Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликты в Афганистане и в Ираке – задачи для Североатлантического союза


Ирина Лагунина: Как я уже сказала, один из центральных вопросов саммита НАТО - это роль этой организации в Афганистане и сохранение ее эффективности в этой кампании при том, что европейские страны не всегда готовы направлять своих военнослужащих в особо опасные афганские провинции. Ситуация в Афганистане и в Ираке стала темой открытой дискуссии в вашингтонском Фонде «Наследие», проходившей в преддверии встречи в Бухаресте. Рассказывает наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Открывая конференцию, заместитель директора Института международных исследований при Фонде «Наследие» Джеймс Карафано особо отметил взаимосвязанность афганской и иракской кампаний, которая придает им глобальный характер.



Джеймс Карафано: Прежде США фактически никогда не вели глобальных войн. Даже во время Второй мировой войны наша страна воевала отдельно против Германии и отдельно против Японии. С точки зрения Соединенных Штатов, происходящее в Ираке, Афганистане и сопредельном с ним Пакистане в высшей степени взаимосвязано в плане всеобщей войны с терроризмом. Победа над «Аль-Каидой» в Ираке важна для ее общего разгрома, учитывая, что для Усамы бин Ладена самоутверждение «Аль-Каиды» в Ираке – дело чести. На самом деле большинство жертв этой войны – мусульмане. И это делает действия бин Ладена нелегитимными в глазах мусульманского мира. Поэтому победа над «Аль-Каидой» в Ираке и стабилизация этой страны идеологически важна для победы над радикальными исламистами в Афганистане и Пакистане. К тому же, чем больше ресурсов мы сможем высвободить в Ираке – тем больше мы их сможем направлять в помощь Афганистану.



Аллан Давыдов: В преддверии бухарестского саммита НАТО участники дискуссии выражали озабоченность тем, удастся ли этой организации усовершенствовать свою общую стратегию в Афганистане и более эффективно использовать вклад различных членов союза в закрепление успеха миссии в этой стране. Говорит сотрудница Центра азиатских исследований при фонде «Наследие» Лиса Кертис.



Лиса Кертис: Международные обязательства по обеспечению безопасности и стабилизации в Афганистане остаются твердыми. Однако различие в подходах к достижению общих стратегических цели угрожает целостности союза. Саммит НАТО даст возможность еще раз подтвердить значимость миссии НАТО в Афганистане для европейской, американской и глобальной безопасности. США наращивают свое военное присутствие в Афганистане. Направив туда, в основном на юг, 3200 морских пехотинцев, Соединенные Штаты доводят общую численность своего военного персонала до 29 тысяч человек, что почти равно численности остального контингента натовских Международных сил содействия безопасности в Афганистане, представленного тремя десятками стран. Мы надеемся, что одним их результатов встречи Бухаресте станет обязательство по предоставлению дополнительных войск со стороны других членов НАТО. В то же время заслуживает одобрения Резолюция Совета безопасности ООН №1806 от 20 марта, направленная на расширение полномочий нового представителя ООН в Афганистане. Хотя в последние 6 лет приток помощи в Афганистан обеспечил положительные сдвиги в здравоохранении и образовании, в сфере усиления государственных институтов эта помощь возымела меньший эффект. Вряд ли государства-доноры будут получать от ООН рекомендации по использованию средств. И все же лучшая координация повысила бы прозрачность и согласованность процесса восстановления страны. Пока само правительство Афганистана не будет способно координировать донорскую помощь, эту роль должно выполнять представительство Миссии помощи ООН Афганистану.



Аллан Давыдов: Лиса Кертис указала на прямое влияние событий в Пакистане на ситуацию в Афганистане.



Лиса Кертис: Вашингтон должен воспользоваться политическими переменами в Пакистане, вызванными выборами 18 февраля, на которых победила демократическая оппозиция. Хотя новое гражданское правительство на первых порах постарается в определенной мере дистанцироваться от проамериканского курса, Вашингтон должен продолжать напоминать новому руководству об общих с Исламабадом интересах в сфере сдерживания террористической угрозы в Пакистане. Крупная победа на выборах светской пуштунской партии над прорелигиозными партиями в северо-восточной части страны может благоприятствовать политической изоляции движения талибов и элементов «Аль-Каиды» вдоль афгано-пакистанской границы. Однако блокирование общей террористической угрозы в Пограничной провинции потребует многосторонних усилий, включая тесную американо-пакистанскую координацию действий, крупномасштабную экономическую помощь, высокоточные военные операции против террористических лидеров, всеобщие усилия по подрыву экстремистской идеологии, а также привитие нового уклада политической жизни, для того, чтобы интегрировать этот регион в систему всей страны.



