Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Феминистское движение в Турции – от родовых отношений к европейским законам


Ирина Лагунина: Премьер-министр Турции на этой неделе заявил, что его страна не согласится ни на что меньшее, чем полное членство в Европейском Союзе. С предложением о партнерстве вместо членства в союзе выступили канцлер Германии и президент Франции в ходе пресс-конференции на саммите НАТО в Бухаресте. Действительно, Турция не мало сделала для того, чтобы привести свое законодательство к европейским стандартам. В том числе, это касается отношения к женщинам. Мы продолжаем рассказ о феминистском движении в Турции. Я передаю микрофон нашему корреспонденту в Стамбуле Елене Солнцевой.



Елена Солнцева: Красный кабриолет стремительно несется по узким стамбульским улицам. На светофоре офицер дорожной полиции взмахом жезла останавливает машину. Выходящая из машины турчанка яростно спорит, ругается и даже кричит, отстаивая свои права.... Женщина за рулем –довольно привычная картина на стамбульских улицах. Большинство, увы, остаются довольно неумелыми водителями. Их движение слишком медленно, скованно, в отличие от мужчин, едущих на слишком высокой скорости. Происхождение явления надо искать в далеком прошлом. По мнению социолога Ахмета Бурджина, качество движения обусловлено индивидуалистическим опытом. Убыстряя скорость, разгоняя колеса, невозможно просить о помощи. Решение принимается мгновенно, непосредственно в эту секунду. Для этого надо быть независимым. Это, кстати, объясняет, почему так много турецких мужчин становятся виновниками дорожно-транспортных происшествий. Они опрометчивы, агрессивны и видят в автомобиле воплощение собственного «эго». Социолог Ахмет Бурджин считает, что есть прямая связь между проблемой движения и ролью женщин в турецком обществе.



Ахмет Бурджин: Большинство турецких женщин очень осторожны, они испытывают недостаток в умении отвечать на вызов. Весьма популярна шутка о турчанке за рулем . Женщина врезалась в контрольно-пропускной пункт, потому что не могла решить, объехать справа или слева. Наши женщины не способны самостоятельно принимать независимое, быстрое решение.



Елена Солнцева: Популярное телевизионное шоу «Приходи и будь с нами» собирает у экранов тысячи турецких телезрительниц. Ее ведущие – писательница, фотомодель, журналистка и актриса - четыре успешных, состоявшихся женщин разного возраста обсуждают важнейшие темы политики и культуры. В одной из последних передач ведущие пытались ответить на вопрос: каков идеал современной женщины в сознании турецкого мужчины? Для этого на передачу пригласили ведущих политиков мужчин и провели социологический опрос по всей стране. Ответ оказался неутешительным. Идеальная женщина воспринимается мужчинами только как подруга, супруга, жена. Она не самостоятельна, не может справиться с жизненными трудностями и должна быть защищена, профинансирована и обучена мужчиной. Одна из ведущих телевизионного шоу, турецкая актриса Мюжде Ар, уверяет, что основная женская черта, которую культивирует современное турецкое общество - нехватка независимости.



Мюжде Ар: Причины следует искать в исламских традициях, которые делают женщин подвластными мужчинам. Стоит только посмотреть в сторону Саудовской Аравии, чтобы понять, насколько тиранические усилия должны прикладывать те, кто отстаивает интересы женской части общества. Долгое время в Турции оставалась под запретом тема интимных, личностных отношений женщин и мужчин



Елена Солнцева: Мюжде Ар, которую называют самой ярой защитницей интересов женщин, прославилась как исполнительница ролей греховных красоток в турецком кино семидесятых. «Легкий поцелуй с острым краем и девичий смех, обернутый в греховно выглядящую плоть», - писала о ней критика, не забывая упомянуть о шапке красных волос, вредной улыбки и щедрой груди. В арсенале актрисы - приличное число эротических фильмов категории «В». «После того, как я поцеловала на экране одного известного актера, он упал в обморок», - сказала она как-то в интервью после просмотра одного из своих фильмов. В шестидесятые-семидесятые годы не было принято целоваться на экране. Незыблемые правила установила Тюркан Шурай, кинозвезда, которую за пышную грудь и низкий бархатный голос прозвали турецкой Софии Лорен. Актриса заявила, что никогда не покажет зрителю больше, чем голое плечо, не будет целоваться, и, не дай бог, заниматься на экране любовью. «Моя публика не поддержала бы этого, - говорила актриса с грустными глазами. При этом поговаривали, что сама актриса жила в незаконном браке с известным продюсером. Таково было время. С молчаливого согласия общества звезды заводили адюльтеры с женатыми мужчинами, однако не целовались и не занимались любовью на экране, чтобы не потрясать нравы благовоспитанной публики. Чтобы продемонстрировать силу любви, мужчина на экране скорее бил женщину, выражая свои сексуальные эмоции. Однако народ желал видеть поцелуи и валил на фильмы категории «В», которые показывали только в специальных закрытых кинотеатрах в нескольких городах страны. На счету Мужде Ар более ста подобных картин. В числе самых удачных – фильм «Сестра Фахрие» турецкого режиссера Йавуза Тургула, снятый в середине восьмидесятых. Феминистская интерпретация поэмы Ахмеда Мухипа Дранаса о подростке, тоскующем по юной девушке, живущей по соседству. Чувственная, независимая мятежница Фахрие в исполнении Мужде Ар стала открытием для турецкого кинематографа. Ее примеру последовали другие актрисы. В середине восьмидесятых Тюркан Шурай объявила о том, что хотела бы сыграть в фильме независимую сильную женщину. Говорит Мюжде Ар.



