Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Политковской: «Новая газета» нарушает обет молчания


В августе дело об убийстве журналистки должно передаваться в суд, но еще очень многие вопросы остаются без ответа

В августе дело об убийстве журналистки должно передаваться в суд, но еще очень многие вопросы остаются без ответа

Гость программы Виктора Шендеровича «Все свободны» - заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов – заявил о том, что издание, ведущее собственное расследование убийства Анны Политковской, больше не намерено хранить в секрете сведения, которые постоянно «утекают» из разных источников. И сообщил много важных подробностей этого громкого дела.


- Я думаю, что чем дальше, тем больше у нас будет любопытных заявлений, подобных тому, что сделал ныне отставленный господин Довгий. Начальник следственного управления Следственного комитета господин Дмитрий Довгий, как известно, был отстранен от занимаемой должности в связи с коррупционным скандалом, который разразился внутри Следственного комитета. До этого, еще будучи в здравом уме и при должности, он дал интервью корреспонденту газеты «Известия», в котором сообщил долгожданную новость о том, что всех убил Березовский. После этого начался гигантский скандал. Потому что мы считаем, что любое разглашение тайны следствия, будь то Березовский или не Березовский, ставит под вопрос сам судебный процесс.


Если вспомнить всю эту историю, начиная с первых арестов в августе прошлого года, утечек было такое море, что у меня сложилось твердое убеждение: они режиссируются, и это делается специально, чтобы дело закончилось на уровне исполнителей. В августе этого года истекает срок содержания под стражей, вернее, срок следствия задержанных. И, естественно, в этом году дело по идее должно передаваться на ознакомление и в суд. И вот тут уже начнется театр песни и пляски. Понятно, что к этому времени заказчики в процессуальном смысле этого слова не определятся, дело будет, скорее всего, разделено на две части: сначала будут судить исполнителей, затем уже искать заказчика, и поводов для политического пиара, самого разнообразного, будет гигантское количество.


- Все знают, что ваша газета вела собственно расследование.


- Мы очень долго молчали по делу Политковской, на нас обижались и злились, по-моему, все журналисты мира, потому что мы выглядели хуже, чем следователи прокуратуры. У нас есть для этого основания, мы много знаем по этому делу и своим знанием делимся со следственной группой.


- А следственная группа устраивает на разных этажах утечки.


- Так вот в том-то вся и радость, что не следственная группа, а многочисленные начальники начальников и помощники начальников. Первую утечку допустил человек по фамилии Купряжкин, генерал ФСБ, начальник Управления собственной безопасности, который сообщил всему миру фамилию арестованного подполковника Рягузова, когда ему даже не было предъявлено обвинение по делу Политковской. Собственно, он сорвал все, потому что нужно было делать неожиданные очные ставки, никто не должен был знать, кто еще арестован. Кстати, версия господина Довгия, что за всем этим стоит Березовский, позволяет мне предположить: уж не агент ли Березовского господин Купряжкин? Вот я бы на месте руководства ФСБ на это внимание обратил.


- Потом был Чайка.


- Чайка был аккуратен все-таки. Я до сих пор считаю, что шумную пресс-конференцию можно было не проводить, и понимаю, что это необходимо было сделать, громко хлопнув дверью перед созданием Следственного комитета, но можно было без этого обойтись. Потом был председатель Мосгорсуда. Ну, а потом потекло. Опубликовали даже ориентировки на машины, которые еще не найдены. Это уже делали сотрудники милиции по вполне понятным причинам: у них давние тесные коммерческие отношения с представителями различных средств массовой информации.


А вот последние откровения господина Довгия уже заставили нас открыть рот. Березовский Березовским, а предположения господина Довгия, касающиеся организатора в лице Хож-Ахмеда Нухаева, заслуживают внимания. Если внимательно проследить за путем Хож-Ахмеда Нухаева и его друзей по бизнесу, то можно выяснить, что ни один из них без контроля ФСБ не работал. Можно выяснить, что отношения главных членов лазанской группировки тесно смыкались с такими одиозными личностями, как Макс Лазовский. А последнее заявление на суде одного из любопытных членов этой лазанской группировки - господина Гайтукаева: его судили в Москве за организацию покушения в Киеве, и он, рассердившись на 15 лет, которые ему нарисовали, сообщил, что на Украине занимался бизнесом и работал на российские спецслужбы.


- Прямо так и сказал?


- Так и сказал в суде. Наши, конечно, никак не отреагировали. На Украине поднялся скандал, но затих, там с газом беда больше, чем с нашими спецслужбами. Но возникает вопрос: покушение он готовил в рамках какой деятельности – в рамках бизнеса или в рамках работы на наши спецслужбы?


- А Нухаев – это тот же самый, который связан с делом Пола Хлебникова?


- Да, Нухаев был объявлен организатором дела Хлебникова. И вот вокруг дела Политковской очень много любопытных персонажей такого свойства.


- Возвращаясь к интервью Довгия, который давал его как официальное лицо, называя Нухаева: тут над разделить две вещи – всплытие фамилии Нухаева и прямое легато от него к Березовскому. Это два разных, с вашей точки зрения, события?


- С моей точки зрения, это два разных события, потому что как формально связать Березовского с Нухаевым? Да, у них были совместные дела еще на АвтоВАЗе. Но у Березовского, во-первых, были совместные дела с кем угодно, начиная от нашего президента и заканчивая журналистами Первого канала, и знаком он со всем человечеством, так что по этому поводу говорить о криминальной связи странновато. А в связи с фамилией Нухаева было бы любопытно посмотреть, с кем он еще был связан, с какими делами. Почему, например, несмотря на то, что он находится в многочисленных розысках, в 2001 году он совершенно спокойно появлялся в России на конференции, которую организовывала партия «Евразия»? И почему он до сих пор спокойно торгует нефтью в Новороссийске? Формально он находится в розыске. Конечно, живет он не в России, но я вспоминаю огромное количество персонажей, начиная от Яндарбиева, которых, когда было желание найти, находили разными способами.