Аллан Давыдов: Бывший заместитель командующего силами НАТО в южном секторе Афганистане канадский бригадный генерал Марк Хейнс поделился своими афганскими наблюдениями.



Марк Хейнс: Конфликт в афганском обществе очень неравномерен. Его можно представить в виде треугольника, с углами, представляющими мятежников, правительство и силы НАТО. В центре треугольника - население страны. Правительство и повстанцы борются за достижение консенсуса с населением. Талибы пытаются вернуть себе контроль над страной, дискредитировать правительство и НАТО, ведут пропагандистские кампании. До определенной степени это им удается. Кроме талибов, нашими врагами в этой стране являются коррупция, преступность и межплеменная вражда. В южной части Афганистана, в которой родилось движение талибов, сегодня живут 3 миллиона человек Почти половина из них - молодежь в возрасте до 15 лет. В потенциале полмиллиона человек в этом регионе могут стать бойцами талибов. В то же время надо учитывать, что пуштуны, составляющие большинство населения региона, контролируемого талибами – прагматики. Они устали от конфликтов и хотят мира. Когда я приехал в Афганистан, мне говорили что 20 процентов афганцев - сторонники правительства, 20 процентов – за талибов, и 60 процентов занимают выжидательную позицию. Через 9 месяцев у меня сложилось убеждение, что центральное правительство поддерживают больше афганцев, чем принято считать. У афганцев в системе приоритетов сначала своя семья, затем свое племя, а уже затем идеология и религия. Поэтому при проведении операций НАТО важно убеждать простых афганцев в том, что они принесут им стабильность.



Аллан Давыдов: Генерал Хейнс добавляет, что талибы заполняет на юге вакуум, созданный скорее слабым правительством, чем сильным повстанческим движением. Он говорит, что необходимо способствовать тому, чтобы правительство в Кабуле распространяло свое влияние и на отдаленные провинции. По его мнению, хорошее управление – это то что убеждает жителей Афганистана, что их страна в безопасности и у нее есть будущее.


Выступивший на дискуссии в Фонде «Наследие» директор Центра международной безопасности и оборонной политики РЭНД-Корпорейшн Джеймс Доббинс назвал «поразительным» то, что до недавнего времени американская администрация не видела взаимосвязи между Ираком, Афганистаном и Пакистаном.



Джеймс Доббинс: После терактов 11 сентября 2001 года США решительно вошли в Афганистан. Победа была быстрой и обманчиво легкой. Режим сменился, вся кампания заняла несколько недель. Это ободрило администрацию и народ США. Казалось, все можно повторить сравнительно малой кровью, теперь - в отношении Ирака. Результатом стало, как мы знаем, определенное смещение фокуса от Афганистана и, возможно, что еще более важно – от Пакистана, на территории которого продолжала укрываться и крепнуть «Аль-Каида». Мне кажется, что если бы мы не начали поход на Ирак - на Афганистан было бы направлено больше ресурсов, быстрее бы шло восстановление страны, и талибы бы не смогли опять поднять голову, как это происходит сейчас. Но, похоже, сейчас Белый дом начинает понимать, что в подобной ситуации для достижения цели необходимо большое количество ресурсов в течение долгого времени. Мне представляется важным то, что по сути в Афганистане мы имеем дело с пуштунским повстанческим движением. Большинство пуштунов живет не в Афганистане, а в Пакистане, где их права ущемляются. Но пакистанцы предпочитают, чтобы пуштуны реализовывали свои амбиции в Афганистане. Это подчеркивает, насколько остро США, НАТО и международное сообщество в целом нуждаются в интегрированной стратегии. Она должна не только сводиться к военным операциям, но и обращаться к сути проблемы талибов и алькаидовцев, укрывшихся на огромной неуправляемой территории вдоль афганской границы в Пакистане.