Мюжде Ар: Я впервые открыто продемонстрировала женскую чувственность на экране. Я знала, что не стоит стесняться и сознательно шла на откровенные сцены. Это стоило мне моей репутации. Было время, когда соседи не разговаривали с моей семьей, мне писали письма с угрозами и требовали выслать меня из страны, обвиняя в порнографии. Никто не понимал, что эти фильмы дают возможность женщинам раскрыться, показать силу чувственных интимных переживаний.



Елена Солнцева: Ситуация изменилась после прихода к власти Тансу Чиллер, первой женщины в Турции, ставшей премьер-министром в начале девяностых. В те годы слабая половина человечества не только не допускалась к разговорам о политике, но и долгое время не имела права голоса. На заявление журналистов о том, что женщина и политика - вещи несовместимые и прямо противоположные, Чиллер, не задумываясь, отвечала: “Но ведь именно плюс и минус всегда притягиваются друг к другу”. В эпоху «прекрасной Тансу» в стране наблюдался быстрый рост экономических показателей, открывались новые школы, именно она разрешила публиковать запрещенного в Турции писателя коммуниста Назыми Хикмета. Красавица Тансу была кумиром всей страны, заслужив за свою решительную политику звание "турецкой железной леди". Однако вскоре общество отвернулось от нее. Выяснилось, что Чиллер выделила из бюджетных средств 10 миллионов долларов для оплаты физического устранения лидера курдских сепаратистов Абдуллы Оджалана, затем всплыла история исчезновения из бюджета еще миллионов долларов. Преподаватель истории одного из стамбульских лицеев Кемаль Булут.



Кемаль Булут: Она увлеклась политикой и разными подковерными играми. Утверждают, что Чиллер хотела организовать переворот в одной из бывших советских республик. До суда дошло дело о банковских махинациях в крупных размерах, к которым была причастна первая лидер страны. Тансу не оправдала ожидания феминисток и всех сознательных турецких женщин. До сих пор женскими жизнями в Турции управляет мужская политика.



Елена Солнцева: Наряду со светским феминистским движением в Турции распространяется мусульманский феминизм. В начале двухтысячных годов в средствах информации мусульманки-феминистки развернули настоящую кампанию по "освобождению" женщин. В журналистских кругах движение получило название «гендерный джихад». Верующие женщины выступили против мужского шовинизма, который, по их мнению, разрушает ислам как здравомыслящую религию. Ислам дает женщинам и мужчинам равные права, - заявили они на страницах популярного женского журнала «Pazartesi». Многие фундаментальные идеи равенства можно найти в Коране, однако на практике все выглядит иначе. Мужчины по-своему читают священные тексты, используют религию, чтобы угнетать женщин и нарушать их права. Однако настоящей угрозой консервативным ценностям ислама мусульманки объявили западную демократию, которая разрушает мусульманское наследие и угрожает институтам семьи и брака. Женскими жизнями по-прежнему управляет мужская политика. Плоды западной демократии выгодны только мужчинам, которые, «двигаясь на высокой скорости», забывают о женских правах. По этой же причине термин “исламский феминизм”, считают они, придумали сами мужчины, чтобы оспорить превалирующий в современной политике “мачизм”. Именно поэтому большинство верующих активисток выступают с резкой критикой демократических свобод и женской эмансипации. По словам редактора журнала Айше Керем, активистки в чадре стали первым поколением женщин, которые выступили на публичной сцене, за пределами дома.



