Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Мессерер: «Художник больше виден в музыкальном спектакле»


Борис Мессерер. Эскиз декорации к спектаклю «Три возраста Казановы. Драматические сцены в стихах» по Марине Цветаевой

Борис Мессерер. Эскиз декорации к спектаклю «Три возраста Казановы. Драматические сцены в стихах» по Марине Цветаевой

В Российской Академии художеств открылась выставка произведений Бориса Мессерера. Этот проект посвящен 75-летию знаменитого театрального художника и 50-летию его творческой деятельности. Мессерер был одним из тех, кто в 1960-70-е годы совершил революцию в сценографии.


До прихода в театр «шестидесятников», таких как Боровский, Левенталь и Мессерер, советская сценография была исключительно реалистичной. Написано в ремарке «действие происходит в гостиной» — со всем старанием сооружали гостиную. С новым поколением театральных художников возникла новая мера условности. Теперь сценографы стали наравне с режиссерами полноправными создателями образа спектакля. Одна из самых известных работ Мессерера того времени — чрезвычайно графичная, с жесткими контурами «Кармен-сюита», где над сценой — как рок — нависала гигантская маска быка. На выставке в Академии художеств, среди ста других макетов и эскизов, — эскизы декораций и костюмов к этому балету. Вообще, Борис Мессерер создал так много (и не только в театре), что одной юбилейной выставкой не ограничишься. Неделей раньше состоялся его вернисаж в Музее личных коллекций.


«Вот выставка в Музее личных коллекций — это специально выставка чистой живописи, чистой графики и инсталляции, — говорит Борис Мессерер. — Принцип был один — что там театра нет. А здесь, наоборот, принцип, что только театр. Еще будет третья выставка — акварельная — в Третьяковской галерее 12 апреля».


И театральных работ набралось бы не на одну выставку: «Гораздо больше, конечно. Здесь только три зальчика всего выставлено, очень мало. Но что мне делать? Такие условия, приглашение такое было», — говорит Борис Мессерер.


Для экспозиции в Академии художеств Борис Мессерер отобрал по большей части работы, связанные с музыкальными театрами. География впечатляет: Большой и Маринка, Новосибирский и Ереванский оперные театры, да мало ли какие еще.


«Художник, вообще говоря, больше виден в музыкальном спектакле. Хотя я проработал десять лет во МХАТе главным художником, делал с Ефремовым крупные спектакли — "Борис Годунов", "Горе от ума" и так далее, но в балете, конечно, художник виднее», — говорит Борис Мессерер.


Быть может, наиболее полно (макетом и целой серией эскизов) представлен недавний балет в Большом театре. Это «Волшебный ручей» Шостаковича. В пышные декорации, в которых угадывается сталинский ампир декора ВДНХ, Мессерер вписал лозунги времен коллективизации. Приглядевшись, замечаешь, что среди агитационных текстов, вроде «Женщины в колхозах — большая сила» или «Тракторы и ясли — двигатели новой деревни», есть и вошедшая в историю брань в адрес композитора. «Сумбур вместо музыки», к примеру.


XS
SM
MD
LG