Аллан Давыдов: Вскоре после саммита НАТО Вашингтон вновь сосредоточит внимание на Ираке. Командующий американскими силами в Ираке генерал Дэвид Петреус и посол США в Багдаде Райан Крокер должны будут отчитаться перед Конгрессом о развитии ситуации в Ираке в сферах безопасности, дипломатии и политики через год после начала наращивания там американского военного присутствия. Участники конференции в Фонде «Наследие» дали собственные оценки ситуации в Ираке, включая некоторые прогнозы.


Старший исследователь Фонда «Наследие» Джеймс Филлипс разделяет превалирующую сегодня точку зрения, состоящую в том, что наращивание сил дало весьма положительные результаты.



Джеймс Филлипс: Соединенные Штаты, Ирак и союзники по коалиции за минувший год достигли существенного прогресса в битве с повстанцами в Ираке, в снижении уровня межконфессиональной напряженности и в укреплении компетентности молодого иракского правительства. Генерал Петреус полагает, что уровень насилия снизился благодаря трем факторам: настойчивому наступлению на «Аль-Каиду в Ираке» и на другие мятежные военизированные группировки; отказу иракского населения сотрудничать с экстремистами, а также постепенному усилению иракских сил безопасности.



Аллан Давыдов: Старший исследователь Вашингтонского института ближневосточной политики Майкл Айзенстадт предлагает более критически и избирательно подходить к концепции общенационального примирения в Ираке.



Майкл Айзенстадт: Несомненно, кое-где можно видеть подлинное примирение. Ситуация на местах разная. Но в целом люди понимают, что вынуждены жить вместе. На уровне различных местных этноконфессиональных общин отмечается стремление совместно найти пути к достойному образу жизни. Но для меня в то же время очевидно, что некоторые члены иракского правительства, пользуясь нынешней ситуацией, стараются обеспечить не примирение, а превосходство своей партии или своей общины. Добавлю, что большой загадкой остается исход президентских выборов в США. Вероятные кандидаты выражают кардинально противоположные взгляды на будущее иракской кампании. Не ясно, решит ли следующая администрация в короткий срок вывести войска из Ирака или остаться в этой стране надолго. И этот фактор тоже берется в расчет высокопоставленными политиками в Багдаде.



Аллан Давыдов: Глава кафедры изучения стратегии вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Энтони Кордесман с большой тревогой говорил о том, что иракская стратегия Белого дома в обозримом будущем вызывает у него ряд серьезных вопросов. Сам Кордесман не раз бывал в Ираке и в целом на Ближнем Востоке.



Энтони Кордесман: Поездки в Ирак или Афганистан дают то, чего не видно в Вашингтоне. Они дают чувство реальности, Именно на реальность следует опираться, а не увлекаться планированием цифр и показателей на следующий год. Надо принимать в расчет необходимость переходного периода в Ираке, а также иметь сильную команду специалистов по этой стране. После трех лет войны, неэффективных действий и дорогостоящих ошибок такая команда у нас появилась в лице генерала Петреуса и посла Крокера. Но сохранится ли она в ближайшем будущем? Крокер уже заявил, что покинет пост посла до прихода новой администрации. Другая проблема – в нашей команде национальной безопасности в Вашингтоне. Она никогда не была сильной, всегда испытывала глубокие расхождения во мнениях и перетряски в своем составе. Новая же администрация не сможет сформировать собственную команду до середины 2009 года. И мы должны тщательно подумать над скрупулезным планированием переходного периода. Уже сейчас следует решать степень нагрузки на наши силы в Ираке, если они будут оставаться там. Сегодня мы не способны решить суннитско-курдскую проблему, мы не можем передислоцировать часть наших сил на юг Ирака. Мы также не можем укомплектовать группы гражданских советников в Ираке и в Афганистане. Легко говорить о подкреплении борьбы с терроризмом политическими, культурными и идеологическими действиями. Но у нас для этого нет ни людей, ни опыта. Если мы хотим добиться успеха в Ираке, то администрации и Конгрессу предстоит заняться решением этих проблем в нынешнем и будущем финансовом годах.



Аллан Давыдов: Энтони Кордесман говорит, что нынешняя администрация никогда не представляла общественности логически последовательного плана по Ираку или по Афганистану, не объясняла, каковы будут обязательства и потери, что понадобится в будущем для достижения успеха. Поэтому президенту США, который будет избран в ноябре, предстоит создать принципиально иную атмосферу лидерства. Пока же, по словам видного эксперта, вероятные кандидаты в президенты не предлагают ничего, кроме риторики.


XS
SM
MD
LG