Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следственный комитет при МВД РФ завершил расследование дела "Русснефти"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Михаил Саленков: Следственный комитет при МВД РФ завершил расследование дела "Русснефти". Бывший президент нефтяной компании Михаил Гуцириев, которого обвиняют в незаконном предпринимательстве и уклонении от уплаты налогов, объявлен в международный розыск. Россия будет добиваться его экстрадиции от властей Великобритании и Азербайджана, где, по данным следствия, бывает Гуцириев.



Любовь Чижова: Кроме Михаила Гуцириева, обвинения в незаконном предпринимательстве и уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере были предъявлены его компаньонам по "Русснефти" Сергею Бахиру, Игорю Еланскому и Виктору Курочкину. Дело в отношении Курочкина, по словам представителя Следственного комитета, направлено в суд. Остальные обвиняемые скрылись от следствия и находятся в международном розыске. Российские власти будут добиваться выдачи Михаила Гуцириева от Великобритании, где он проживает, и Азербайджана, куда, по данным следствия, часто выезжает.


Адвокат Михаила Гуцириева Алла Яминская отказалась говорить о позиции защиты в этом деле.



Алла Яминская: Я не даю комментариев никаких по этому делу, тем более что там пишу одну чушь.



Любовь Чижова: Эксперты считают, что основной причиной преследования Михаила Гуцириева стала его предпринимательская деятельность. В июле прошлого года глава "Русснефти", комментируя появившуюся информацию о продаже нефтяной компании главе "Базового элемента" Олегу Дерипаске, в открытом письме на сайте "Русснефти" писал, что продать свой бизнес его вынудили, и против него развернута кампания травли. Позже письмо исчезло с сайта, а сам Михаил Гуцириев в своих интервью начал говорить, что продал "Русснефть" Дерипаске по рыночной цене и без всякого давления. Тем не менее, в уголовное преследование Гуцириева все же началось.


О том, корректно ли сравнивать Михаила Гуцириева с экс-главой компании ЮКОС Михаилом Ходорковским, говорит обозреватель "Новой газеты" Юлия Латынина.



Юлия Латынина: Достаточно корректно их сравнивать, потому что в обоих случаях причина преследования была одинакова - нефтяная компания, которая имелась у преследуемого и которая должна была отойти преследователю. Кроме того, одинаковый был метод: в обоих случаях президенту Путину на стол клались разнообразные аналитические записки, которые должны были превратить Путина в личного врага преследуемого. В одном случае рассказывалось, что сейчас Ходорковский хочет занять место президента, готовит в России "оранжевую" революцию и так далее, а в другом случае рассказывалось, что Михаил Гуцериев есть главный источник неприятностей на Кавказе, он финансирует террористов, без него в Ингушетии было бы все спокойно и так далее. То есть это был типичный почерк людей, которые для захвата компании не умеют пользоваться даже бизнес-средствами, а пользуются исключительно даже не просто прокуратурой и делами а-ля 1937 год, а очень специфическим образом настраивают президента. И очень специфическим образом как инструмент поглощения используют личную ненависть президента Путина, возбуждаемую ими соответствующими записками.



Любовь Чижова: У Ходорковского были какие-то политические амбиции, а у Гуцериев ведь их вроде бы и не было...



Юлия Латынина: Политические амбиции Ходорковского не являлись причиной преследования Ходорковского. Причиной преследования Ходорковского являлось то, что, когда чекисты решили "съесть" его компанию, они понимали, что просто так они ее "съесть" не могут, поэтому они в течение нескольких месяцев ежедневно клали на стол Путину записки, где говорилось, что Ходорковский имеет политические амбиции, Ходорковский называет вас "желтым земляным червяком", Ходорковский хочет стать президентом, сделать в России "оранжевую" революцию и так далее. Когда захотели "съесть" компанию "Русснефть", то в течение даже не нескольких месяцев, а несколько лет на стол президента Путина клали записки, что Михаил Гуцериев финансирует терроризм на Северном Кавказе, и без него в Ингушетии все было бы зашибись, только он мешает, зараза. Более того, эти записки продолжают класть и сейчас, что является главной причиной продолжающихся инициатив. А это то, что, поскольку компания "Русснефть" была в итоге продана не компании "Роснефть", а господину Дерипаске, и за нее были получены деньги, то продолжают класться записки, что все эти деньги пошли на террористическую деятельность, на митинги в Ингушетии и так далее.



Любовь Чижова: А что вы можете сказать о тактике поведения самого Михаила Гуцериева с того времени, как началась эта история, и как он ведет себя сейчас?



Юлия Латынина: Михаил Гуцериев настоящий вайнах. Вся эта история окрашена и будет иметь в дальнейшем окраску тем, что Гуцериев в этой ситуации вел себя как горец, не только как бизнесмен. Михаил Гуцериев собирал свою компанию чрезвычайно жесткими методами, и не будет преувеличением сказать, что те же самые люди в погонах сыграли большую роль в становлении "Русснефти". Потому что как можно создать такую большую компанию в такой короткий срок уже не в 90-х? Брались маленькие компании, им объясняли, что они не будут иметь доступа к трубе, что у них будут уголовные сложности, если они не продадут свой бизнес Гуцериеву. И те же самые генерал-полковники, которые сейчас жрут Гуцериева, они точно так же они или их коллеги кормились с его рук и способствовали созданию компании, глядели на Гуцериева как на губку: вот он собирает воду, а мы сейчас ее выжмем. Я думаю, что Гуцериев, конечно, не ожидал такого оборота дел, потому что у него было полное ощущение, что он владеет всеми этими мерзавцами, которые вокруг него бегают и копошатся. Конечно, когда он понял, что происходит, он поступил очень дерзко: он написал письмо о том, что у него отбирают компанию, письмо, которое, с одной стороны, окончательно в Кремле ему не простили, а с другой стороны, оно теперь служит ему полным алиби. Более того, существует еще более страшная история, чем с письмом, - это история с гибелью его сына, который попал в незначительное дорожно-транспортное происшествие, пришел домой и внезапно умер. Враги силовиков, отбиравших компаний у Гуцериева, утверждают, что сына чуть ли не убили силовики, чтобы выманить Гуцериева в Россию на похороны и там арестовать. Скорее всего, это не так, и скорее всего, речь идет просто о смерти юноши, который не хотел беспокоить отца своими проблемами, не хотел рассказывать, что он попал в аварию, не хотел, как настоящий горец, идти в больницу и просто недооценил серьезность своих травм. Но в любом случае следует понимать, что опять же в том мире, в котором живет Гуцериев, совершенно нет разницы, убит этот молодой сын или он помер из-за того, что такое происходило в компании или с его отцом. Все равно виновники его смерти совершенно точно определены. И люди, которые жрали компанию Гуцериева и думали, что они только сжирают компанию, они сейчас стоят перед фактом, что они, согласно некоторым обычаям, являются убийцами, вольными или невольными, сына Гуцериева. И думаю, для них это очень дискомфортная история.



Любовь Чижова: Это было мнение обозревателя "Новой газеты" Юлии Латыниной. Она считает, что, несмотря на требования российской стороны, ни Великобритания, ни Азербайджан не выдадут Михаила Гуцириева, потому что считают возбужденное против него уголовное дело политическим преследованием.


XS
SM
MD
LG