Естественно, процессуального времени с момента арестов может не хватить для того, чтобы дойти до конца. Я не говорю про политическую волю, будем считать, что она существует. Поэтому я предполагаю, что это разделение дела на исполнителей и заказчиков так и так произошло. Вопрос в акцентах. Если за неустановленным лицом, которое нарисуют в этом процессе, все будут понимать того же Березовского или Бин Ладена, например, то это одна история, и исследование доказательств пойдет по одному пути. А если вдруг вспомнят про заявление господина Гайтукаева и про послужной список других господ лазанской группировки? Если вдруг вспомнят, что, по данным почему-то украинских спецслужб, господин Гайтукаев действительно являлся агентом ФСБ, и действительно, у него есть учетная карточка, и действительно, его отчеты находятся в том самом управлении, в том самом отделе, откуда посажен господин Рягузов? Вот если на это внимание обратят, тогда, может быть, дело пойдет и по другому пути. Вопрос акцентов.


- Пока желания обратить на это внимание не видно.


- Не мы первые начали. Если бы господин Довгий не стал открывать тайну следствия, то, может быть, мы бы долго держали рот закрытым. Но сейчас мы были вынуждены его открыть. В понедельник выйдет газета, где кое-какие акценты расставлены. Если Нухаев - так Нухаев. Это сильное заявление следствия, но давайте тогда посмотрим, кто такой Нухаев.


- Расскажите о том, что вам удалось узнать.


- Нам удалось творчески развить пассаж представителя Следственного управления, ныне отстраненного, и мы посмотрели внимательно на господина Хож-Ахмеда Нухаева, который был объявлен фактически организатором убийства Политковской. И мы попали на дичайший клубок любопытных персонажей, которых связывает одно любопытное обстоятельство: все они были криминальными агентами российской специальной службы. И фактически своим бизнесом они занимались не то что под носом, а под «крышей» своих кураторов. Они переходили от куратора к куратору и совершенно спокойно наживали себе потрясающие состояния, убирали своих конкурентов и много чем занимались.


- О каких годах идет речь?


- Все это началось с 1988 года и, собственно говоря, не закончилось. Долго говорили, что лазанская группировка была разгромлена, однако она не разгромлена.


- Давайте объясним слово «лазанская».


- Это имеет отношение к Пятницкой улице в Москве, где когда-то был ресторан «Лазания». Это было место сбора тех господ, которые в 1988 году победили бауманскую группировку в битве при Новом Арбате (тогда еще проспект Калинина) и стали одними из главных криминальных лидеров Москвы. И с тех пор у них началось плотное сотрудничество с одним из самых секретных подразделений ФСБ, тогда возглавляемым господином Хохольковым, которое занималось организованной преступностью.


- Где-то я слышал эту фамилию – Хохольков…


- Известная фамилия, Юрий Петрович Щекочихин очень много этим вопросом занимался, когда стали раскрываться детали первых взрывов в Москве 1994 года, подрыв моста над рекой Яуза и взрыв автобуса 33-го маршрута у ВДНХ. Выяснилось, что исполнители были сотрудниками фирмы «Ланако», которую возглавлял Максим Лазовский, активный член той самой лазанской группировки. И тогда Щекочихину удалось добиться официального признания правоохранительных органов. Вы не поверите, кто дал это признание - господин Колесников! И он подтвердил, что действительно в банде Лазовского много сотрудников специальных служб.


- Внедрены или по совместительству?


- История умалчивает, но у нас же всегда все можно делать по совместительству.


- А по заявлению Колесникова?


- Точную формулировку я не помню, но там было, что «при задержании такие-то предъявляли удостоверения сотрудников специальных служб».


- Чуть развивая тему, маленький виток в сторону. Я вспоминаю, что старший Бараев - дядя того Бараева, который пришел в «Норд-Ост», тоже ездил с корочками сотрудника спецслужб.


- Возникает вопрос: кто кому служит-то – криминальная агентура служит ФСБ или ФСБ служит криминальной агентуре? Либо у них настолько тесное взаимодействие, что они получают удовольствие от любой конфигурации взаимоотношений? И в этой истории необходимо разбираться для того, чтобы ответить на вопрос, кто убил Анну Политковскую. Именно в этом придется разбираться: кто кого обслуживал в данной ситуации? Криминальная агентура - сотрудников ФСБ или сотрудники ФСБ - криминальную агентуру.


- Есть какие-то данные , кроме общих соображений, кроме общеизвестных или вам известных связей?


- Да, безусловно, известно, только детализировать я не вправе. Потому что я все-таки надеюсь, что этими деталями займется суд.


- Суд надо заинтересовать, поставив перед фактом. И правоохранительные органы надо поставить перед фактом.


- Получилось так, что они сами себя поставили перед этим фактом, арестовав ряд офицеров МВД и ФСБ по делу Политковской. Там ведь не только один Рягузов сидит, там и другие товарищи сидят. И я предполагаю, что следственная группа Гарибяна, которая работает по делу Политковской, не дала усомниться в том, что она готова эту историю распутывать.


- Да, надо разделить следователя и начальника. Это говорил и Муратов здесь же, в студии Радио Свобода: надо разделять замечательную группу Петра Гарибяна и многочисленных начальников.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG