Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение» с Андреем Загданским





Александр Генис: Сегодня мы с ведущим «Кинообозрения» Андреем Загданским поделимся своими впечатлениями о фестивале авангардного кино «Черная Мария», который сейчас путешествует по Америке. Прежде всего, что это означает?



Андрей Загданский: У этого названия совершенно замечательное объяснение. В 27-й раз они проводят фестиваль, с 80-х годов, и фестиваль называется «Черная Мария», потому что в городке Уэст Оранж….



Александр Генис: У нас, в штате Нью-Джерси…



Андрей Загданский: …господин Эдисон, великий американский изобретатель, начал заниматься экспериментами с кино. Для этого был специально построен такой сарай, внешне достаточно неуклюжий, где происходили эти первые съемки. Сарай этот внешне очень напоминал воронок, которым пользовались в то время полицейские. По-русски - «черный ворон», по-английски - «черная Мария».



Александр Генис: Кутузка на колесах.



Андрей Загданский: Таким образом, по-русски вполне можно перевести название фестиваля - «Черный воронок».



Александр Генис: Удачное название!



Андрей Загданский: И очень неплохо подходит для названия авангардного кинофестиваля.



Александр Генис: На этом фестивале было немало фильмов, которые затрагивали тему маргинальной культуры.



Андрей Загданский: Фестиваль организован по достаточно необычному, собственному принципу. Жюри фестиваля отбирает фильмы, создает из них программы, а потом с этими программами они едут по всей Америке, показывая либо сегменты фильмов, либо всю картину полностью. Так они существуют уже многие годы. Открывается фестиваль в феврале, а после этого эта программа ездит до августа месяца по всей Америке. В основном это, конечно, университетские города, всякие творческие компании.



Александр Генис: Интеллектуальное гетто.




Андрей Загданский: Немножко оскорбительное название, но как определение оно годится. И вот такой фестиваль и в этом году, где много короткометражных авангардных фильмов, некоторые из которых я смотрел с большим удовольствием. Они мне были интересны потому, что там, где есть эксперимент, где есть попытка найти новый язык, новую форму, это всегда очень интересно. Кино движется, кино постоянно развивается и каждое новое маленькое открытие интересно.



Александр Генис: Я не опытный зритель и такие фестивали не посещал никогда, поэтому мне было особенно интересно смотреть на то, что я просто раньше не видел. Например, на меня произвела огромное впечатление анимационная картина, изображающая вьетнамского солдата. Это история о вьетнамской войне и о вьетнамском солдате, которая нарисована в виде очень экспрессивной анимации. Оскар Кокошка мог бы так рисовать. Это совершенно не похоже на наши слащавые диснеевские мультфильмы. И это очень сильно действует именно потому, что это дневник в картинках.



Андрей Загданский: Мультфильм так и назевается «Скетч Бук», это такие рисованные записи. Он сохраняет эту стилистику наброска, очень динамичную, вводит цвет, и все это создает впечатление очень личного, очень драматического опыта. Мне эта картина очень понравилась, она оставляет очень глубокое впечатление. Превратить то, что мы обычно видим в документальной среде, оторвать от реальности, от крови, от реальных ран, от реальных бинтов, от реальных выстрелов, превратить в анимацию, в рафинированную, эстетическую форму, и при этом сохранить этот сырой эмоциональный импульс.



Александр Генис: И при этом это очень мастерски сделано. Например, как нарисовать то, что видит солдат в очках ночного видения? Это очень непростая задача. Я думаю, что мы еще услышим об авторе этого кино, когда он доберется до больших форм.




Андрей Загданский: Может быть, он и не станет добираться до больших форм. Многие авангардисты остаются в своих, малых формах и довольствуются ими. Не всякий художник хочет в Голливуд, и далеко не всякий художник хочет писать картины по заказу Медичи. Есть люди, которые довольствуются своими культурными нишами.



Александр Генис: «Черная Мария» как раз для таких?



Андрей Загданский: Абсолютно. Это такое, как вы сказали, культурное гетто. В разных вариациях. Другая яркая, очень маленькая и очень эмоциональная картина о том, как отец и мальчик идут из синагоги к машине. Отец - мужчина лет 45-ти, и мальчик лет 13-14. Когда они проходят мимо группы самых вульгарных, элементарных хулиганов, хулиганы начинают приставить к отцу. У отца нет ни мужества, ни духа, ни уличного опыта сопротивляться хулиганам, и хулиганы издеваются над ним – сбивают с его головы кипу, требуют, чтобы он ее поднял. Отец при этом отправляет мальчика к машине. Таким образом, мальчик спасен от этого унижения, но не спасен от необходимости видеть, как хулиганы унижают отца. Это очень короткая картина, очень горькая, очень острая, очень наблюдательная, очень хорошо сыгранная. Зрители, как вы помните, реагировали на нее очень эмоционально.



Александр Генис: Чеховский этюд. Все построено на необычайно тонких деталях, все очень коротко, очень быстро, все недосказано, все очень по-английски. По-моему, это и есть английский фильм?



Андрей Загданский: Это английский фильм. И все работает, в эти обстоятельства веришь.



Александр Генис: Андрей, фестиваль «Черная Мария» мало известен, конечно, во всем мире. Тем не менее, раз он существует 27 лет, то у него существует определенная репутация в мире кино?



Андрей Загданский: Фестиваль этот международный. Если вы помните, были представлены фильмы из разных стран. Фестиваль кочует не только по студенческим городам, но и по большим музеям. Следующий показ фестиваля будет в марте месяце в Бостоне, в Музее изящных искусств. И это вполне рафинированная, не маргинальная площадка для фестиваля.



XS
SM
MD
LG