфира), то нас настораживают те тенденции, которые мы видим на Украине. Это и решение Конституционного суда об обязательном дублировании всех фильмов, которые планируется демонстрировать на украинском телевидении или в украинских кинотеатрах. Мы видим попытку раскола Русской православной церкви. Мы видим сознательные...



Виталий Портников: Но это уже не Конституционным судом.



Алексей Островский: Нет, конечно. А в отношении Конституционного суда я сказал – это решение по дубляжу фильмов.


Власти Украины сознательно идут на обострение отношений в рамках единой церкви, все делают для того, чтобы украинская часть Русской православной церкви окончательно отдалилась. Идут конкретные действия по разрушению храмов, по их закрытию. Также мы видим то, что есть притеснения очень серьезные и с русским языком, и с обучением на русском языке, как и в рамках среднего образования, так и в рамках высшего образования. Также эта проблема существует уже не только на Украине, но и в республиках Центральной Азии. Более того, есть колоссальные проблемы с негражданами, проживающими в Латвии и в Эстонии. Все эти проблемы мы знаем, занимаемся ими. И уверяю вас, что...



Виталий Портников: Вот это и есть проблема Совета соотечественников, собственно, как я понимаю, да?



Алексей Островский: Да, конечно, Виталий, вы правильно говорите. Именно поэтому достигнута принципиальная договоренность о том, что Совет соотечественников будет при Государственной Думе в ближайшее время возрожден.


Более того, обращаюсь к соотечественникам. Хочется сказать, что невозможно вносить изменения как в закон о поддержке наших соотечественников, проживающих за рубежом, так и в закон о гражданстве без обратной связи с вами. В этой связи Государственная Дума в ближайшее время поручит одной из компаний провести мониторинг среди наших общин, в первую очередь, проживающих в ближнем зарубежье, с целью – понять, необходимо ли вносить какие-либо изменения, и если вносить, то какие.



Виталий Портников: Иван Алексеевич из Москвы. Здравствуйте, Иван Алексеевич.



Слушатель: Здравствуйте. У меня такого рода вопрос. Ну, во-первых, я хотел бы сказать, что я целиком и полностью поддерживаю позицию дружбы, братства между народами России и Украины и категорически не приемлю теперешние позиции руководства Украины.


Но у меня первый вопрос к гражданину Островскому вот какой. Будет ли осуждаться только голод 1930-ых годов, который был явно вызван стремлением советского правительства сделать так, чтобы мы были готовы к войне, или будет осуждаться голод 90-ых годов XIX столетия, царского правительства, интервенция и развязывание Гражданской войны с чехами, и голод, последовавший в 21-ом году?



Виталий Портников: Подождите! Такое ощущение, что вы считаете, что господин Островский за все это несет личную ответственность.



Слушатель: Нет-нет. Меня просто интересует вопрос: будет ли осуждаться геноцид, вымирание российского народа при Ельцине и частично при Путине? Это первый вопрос.


И второй вопрос. Вы, как правило, не представляете своих гостей, кроме называния его сегодняшней должности. А хотелось бы знать, кто такой господин, гражданин Островский. Он не из белых эмигрантов случаем?



Виталий Портников: Нет, он не похож на белого эмигранта. Но он вам сам может все о себе рассказать.


Вы не белый эмигрант, господин Островский?



Алексей Островский: Нет, не белый. И сейчас подробно расскажу и о себе, и отвечу на вопрос уважаемого радиослушателя.



Виталий Портников: Просто такой замечательный у нас получится конец эфира – мы узнаем, что господин Островский не белый эмигрант. Ради этого уже стоило вообще все это проводить.



Алексей Островский: Что касается первой части вашего вопроса, то, безусловно, рассматривая данный проект заявления, мы не будем говорить о тех фактах нашей истории, о которых вы упомянули. Ни о голоде 20-ых годов, ни о событиях позапрошлого века, тем более, о якобы существующем геноциде со стороны нынешних властей. Если ворошить историю, то можно на каждом из заседаний Государственной Думы принимать по одному заявлению за другим, дойти сначала до Петра I , а потом – до Ивана Грозного.



Виталий Портников: Вот если бы в каждом украинском селе, или поволжском, или казахском, был бы хотя бы один такой продовольственный магазинчик, который сейчас там есть, я боюсь, что населения бы сейчас на постсоветском пространстве было бы на миллионов 10 больше.



Алексей Островский: Видимо, так.


Теперь коротко о себе. Я уже второй раз являюсь депутатом Государственной Думы. Я представляю фракцию ЛДПР, являюсь заместителем председателя партии ЛДПР. В прошлом созыве Государственной Думы я работал заместителем председателя Комитета по международным делам. Имею два высших образования. Я окончил Московский государственный институт международных отношений по специальности «Юриспруденция», а также Московский государственный открытый университет, факультет «Международные экономические отношения». В политике уже 14 лет. Считаю свое нынешнее место работы очень важным, поскольку, в принципе, считаю, что Комитет по делам СНГ должен быть, и все сделаю для этого, одним из приоритетных комитетов Государственной Думы. В первую очередь еще и потому, что внешнюю политику в отношении постсоветского пространства и в отношении Содружества независимых государств считал и считает наиболее приоритетной как действующий глава нашего государства, так и избранный.