Айше Керем: Наш журнал выходит раз в неделю и называется «пазартеси», что означает «понедельник». Он адресован пожилым и молодым женщинам, работающим и домохозяйкам, мусульманкам, христианкам, курдкам. Многие женские темы в средствах информации просто замалчиваются. Так, недавно молодая курдская журналистка из нашего издания получила премию национальной журналистики за серию статей об изнасилованиях и необходимой обороне женщин на юго-востоке Турции. Эта тема вызвала серию митингов протеста по всей стране. Женщины потребовали открытого обсуждения запретных тем и сурового наказания виновных.




Елена Солнцева: На юго-востоке Турции до сих пор действуют неписаные законы о защите чести семьи. Еще недавно в стране господствовали понятия, оставшиеся в наследство от исламской культуры. Юристы апеллировали терминами шариатских судов, таких как «irz » - чистота или «haya» - позор. Тело женщины считали собственностью мужчин. Женская сексуальность рассматривалась как угроза, с которой следовало бороться. Сексуальное преступление против женщины считалось преступлением против семьи. Женщин принуждали вступать в брак в юном возрасте, убивали, подозревая в неверности. Преступления совершали мужья, родственники, братья, знакомые. Мужчинам давали минимальные сроки с молчаливого согласия общества, в лице которого они выглядели героями. До сих пор турецкие средства информации сообщают холодящие кровь детали подобных преступлений. Дело Зейнеб Тавуклу получило широкую огласку в Турции. Вот что говорила Зейнеб в интервью одной из телепередач.



Зейнеб Тавуклу: На глазах у семилетнего сына сожитель нанес мне, беременной, несколько ножевых ранений. Мальчик был не единственным свидетелем, за нападением наблюдали сотрудники полиции. Они могли вмешаться, но, очевидно, у них не было на это разрешения. Неужели на это нужно разрешение. Я считаю их виновными. Когда я увидела, что прибыла полиция, я решила, что мне помогут, но они бездействовали. После того, как против моего сожителя выдвинули обвинение в покушении на убийство. Его родственники начали угрожать мне смертью. Первоначально десять сотрудников полиции отстранили от работы, но спустя несколько дней они приступили к исполнению своих обязанностей. Власти не нашли в их действиях состава преступления.



Елена Солнцева: Не так давно в консервативной восточной Анатолии усилиями женщин феминисток был создан кризисный центр «Камер» для женщин, подвергающихся насилию в семьях. Общество помощи женщинам открыло около десятка приютов, куда обратились за помощью тысячи женщин. Пострадавшие могли спокойно разобраться в ситуации, выговориться, принять правильное решение, получить моральную поддержку и юридическую помощь. Предприятие оказалось довольно успешным. За десять лет работы было открыто несколько ресторанов быстрого обслуживания, которые полностью обслуживали сами женщины по принципу кооператива. Служащие получали минимальную зарплату, которая росла по мере получения прибыли. В долгосрочных планах - предоставление женщинам другого места проживания, создание рабочих мест в тех отраслях, где они преуспели. Лозунг организации - «Местное решение глобальных проблем». Говорит одна из создательниц проекта Небахат Аккоз:



Небахат Аккоз: Многие из пострадавших женщин долгие годы жили как в тюрьме, ни с кем не говорили о пережитом насилии, никто не был готов всерьез воспринять их проблему, поддержать, помочь найти выход. Мы хотим устранить все формы дискриминации женщин. Невозможно решить курдскую проблему или бедность, игнорируя гендерную дискриминацию. Мы начали работать с мужчинами, которые стали жертвами своей гендерной роли. Большинство мужчин , совершивших насилие над женщинам считают, что поступают правильно, потому что так делали их отцы и деды. Мы не сможем добиться успехов в нашей борьбе против «убийств во имя чести» без поддержки мужчин.



Елена Солнцева: Настоящей победой турецких женщин можно назвать новый уголовный кодекс, который был принят в самом начале двухтысячных годов под давлением Евросоюза. В новом законодательстве изменили более тридцати пяти статей, касающихся сексуальной свободы женщин. Устранили ссылки на патриархальные правила, типа целомудрия, этики, позора, общественной морали или благопристойности. Судебная практика характеризовала сексуальные преступления как нарушение индивидуальных женских прав. Независимый юрист Фюсун Айраклы.



Фюсун Айраклы: Новое законодательство рассматривает сексуальное преступление как нарушения индивидуальных женских прав, а не как преступления против общества, семьи или общественной этики. Кодекс криминализирует насилие в браке. Длительные сроки наказания предусмотрены за совершение убийств во имя чести семьи и дискриминацию недевственных, не состоящих в браке женщин. Наказывают за сексуальное домогательство на рабочем месте, особенно это касается представителей властей, работников сил безопасности и полицейских.
XS
SM
MD
LG