Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко о встрече президентов России и США в Сочи


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Арслан Саидов.



Алексей Кузнецов: Многие эксперты положительно оценили итоги вчерашних переговоров в Сочи президентов России и США Владимира Путина и Джорджа Буша, в которых принял участие и Дмитрий Медведев. И хотя ни о каком прорыве в российско-американских отношениях речь не идет, политологи обращают внимание на то, что тон заявлений глав государств изменился. Как считает эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко, с которым беседовал Арслан Саидов, сочинская встреча продемонстрировала, что в отношениях России и США происходит отказ от конфронтации.



Алексей Малашенко: Видимо, дошли до пика конфронтации, и понятно, что дальше уже идти некуда. Либо возобновлять опять все разговоры, так сказать, по поводу «холодной войны», либо думать более рационально, более, я бы сказал, радикально поворачивать политику. И у меня такое ощущение, что все то, что происходило в Бухаресте, и вот то, что сейчас мы наблюдали в Сочи, - это заранее подготовленный и хорошо озвученный экспромт. Когда я слышал разговоры о том, что Украину пустят в НАТО, Грузию пустят в НАТО и так далее, в том числе, очень много про это говорилось в Москве, то, по-моему, было ясно, что никто и никого не пустит, что уже какой-то поворот совершен. И вот в эти дни, за последние недели, за последние 10 дней этот поворот всего-навсего был озвучен.



Арслан Саидов: Алексей, как вы думаете, а долго ли Тбилиси и Киев будут оставаться такими раздражителями в отношениях России и Соединенных Штатов?



Алексей Малашенко: Я думаю, что, вообще, уровень вот этого раздражения, он будет постепенно понижаться. И вот почему. Ну, есть Грузия, есть Украина, тут все понятно. Но есть еще и Узбекистан, и Туркменистан, которые, между прочим, все более и более поглядывают на Запад, и уже даже не поглядывают, а просто об этом говорят. И если Россия не будет вписываться вот в эту многовекторность, не будет ее признавать, а будет по-прежнему, так сказать, дожимать своих партнеров по постсоветскому пространству, то ничего из этого не получится. Та ситуация, которая сейчас вокруг этого складывается, - это совершенно объективный процесс. Хочет ли этого Россия, не хочет этого Россия, но так будет продолжаться. Поэтому с этой точки зрения я полагаю, что для следующего президента, для следующей команды, которая будет вокруг Медведева, во внешней политике очень важно будет не только подстраиваться к этому процессу, но и влиять на него каким-то образом даже изнутри, а не кричать постоянно, что как все это плохо, НАТО наступает и так далее. И вот то, что сейчас происходит, как раз подтверждает то, что какие-то надежды на переосмысление российской позиции, так или иначе, но появились.



Арслан Саидов: Как я понимаю, вот этот отход от конфронтации вы связываете именно во многом с личностью Дмитрия Медведева.



Алексей Малашенко: Нет, я бы поставил все-таки Медведева на второе место. А на первое место я бы поставил ту тупиковую ситуацию, которая возникла. И Медведев появился, скажем, под эту тупиковую ситуацию для того, чтобы потом ее разруливать, вот эту ситуацию. Все-таки я очень уважаю личность в истории, но личность появляется тогда, когда есть ситуация, а ситуация появилась.


XS
SM
MD
LG