Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Филантропия в Словакии


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Братиславе Инна Земляная.



Дмитрий Морозов: Один из самых читаемых еженедельников в Словакии «Плюс семь дней» сейчас публикует серию статей о жизни самых богатых словаков. Материалы пестрят атрибутами роскоши - загородными домами, дорогими квартирами, яхтами, машинами и самолетами. О таком понятии, как «филантропия», там не упоминается. Создается впечатление, что словацкие богачи далеки от того, чтобы своим успехом, материализованном в прибылях, хотя бы немного поделиться с теми, кому не так повезло...



Инна Земляная: По мнению словацких психологов, отсутствие желания помогать неимущим - довольно типичная черта характера многих жителей Словакии, а не только ее истеблишмента. По результатам одного социологического опроса, в прошлом году лишь 46 процентов словаков пожертвовали деньги на тот или иной гуманитарный проект. Означает ли это, что на протяжении последних лет ситуация в стране не изменилась: несмотря на улучшение уровня жизни, словаки щедрее не стали?


Мнение почетного президента Института развития общества в Словакии Мартина Буторы.



Мартин Бутора: В Словакии традиции, имеющие отношение к филантропии, прослеживаются со времен Австро-Венгрии, когда богатые семьи уделяли большое внимание помощи бедным. Филантропия развивалась и во время первой Чехословацкой республики. Однако все это было прервано на 40 лет с приходом коммунизма.



Инна Земляная: Подобная ситуация сложилась и в соседних странах. Однако значение понятия «филантропия» там вспомнили быстрее, чем в Словакии.



Мартин Бутора: В Чехии это связано с тем, что общество богаче, а традиции филантропии глубже. Уже в XIX веке в Австро-Венгрии у чехов было четыре основных условия для активного развития общества: развитая отечественная промышленность; развитая система образования; развитое самоуправление и, наконец, достаточно сильные СМИ. Отсюда и многогранность жизни общества, где имела место и филантропия.



Инна Земляная: Однако вернемся в Словакию. По мнению специалистов, здесь в области гуманитарной поддержки не все так плохо. Быстрыми темпами развивается корпоративная филантропия. Ее формы - разные. Это могут быть и обычные пожертвования, и создание собственных фондов, и спонсорство. Что побуждает к тому предприятия? Добрая воля? Или это продуманный рекламный шаг? По мнению Мартина Буторы, и то, и другое.



Мартин Бутора: В том, что при помощи различной деятельности в области филантропии фирма старается усилить свою позицию на рынке, улучшить свой имидж в глазах общественности, нет ничего зазорного. Главное, чтобы она это делала в соответствии с правилами корпоративной ответственности фирм перед обществом, что представляет собой соблюдение этических норм, уважение к потребителю, служащим фирмы, поставщикам, партнерам и бережное отношение к окружающей среде.



Инна Земляная: В Словакии в последние годы действует закон, позволяющий отчислять физическим и юридическим лицам 2 процента от общей суммы налога на прибыль различным общественным организациям. Лишь в прошлом году эта сумма составила более одного миллиарда словацких крон. Эта система не идеальна для финансирования третьего сектора, как в Словакии называются общественные организации, но руководство таких организаций уже научилось работать в новых условиях. Из 30-ти тысяч зарегистрированных организаций третьего сектора сегодня в Словакии 8 тысяч получают деньги таким способом.


Развитие филантропии зависит и от государственной политики в этой области. «Государство должно создавать условия для того, чтобы люди помогали друг другу», - считает Мартин Бутора.



Мартин Бутора: Мы обязаны избавиться от представления о том, что обо всем должно заботиться государство. В Словакии это укоренилось в сознании людей. Но это - ошибочное представление. Даже в идеальном государстве, во главе которого будут стоять гениальные лидеры, возникнут проблемы, которые невозможно решить без помощи граждан. Поэтому необходима такая политика правительства, которая бы стимулировала бы действия людей, направленные на общественную работу, а не такая, которая бы сама решала проблемы граждан, тем самым ослабляя их активность.



Инна Земляная: Что касается отношения словаков к филантропии, то оно, по мнению специалистов, хоть и медленно, но изменяется. Другое социологическое исследование показало, что 91 процент населения Словакии уверен в благоприятном воздействии филантропии на развитие общества. Более того, половина словаков одноразовыми взносами сама участвует в различных гуманитарных проектах. Это помощь малоимущим и больным, организация спортивных и культурных мероприятий, а также планирование досуга детей и подростков. Однако области, в которые начинают вкладывать деньги финансовые доноры, расширяются. Сегодня это также и охрана окружающей среды, охрана прав человека и поддержка меньшинств. Вырабатывается и новая культура филантропии, которую формулирует Мартин Бутора.



Мартин Бутора: Существует много людей, у которых есть очень хорошие идеи. Есть множество людей, которые помогают там, где необходимо: придумывают для детей и подростков интересные способы времяпрепровождения; организовывают спортивные и культурные мероприятия. Часто им не хватает денег. Но есть и другие люди. Они тоже не равнодушны к тому, что происходит там, где они живут. У них тоже существует потребность помочь. Они могут предложить профессиональные знания, службы или деньги. Чего им не хватает, так это времени и энергии для реализации идей. Общественные организации всех этих людей объединяют. Они собирают всех тех, у кого есть идеи, и тех, у кого есть деньги. И так создается новая культура филантропии в Словакии.



Инна Земляная: Говорил Мартин Бутора, почетный президент Института развития общества в Словакии.


XS
SM
MD
LG