Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему закрыт для посетителей Аргунский заповедник


Ирина Лагунина: Аргунский заповедник – уникальный памятник истории и архитектуры на территории Чечни. Его культовые сооружения, башни и склепы серьезно пострадали во время войны. Сейчас заповедник по-прежнему закрыт для посетителей, а на его территории расположены полигоны федеральных сил. По данным местных правозащитников, экологическое состояние историко-архитектурного памятника критическое: из реки Аргун исчезла форель, а российские военные вырубают в заповеднике деревья ценных пород. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Аргунский государственный историко-архитектурный и природный музей заповедник был основан в 1988 году. Территория в верховьях рек Шаро-Аргун и Чанты Аргун включает в себя 150 башенных поселений – это сотни жилых и боевых башней, около 20 культовых сооружений, более сотни склепов. Специалисты датируют их 10-15 веками нашей эры. Во время боевых действий старинные башни были излюбленными мишенями российских военных: их обстреливали и с земли, и с вертолетов. Война кончилась, но военные не ушли из Аргунского заповедника – на его территории находятся полигоны, а в уникальном башенном комплексе Пакоч 12-14 веков расположилась комендатура Итум-Калинского района. Вход на территорию заповедника для местных жителей и любых не военных людей запрещен. О его нынешнем состоянии рассказывает корреспондент Радио Свобода в Чечне Ахмед Султанов…



Ахмед Султанов: Упоминание об Аргунском заповеднике у многих и в Чечне, и за ее пределами вызывает ассоциацию с боевиками, для которых густая горная растительность этой местности является спасительной. В последнее время власти пытаются договориться с дислоцированными на территории заповедника российскими военными соблюдать условия нахождения в заповедной зоне. Но при обстановке военного режима это получается не всегда. По сей день в Грозненском арбитражном суде рассматривается иск чеченских властей против военных, намеревающихся построить на территории заповедника, где расположено множество историко-архитектурных памятников, начиная от 11 века, полигоны. «Тогда ущерб будет неимоверным, и мы потеряем то, что осталось», - считает директор Аргунского заповедника Саид Саратов. По его словам, ущерб, причиненный флоре, фауне и архитектурным памятникам Чечни, до сих пор не подсчитан.



Саид Саратов: Аргунскому музею-заповеднику нанесен огромный ущерб. Этот ущерб мы еще не в состоянии подсчитать. Потому что на всей территории мы еще не успеваем побывать, потому что на территории сейчас дислоцируются погранвойска. Это полностью Итум-Калинский и Шатойский район, частично Веденский район, там уже граница подходит. Поэтому нанесенный ущерб суммарно на сегодняшний день однозначно мы сказать не в состоянии. Но нанесен огромный ущерб. Ущерб нанесен материальным ценностям, природе экологической и нанесен ущерб фауне и флоре. Есть у нас учеты совершенно определенные, какие башни, памятники, архитектурные комплексы разрушены, это у нас есть.



Ахмед Султанов: Общая территория Аргунского заповедника составляет 240 тысяч гектаров. В его зоне находится 150 башенных комплексов из более 300 жилых, 150 боевых башен и множество культовых сооружений и склепов. Кроме того, по словам Саида Саратова, природа и животный мир делает эту территорию уникальной. И попытки создать здесь военный полигон кощунственны.



Саид Саратов: Полигоны и заповедная территория – это несовместимые вещи. Потому что заповедник сам по себе является особо охраняемой природной территорией. Поэтому это вообще не вписывается ни в какие рамки. Это на памятниках будет полигон, тогда вообще никакого памятника там не будет. Конечно, эти наши объекты разрушены после 44 года, а в ходе военных действий мы обнаруживаем куда больше, те, которые сохранялись, они уже находятся на стадии развала. Таких объектов очень много, их перечислить просто времени не хватит.



Ахмед Султанов: В Чечне было много случаев, когда военные целенаправленно истребляли памятники в горах. Один из последних примеров, когда военными из зенитной установки была расстреляна уникальная на Северном Кавказе башня у селения Ушкалой. Башня расположена на берегу бурной реки и выложена прямо на отвесной скале. Являющийся местной достопримечательностью, этот памятник был безжалостно расстрелян пьяными военными. Существует множество версий такого отношения к памятникам чеченского народа. Например, по словам известного чеченского писателя Абузара Эдемирова, разрушение памятников со стороны военных неслучайно. В этом есть попытка уничтожить историческую память чеченцев, разорвать их духовную связь с героическим прошлым, чтобы было легче их покорить, отметил классик чеченской литературы.



Любовь Чижова: Глава международного комитета по проблемам на Северном Кавказе Руслан Кутаев несколько раз пытался попасть на территорию Аргунского заповедника, но у него ничего не вышло. Все, что он рассказывает о состоянии исторического памятника, основано на его беседах с местными жителями….



Руслан Кутаев: Я года два назад был в Итум-Калинском районе, где я по просьбе жителей Итум-Калы и хуторов, которые там в этом районе, выезжал туда. К сожалению, я видел очень мало. Потому что фактически там зона закрытая, там можно проехать или пройти только по специальным пропускам. В связи с тем, что никакого пропуска у меня не было, я, конечно, не мог пройти зоны, контролируемые вооруженными силами, пограничными войсками Российской Федерации. В основном о тех делах, которые происходят на территории Аргунского заповедника, я знаю от очевидцев и от жителей районов, мест, где проживают и проживали люди ранее. Теперь многие из них там не проживают, потому что условий для проживания практически нет. Для всего Кавказа и вообще для всего человечества Аргунский заповедник представляет из себя серьезнейший интерес. Потому что там на этой территории находятся те памятники, скажем, наши родовые башни – это уникальное явление в архитектуре древности. Потому что подобных им нигде в мире нет. Эти башни пьяные российские офицеры с вертолетов, с самолетов расстреливали. Мы били во все колокола, начиная с 2001 года. К сожалению, не были услышаны. Хотя надо сказать, что в последние годы такое тотальное уничтожение башен было приостановлено. Во-вторых, там были курганы, там были огромнейшие места, где нужно было проводить исследования, где была бы история нашего прошлого, история наших предков. Нам достоверно известно, что эти курганы взрываются военными. Рассказывали жители Итум-Кале, им было достоверно известно, когда военные взорвали один из курганов, они оттуда извлекли статую Будды. Статуя состояла, как они утверждали, из золота, из бронзы. Вместе со статуей Будды были извлечены сережки. То есть вот этот восточно-азиатский почерк там прослеживается. Надо полагать, я когда говорил с учеными, что это скорее всего во времена нашествия монголо-татар там был захоронен один из крупных военачальников. Поэтому для нас Аргунское ущелье представляет огромнейший интерес.



Любовь Чижова: Аргунский заповедник – это не только памятник истории, культуры и архитектуры, но и уникальное природное явление. Во времена военных обстрелов сгорели десятки гектаров леса ценных пород: бук, дуб, граб, ясень. Но и сейчас деревья продолжают гибнуть, но уже совсем по другой причине – их вырубают и продают военные, утверждает Руслан Кутаев….



Руслан Кутаев: В свое время, скажем, до 2000 года реки кишели рыбой, царская рыба. Эти реки опустошены. Рыбу форель не могут нигде ловить. А что такое форель? Форель – это фактически лакмусовая бумажка, которая определяет экологическую чистоту водоема. Во-вторых, жители Итум-Кале не пьют воду из реки Аргун, потому что нам достоверно известно из сведений, которые нам дают жители этого района, этих сел, хуторов, что туалеты, прачечные, бани военных подразделений, вот эти все фекалии сливаются в реку Аргун. Там очень много расквартированных военных подразделений. Я вам хочу сказать, что, к примеру, я с военными говорил, узнавал, во времена серьезного противостояния Китая с Советским Союзом милитаризованная зона имела всего лишь пять километров. Знаете, что 50 километров граница с Грузией, на расстоянии 50 километров чеченцы не могут пройти, вся эта зона занята. Дело в том, что там идет вырубка редчайших деревьев, буковые деревья и другие деревья вырубаются. Сначала их вывозили вертолетами, потом вывозили, наладили вывоз этих деревьев через Ингушетию. Но теперь это дело военные развернули серьезно. Они сейчас уже установили цеха по производству паркета, других половых досок и так далее. То есть сейчас военные там орудуют во всю мощь и вообще фактически их поведение в Аргунском заповеднике – это поведение оккупантов, которые знают, что они здесь нагадят, сколько им можно, и потом все равно отсюда уйдут. Создается такое впечатление. В той части, где расквартированы российские вооруженные формирования, пограничные войска, они в основном расквартированы в том числе на территории Аргунского заповедника, это находится в удручающем состоянии.



Любовь Чижова: Были ли какие-то попытки общественности, правозащитников обратить внимание властей чеченских на состояние Аргунского заповедника?



Руслан Кутаев: По моим сведениям, Министерство обороны с правительством Чеченской республики заключили соглашение, они якобы эту взяли в аренду. Они им оплачивают определенные денежные ресурсы. Последняя инициатива Кадырова, когда он достаточно жестко перед федеральным центром ставит вопросы об экологической безответственности Роснефти, я думаю, сейчас эти вопросы востребованы. И я надеюсь, в ближайшее время президент Кадыров, члены парламента Чеченской республики будут активно ставить вопросы для того, чтобы каким-то образом не довести до критического состояния ситуацию в Аргунском ущелье.



Любовь Чижова: Глава международного комитета по проблемам на Северном Кавказе Руслан Кутаев уверен, что спасти Аргунский заповедник поможет ЮНЕСКО. Он уже обратился в эту организацию с просьбой придать заповеднику статус особо охраняемой природной территории и взять его под свою охрану. Сейчас собираются все необходимые документы. Впрочем, ситуация с Аргунским заповедником рассматривалась и на федеральном уровне: в 2007 году Росохранкультура отменила распоряжение Правительства Чеченской республики о выделении земель заповедника под хозяйственные нужды. Но, судя по сообщениям из Чечни, это решение было принято лишь на бумаге. На деле на территории Аргунского заповедника развернута широкомасштабная хозяйственная деятельность, но попасть туда независимым экспертам крайне сложно.


XS
SM
MD
LG