Виталий Портников: Юрий Владимирович из Волгоградской области. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы хотел обратить внимание на надежность России в выполнении международных, скажем, договоренностей. Скажите, если бы Россия выполнила те договоренности, которые были заключены в свое время между СССР и Югославией, разве был бы такой НАТОвский террор на Балканах? Можно сказать, с попустительства нынешних властей России. Вот такой вопрос.



Виталий Портников: А между Россией и Югославией не было договора о дружбе и взаимной помощи.



Слушатель: Советско-югославские договоренности.



Виталий Портников: Нет, вы как-то, по-моему, многое забыли о советско-югославских отношениях. Югославия заключила договор в свое время, еще при Тито, о взаимопомощи с Североатлантическим союзом. Конечно, об этом сейчас не любят вспоминать, но это такой факт. После того как Иосип Броз Тито и товарищ Сталин поссорились, там было заключено соглашение совсем с другими странами.


Но это вопрос не ко мне, а это вопрос к вам, господин Островский.



Алексей Островский: Ну, сложно отвечать на вопрос, который задан...



Виталий Портников: Да, к сожалению, там нет оснований вот в этом смысле. Можно, конечно, Россию за что угодно ругать, но нельзя ругать страну за то, что она не выполняет тех обязательств, которые она на себя не брала.



Алексей Островский: Конечно.



Виталий Портников: Елена Владимировна из Москвы. Здравствуйте, Елена Владимировна.



Слушатель: Добрый день. Вы меня извините, но мне хочется узнать... Вот я купила книгу автора А.Островского «Кто стоял за спиной Сталина». Случайно не вы автор?



Алексей Островский: Нет, не я.



Слушатель: Ну, ладно... Тогда извините.



Виталий Портников: Слушайте, мы о вас столько всего узнаем сегодня за время программы, что я уже даже не знаю...



Алексей Островский: И даже не внучатый племянник писателя Николая Островского, который написал «Как закалялась сталь».



Виталий Портников: А было бы неплохо, кстати.



Алексей Островский: Не уверен.



Виталий Портников: Вам не нравится Николай Островский?



Алексей Островский: Ну, не сказал бы, что нравится.



Виталий Портников: Вот тут слушатель считает, что России лучше сотрудничать с НАТО, чем с Ираном и Северной Кореей, у которых есть ядерное оружие.



Алексей Островский: Я абсолютно не согласен с этой формулировкой. И в первую очередь потому, что я глубоко убежден... Что такое, изначально хотелось бы сказать, блок НАТО. Блок НАТО – это военная организация, которая призвана реализовывать те задачи, которые ставят перед собой руководители ряда ключевых игроков на нашей планете, и в первую очередь, конечно, Соединенные Штаты Америки. Задача Соединенных Штатов Америки... точнее, их несколько. Первая: расчленить максимально возможным образом нашу страну, превратив ее в ряд небольших евразийских государств.




Виталий Портников и Алексей Островский

Виталий Портников: Вы сейчас не официальную позицию выражаете, а свою?



Алексей Островский: Я выражаю свою личную позицию, и я об этом сказал. Мое глубокое убеждение.


Считаю, что США хотят минимизировать влияние России, а для этого расчленить нашу страну, как я уже сказал. Второе: полностью подмять под себя все природные ресурсы, которыми обладает наша страна, установить над ними полный и тотальный контроль. Также установить полный и тотальный контроль над ядерным потенциалом нашей страны и фактически превратить население нашей огромной страны в обслуживающий персонал для американцев и для стареющей Европы.


Подчеркиваю, я говорю это как гражданин нашей страны, как депутат Государственной Думы, поскольку не уполномочен своим комитетом говорить об этом в качестве председателя.



Виталий Портников: И последний вопрос, который я хотел бы вам задать. Вот сейчас, по большому счету, среди граждан Украины большая часть выступает против присоединения Украины к НАТО. А вы не опасаетесь того, что если Россия будет принимать какие-нибудь резкие шаги, вот такие, допустим, как блокирование «большого» договора, вот какого-то такого рода действия, что это увеличит число людей, которые будут, скорее, сторонниками этого присоединения, потому что будут считать, что нет никакого другого выбора?



Алексей Островский: Вы знаете, Виталий, я бы не хотел, чтобы у вас и у радиослушателей сложилось впечатление, что Россия планирует каким-то образом нанести удар по российско-украинским взаимоотношениям. Никто не говорил, не говорит (и я надеюсь, в случае благоприятного развития ситуации) о том, что Россия поставит под сомнение данный договор. Сегодня на слушаниях мы заявили лишь о том, что в случае продолжения определенной политики руководства Украины мы имеем право это сделать. Считаю, что подобного желания со стороны российского руководства нет и не будет до тех пор, пока Украина не присоединится к НАТО.



Виталий Портников: Спасибо. Всего вам доброго!


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG