Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто поможет жене и ребенку солдата срочной службы Константина Ситникова из Кировской области? Мобильный телефон в армии – взгляд из Казани. Почему в Ростове-на-Дону жилые дома не ремонтируют, а административные здания растут, как грибы? Жители Самары возмущены грязью на улицах. Благовещенские пенсионеры учат китайский язык. Сочи: Жители Имеретинской низменности протестуют против того, что их вытесняют с земли предков. Ижевск: Собственники жилья разочарованы в своем товариществе. Улан-Удэ: Кому мешает правозащитный центр? Челябинск: Почему ветеран труда фрезеровщик Юрий Кузнецов на старости лет остался без крыши над головой. Печоры: Русские учат эстонский. Саратов: Только художник может услышать стон рыбы


В эфире поселок Посегово Кировской область, Екатерина Лушникова:



Маленькая Кирочка Ситникова родилась всего месяц назад. Сейчас с ней мама – Ольга. Папа Константин служит в войсках связи в подмосковном Подольске. Еще год назад таким военнослужащим после рождения ребенка полагалось увольнение. Но в 2008 увольнение заменили на денежную компенсацию семье солдата. Однако ни того, ни другого Ситниковы так и не получили.



Ольга Ситникова : Так получилось, что мы сидим и без отцовской любви, и без отцовского внимания, и без денег у родителей на плечах. Мне свекровь помогает, и мама моя помогает. Получается, что если бы не они, мы бы сидели, как голые буквально. Я не знаю, сижу в такой яме, в пропасти. Он тоже в пропасти.



Екатерина Лушникова : Пропасть между двумя законами, а точнее между двумя разными редакциями Закона «О воинской обязанности» попала семья ситниковых. Дело в том, что Закон «О воинской обязанности» в редакции 2007 года уже утратил силу, а тот же закон в редакции 2008 года распространяется только на тех, кто был призван в этом году. Те же, кто ушел служить на год раньше, попали в правовой вакуум. Ситуацию комментирует председатель Комитета солдатских матерей Тамара Братухина.



Тамара Братухина : И значит, вроде бы, солдата надо увольнять, раз ребенок родился, а Министерство обороны говорит, а на каком основании мы будем его убирать, если статья 51, пункт «д», по которому должны увольнять, утратила силу с 01.01.2008. Теперь вроде бы хорошо, жены согласны, они побежали все в социальную защиту по месту жительства – тогда нам деньги. Документы принесли, все как положено. А соцзащита-то им и говорит – а с какой стати мы вам будем платить? У нас в законе четко сказано – выплачивать деньги только тем, кто призван после 01.01.2008. А вы в 2007 году призывались. У нас на вас нет ничего. Хоть бы сразу бы продумали это. А сейчас жены, вместо того, чтобы спокойно ребеночка кормить, одни слезы.



Екатерина Лушникова : О своих злоключениях на девятом месяце беременности рассказывает Ольга Ситникова.



Ольга Ситникова : Я, вообще, расстроилась. Звоню в Москву. Мне Тамара Арсентьевна дала номера в Министерство обороны. По некоторым номерам вообще не отвечали, трубку не брали, по которым номерам меня вообще чуть ли не посылали. Один номер мне сказал – а мы ничего не знаем про этот закон, мы не можем вам ничего сказать. Я спрашиваю – а как, куда, если вы, Министерство обороны, и ничего не знаете, куда нам звонить? Не знаем. Некоторые номера говорили, чтобы я вообще отступилась от этого занятия, что вы всем головы морочите, как заделали, так и воспитывайте, некоторые отвечали.



Екатерина Лушникова : После общения с чиновниками военного ведомства, Ольге Ситниковой стало плохо.



Ольга Ситникова : Съездила в больницу, мне сказали, что нужно ложиться, потому что у меня анализы нехорошие начались, видимо, перенервничала. Все равно это все действует. Меня положили в больницу, я не успела никакие отказы собрать, ничего. А мне сказали, что нужно собрать все отказы из соцобеспечения. Я не смогла ездить. Тут уже и роды у меня.



Екатерина Лушникова : Сейчас с ребенком на руках Ольга Ситникова тем более не может ездить по инстанциям. Не имея практически никакой помощи от государства, не может воспользоваться услугами адвоката и подать в суд.



Ольга Ситникова : И документы-то в суд, чтобы подать, у нас нет таких денег, чтобы адвоката даже нанять. Все уходит, в принципе, на ребеночка у нас сейчас. Даже не знаем, что делать.



Екатерина Лушникова : В таком же положении в Вятке оказались больше десяти семей. От имени пострадавших Комитет солдатских матерей обратился в Государственную Думу и в правовой отдел Генерального штаба Министерства обороны. Тем временем, Государственная Дума во втором чтении приняла еще одну поправку к Закону «О воинской обязанности». Теперь молодые люди призывного возраста должны поставить в известность свой военкомат, если собираются куда-либо уехать больше чем на 15 дней. В противном случае, им грозит административное наказание.



В эфире Казань, Олег Павлов:



Осенью 2007 года правительство Татарстана всем призывникам республики сделало подарок – сотовый телефон, подключенный к льготному тарифу. Мол, прибудете в воинскую часть, станете звонить родителям, и они не будут за вас так сильно волноваться. Опять же, если что случиться, то можно будет сообщить. Но уже в скором времени в казанский правозащитный центр обратились мамы и папы, теперь уже солдат российской армии, с заявлением, что у их сыновей подарки поотбирали, причем, по словам сотрудника центра Булата Мухаметджанова, не какие-то «деды», а отцы командиры.



Булат Мухаметджанов : С конца декабря 2007 года к нам поступило более 20 сигналов от родственников солдат, проходящих службу в разных регионах страны, касательно изымания командованием частей мобильных телефонов. Причем, география очень обширная – это и север - Калининградская область, Мурманская область, юг – Ростов-на-Дону, средняя полоса – Пермский край, Свердловская область.



Олег Павлов : Вот отрывок из документального фильма, который сняли журналисты одной из казанских телекомпаний в подшефной воинской части на Урале.



Диктор: «На вопрос - пользуетесь ли сотовыми телефонами, который подарили в рамках совместного проекта Министерство обороны России, правительство Татарстана и одного из операторов сотовой связи? – бойцы ответили:



Солдат : Сдали.



Диктор : Как выяснили члены комиссии, мобильные телефоны солдат хранятся в сейфе. В свободное время им разрешают звонить родным и друзьям».



Олег Павлов : Рассказывает Игорь Шолохов, руководитель Казанского правозащитного центра.



Игорь Шолохов : Многие офицеры говорили, что ваши законы не действуют, то есть они приезжают в другой регион, а наши пацаны говорят, что ваше руководство, конечно, молодцы, но наши законы тут не действуют. Поэтому все телефоны отдайте, возьмете их через полгода. Зачем они нужны именно через полгода, когда уже притрется человек к новым условиям, у него уже не будет такой острой необходимости в оперативной связи с родственниками.



Олег Павлов : В республике службу в армии всячески поощряют, стараются сделать ее престижной. Отслужившие в армии имеют льготы при поступлении в ВУЗы региона. Спорить с тем, что на военной службе существует особый режим, наверное, никто не будет. Но ведь и правительство Татарстана не случайно подарило телефоны. За последние годы с призывниками из республики в армии произошло немало, если так можно выразиться, несчастных случаев. По словам Игоря Шолохова, почти всеми ЧП пришлось заниматься правозащитному центру.



Игорь Шолохов : Это и Дальний Восток – случай с Раилем Бекмухаметовым, который на Сахалине был доведен до самоубийства, и наложил на себя руки, повесился. Это был и Центральный район, это была и Кострома, это было в Подмосковной Таманской дивизии. Случаев достаточно много.



Олег Павлов : Как рассказал Игорь Шолохов, руководитель Казанского правозащитного центра, они собрали сведения обо всех случаях, когда солдат лишили телефонов и направили их президенту Татарстана. На днях пришел ответ от военкома республики генерала Погодина.



Игорь Шолохов : Генерал Погодин ответил нам, что по всем фактам был проведен анализ. Напряжение снято, пришли к какому-то там, видимо, консенсусу. Более того, он сообщил о том, что начальник штаба Приволжско-Уральского военного округа издал приказ, регламентирующий как раз возможность пользования мобильными телефонами.



Олег Павлов : Военком полагает, что в качестве альтернативы возможна установка "таксофонов междугородней телефонной связи" прямо на территории воинских частей. Помимо командования Приволжско-Уральского округа, некоторые командиры в других регионах России самостоятельно смогли найти решение этой проблемы. Рассказывает Булат Мухамеджанов, сотрудник казанского правозащитного центра.



Булат Мухаметджанов : Некоторым солдатам, в пяти случаях, мобильные вернули. Причем, что самое интересное, эти солдаты проходят службу не на территории Приволжско-Уральского военного округа, что говорит о том, что решение данного вопроса на этом этапе зависит, прежде всего, от руководства непосредственной военной части, так как единого приказа от Министерства обороны до сих пор нет.



Игорь Шолохов : Министерство обороны должно издать общий какой-то нормативно-правовой акт, который был бы доступен для того, чтобы каждый военнослужащий знал, что ему можно, а что нельзя.



Олег Павлов : Такой приказ тем более необходим, что другие регионы России собираются последовать примеру Татарстана и также снабжать своих призывников мобильными телефонами. Как показала практика, телефон сильно сдерживает произвол, как «дедов», так и некоторых командиров. А призывникам и их родителям придает уверенности и спокойствия.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бакунин:



С каждым годом один из домов на улице имени Малюгиной в Ростове-на-Дону — тот, что под номером 114 — всё больше разрушается - крыша постоянно протекает, стены трещат по швам и дают трещины. Зданию уже 110 лет, а последний ремонт был в 1954 году. Жители аварийного дома в Ленинском районе Ростова ждут ремонта более полувека. Борьба с районной администрацией за ремонт здания все эти годы неизменно завершалась «отписками» чиновников. Все они написаны как под копирку: да-да, конечно... изучим... рассмотрим... включим... Но... Дальше обещаний дело не двигалось. Хотя в прошлом году всё же была прислана бригада строителей. Огромную трещину на внешней стене дома наспех заделали обычной монтажной пеной, а, чтобы не рухнул второй этаж, под переходную площадку подставили четыре кирпича.


Как вспоминает одна из старожилов Нина Михайловна, которая живёт в этом доме уже 68 лет:



Нина Михайловна : Строители сказали, что нашему дому выписали только один лист железа на три ступеньки. Предложили нам самим собрать деньги — три с половиной тысячи рублей — на металл и за работу… Да где ж их взять?..



Григорий Бакунин : Нужную сумму собрать так и не смогли, так как в доме живут в основном пенсионеры. Жительница дома Юлия Варфоломеева рассказала нам ещё об одной серьёзной проблеме:



Юлия Варфоломеева : Если бы вы видели, что творится в нашем подвале — вообще какой-то кошмар! Да там сплошной ужас! Мы сами боимся туда спускаться. Дело в том, что фундамент дома сделан из камня-ракушечника, поэтому он всё время оседает, и впитывает влагу, как настоящая губка. А это – самая лучшая среда для развития подвального грибка.



Григорий Бакунин : Из-за подвальной плесени и грибка в дом не подводят природный газ — делать это ещё в 1954 году запретил горгаз. Так что, в холодное время дом до сих пор отапливается дровами и углем.


Вначале этого года, после очередной «отписки», полученной из администрации района, жильцы дома обратились за помощью в аппарат уполномоченного по правам человека в Ростовской области. Как сообщила главный специалист организационно-правового отдела аппарата уполномоченного Наталья Руденкова, их представители выехали по адресу, и сами убедились в справедливости требований ростовчан. После этого мэру Ростова-на-Дону было направлено письмо с требованием привлечь к ответственности чиновников администрации Ленинского района.


Как рассказали жители, чуть ли не на следующий день к ним прибыла бригада строителей. Нина Михайловна безмерно рада:



Нина Михайловна : Наконец-то отремонтировали крышу…



Григорий Бакунин : Также были отремонтированы лестница, вход в подвал, подход к туалету, частично обновлён фасад. Дом наконец-то официально признали аварийным. По словам жильцов, им обещают, что ещё сделают слив, и в 2009 году включат дом в список на капитальный ремонт.


В общем, совместными усилиями чиновники, судя по всему, добились главного - жильцы проблемного дома на время успокоились и не будут, как минимум, жаловаться целый год. Ну а там, как говорится, видно будет… В связи с этим, думаю, стоит сказать, что Ленинский район — это сердце Ростова, самый центр города. В последние годы сооружение государственных офисов и всяких других удобств для чиновников ведётся здесь ударными темпами. Помпезные здания растут, как на дрожжах. Позиция мэрии вполне понятна: как же, столица федерального округа, нельзя же ударить в грязь лицом перед частыми и дорогими гостями. Сам президент России бывает в Ростове по нескольку раз в году.


Неотложных дел столько, что, наверное, просто руки у городских властей в суете не доходят до решения насущных проблем обычных ростовских пенсионеров, некоторые из которых вот уже 54 года терпеливо ждут ремонта своего пожилого, как и они сами, дома.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Плановая проверка, во время которой мэр Самары Виктор Тархов должен был ознакомиться с ходом подготовки самарской набережной к летнему сезону, неожиданно обернулась стихийным митингом. Вышедшего 2 апреля с инспекцией на самарскую набережную Виктора Тархова окружила группа самарцев, которых было около 30 человек. По словам собравшихся, они пришли, чтобы рассказать мэру о том, как им живется в домах по соседству с набережной. Интересы самарцев перед Тарховым защищала депутат городской Думы Алла Демина.



Алла Демина : Проблема коммунального хозяйства – это дороги, мусор во дворах и состояние наших жилых подъездов – очень плохое. Подъезды не убираются, ремонту давно не подвергаются. Там грязно, холодно и не прибрано. Мусор не вывозится подолгу, кругом кучи.



Сергей Хазов : Горожане жаловались мэру на грязь и мусор на набережной. Говорит самарчанка Ольга Ратниченко.



Ольга Ратниченко : Люди, наверное, такие – не следят за городом, раскидывают бумажки. Это от руководства, наверное, зависит многое тоже. Руководство должно бы почаще субботники устраивать по городу, тогда чисто будет, конечно. Урны даже стоят все перевернутые. Следить надо за этим как-то.



Сергей Хазов : «Люди рассказали мэру Самары, что больше всего грязи и шума на набережной от летних кафе», - продолжает Михаил Кожевников.



Михаил Кожевников : Все грязное – тротуары, газоны. Вообще, живут я даже не знаю, кто. Из окон окурки бросают. Ужасно! Воспитание, видимо, такое. Самим надо как-то сознание переделывать, должно что-то меняться. Где живешь, там должно быть чисто. Дома-то у себя все убираются. Почему обязательно надо окурок выбросить в окно, а не в пепельницу, например?!



Сергей Хазов : Разговор мэра с самарцами неожиданно расширил важную для города тему благоустройства. Горожане стали высказывать Виктору Тархову недовольство замусоренностью не только набережной, но и всей Самары. «Самара – самый грязный из городов губернии, об этом не раз писала местная пресса», - говорит Илья Соболев.



Илья Соболев : Самара – знаменитый город, хорошие люди в нем, а очень грязный город. Грязь, выбоины, канавы они у людей вызывают нехорошие эмоции.



Сергей Хазов : «В мусоре погрязли и рабочие районы Самары», - продолжает Ирина Васильева.



Ирина Васильева : Чуть-чуть непогода и вот такая грязь, перейти невозможно, особенно, у нашей остановки «Шоколадная фабрика». Все засорено. Где я живу, 11-й микрорайон, у нас вообще невозможная грязь и в подъездах, и во дворах. Ходишь жаловаться, вообще, не реагируют на это.



Сергей Хазов : Выслушав рассказы самарцев, мэр Виктор Тархов сообщил, что сейчас на самарской набережной идет уборка мусора. Устанавливаются дополнительные мусорные контейнеры и урны, налаживается освещение. В этом сезоне по сравнению с прошлым годом появится гораздо больше лавочек и мест отдыха для детей. «В середине апреля в Самаре пройдет традиционный субботник, но дворников в городе все равно не хватает», - резюмировал мэр Самары Виктор Тархов, пообещав, впрочем, жителям навести порядок на набережной, сократив число летних кафе.



Виктор Тархов : Жители этого района правильно ставят вопрос, что вместо этих шатров и палаток должны стоять нормальные стационарные места отдыха – те же кафе, те же ресторации, но стационарные. В этом случае, сколько их должно быть? От силы 6.



Сергей Хазов : На набережной не будет временных палаток, всего количество кафе будет сокращено на четверть. Это делается для того, чтобы набережная не превращалась в одно большое питейное заведение. Если в позапрошлом году их было 40, в прошлом – 31, то в нынешнем сезоне их останется лишь 18. По мнению простых самарцев, на набережной все же должны быть места, где люди могли бы отдохнуть и перекусить. Только все должно быть цивилизованно. Практика показывает, что если кафе убрать совсем, то любители отдохнуть с бутылочкой горячительного переберутся на ближайшие газоны. А там, где продажа спиртного, например, пива, предусмотрена, по мнению самарцев, все должно быть под строгим контролем и санэпидстанции и экологов. Именно для контроля за санитарным состоянием самарской набережной самарцы решили создать специальный Совет народного самоуправления набережной. Жители домов, расположенных неподалеку, сами будут следить, чтобы отдыхающие не нарушали общественный порядок, а предприниматели - правил торговли спиртным в летних кафе. Первое заседание необычного Совета самоуправления состоится уже в середине апреля.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Амурские пенсионеры начали учить китайский язык. Пожилые люди решили, что если они регулярно отовариваются на китайских рынках, то не помешает знания хотя бы нескольких разговорных фраз. Это помогает выгодно торговаться с заречными коммерсантами.


Китайские друзья, торгующие в Благовещенске, как правило, неплохо говорят по-русски, но к покупателю, знающему китайский язык, относятся с особым почтением. Открыл курсы китайского языка для пожилых людей ветеран амурской журналистики, китаевед Евгений Гусерский.



Евгений Гусерский : У них появился интерес. Мы же рядом живем с великой страной, с необычной культурой, своеобразным языком. Тем более столько у нас общения. Самой судьбой мы обязаны жить рядом. А раз рядом живем с соседом, значит, нужно с ним вести хорошую дружбу, тем более что Китай совершенно необычная страна – и таинственная, и загадочная для русского человека. Поэтому жить здесь и не знать китайский язык хотя бы немного – это стыдно, да и невозможно. Самое удивительное, что возраст такой приличный, начиная от 55 лет и до 75 лет. В таком возрасте, оказывается, есть интерес к языку, к культуре, к обычаям другого народа. (Говорит по-китайски) Желаю вам всего хорошего.



Антон Лузгин : Сейчас на курсах китайского занимаются более 50 пенсионеров. Они учат отдельные слова и предложения, практикуются в написании иероглифов и разучивают знакомые песни на чужом языке, многие из которых, впрочем, очень популярны в самом Китае.



Звучит песня на китайском языке



Антон Лузгин : Говорят пожилые слушатели курсов китайского языка.



Слушательница курсов : Галина Смирнова. Мы чаще бывает в гостях. Например, мы ездили с концертами на фестиваль «Амур – река дружбы» в Далянь. Пели на китайском языке «Вечер на рейде». Часто ездим в соседний пограничный город Хайхэ, давали концерты у них, а они к нам приезжали с концертом. Рядом живя с пограничным городом, мы общаемся. Поэтому трудно, не зная языка… Кстати, почти весь Китай учит русский язык. Мы должны тоже уважать их культуру, нацию, и вот изучаем китайский язык.



Слушатель курсов : Василий Сурков. Миленькие мои, мы живем рядом с китайцами. У нас сейчас полгорода китайцев. Весь рынок, везде, строители мы общаемся, в автобусах. На рынке прицениваемся, подешевле дают.



Антон Лузгин : В Благовещенске чуть ли не повсеместно можно практиковаться в разговорном китайском языке. Недавно здесь открылись три новых торговых центра, куда привозят товар друзья с противоположного берега Амура. Сюда и зачастили ветераны – слушатели курсов китайского. Здесь у них уже есть знакомые продавцы, с которыми можно разговаривать, насколько хватит словарного запаса, а заодно и купить что-нибудь по дружеской цене.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Более трёхсот сочинцев, жителей Имеретинской низменности, вышли на митинг, в защиту своего имущества и права жить на той земле, где жили их предки.



Участница митинга : Чего ж будем уходить на старости лет? По 75 лет прожили.



Участница митинга : Люди прожили около ста лет на одном месте. С 1910 года корчевали.



Геннадий Шляхов : Частные дома жителей Имеретинской низменности и приусадебные участки в связи с предстоящей в 2014 году Зимней Олимпиадой в Сочи, попадают в зону строительства ледовых дворцов спорта и олимпийской деревни. А значит, о чём не раз предупреждали местное население власти, предстоит переселение. Земли, в соответствии с, так называемым, "олимпийским законом" изымут, дома снесут.



Участник митинга : Мы никуда переселяться не будем и не собираемся. Это наша земля. На земле родились и умерли наши предки, живём мы и хотим, чтобы жили наши дети. И это мы сделаем, несмотря ни на какие рейдерские законы, подведённые под общее название "олимпийский" и по сути являющийся антиконституционным.



Геннадий Шляхов : Поправки в законодательство, которые предусматривают упрощённое изъятие земель под строительство олимпийских объектов, были утверждены Госдумой в прошлом году. А уже в этом, депутаты нового созыва интересовались у правительственных чиновников - как идёт реализация закона? Кем будет проводиться оценка изымаемых земель и собственности? Об этом главу Госкорпорации "Олимпстрой" Семёна Вайнштока спрашивала на Правительственном часе депутат Госдумы Галина Хованская.



Галина Хованская : Альтернатива есть какая-то у собственника недвижимости дать независимую оценку. Потому что никаких гарантий нет - хотя я не сомневаюсь в добросовестности оценщиков, вами отобранных, но, тем не менее, должна быть всегда альтернатива у человека - защитить своё право в суде.



Геннадий Шляхов : Ответ Семёна Вайнштока, главы Госкорпорации "Олимпстрой" в точности повторял всё сказанное ранее - возможность воспользоваться услугами альтернативного оценщика предусмотрена законом, отселяемые граждане, в случае возникновения претензий, вправе обратиться в суд.



Семен Вайншток : Мы настроены самым решительным образом, чтобы напряжения в этом вопросе не было. Нельзя допустить спекуляций на этом. Но то, что это должно по рыночной цене выкупаться - на это мы настроены самым серьёзным образом.



Геннадий Шляхов : Что такое "рыночная цена" жители Имеретинской низменности, живущие в плодородной долине рядом с морем, представления не имеют. Цена одной сотки земли в 12 тысяч долларов, которую они вывели самостоятельно, используя полуофициальные источники информации, их не устраивает.



Участник митинга : На сегодняшний день мы хотели бы получить чёткую информацию - понятия рыночной стоимости вообще, понятия собственности. На сегодняшний день люди, собравшиеся здесь, не понимают, что такое собственность. Понятие справедливой цены. Я считаю, здесь два разных понятия. Справедливая цена для государства - это одно. Справедливая цена для людей, проживших на своём участке 100 лет - это другое.



Геннадий Шляхов : Цена выкупа государством земли - это лишь одна из проблем. О другой говорил едва ли каждый выступавший на митинге житель Имеретинской низменности.



Участник митинга : Те жители, которые живут в Имеретинке низменности, они имеют право на то, что здесь остаться. Мы просим, чтобы нам дали условия, при которых мы можем здесь остаться.



Геннадий Шляхов : Подобную возможность - не выселять людей в другие районы Сочи, а предоставить право жить здесь же в Имеретинской низменности, - предусмотрели власти Краснодарского края. Правда, касалась она только поселения староверов, обосновавшихся в Имеретинской долине почти сто лет назад. Для них, и этот вопрос обсуждался на уровне правительства, предполагается построить современную новую деревню. Правда, затраты на её возведение будут отнесены на счёт стоимости сносимого жилья. Вот как обрисовал проект глава города Сочи Виктор Колодяжный.



Виктор Колодяжный : Мы сейчас разрабатываем проекты этой деревни и домов. Я думаю, что если мы решим эту проблему, и решим её в этом году, то, конечно же, жители Имеретинской долины будут защищены.



Геннадий Шляхов : Вопросы по отводу земель под олимпийское строительство, сроки работ по формированию участков, подлежащих изъятию, а также компенсации владельцам стоимости имущества обсуждались на этой неделе на заседании президиума совета при президенте России по подготовке Зимних Олимпийских игр в Сочи. Вёл заседание председатель правительства Виктор Зубков.



Виктор Зубков : По-прежнему остро стоит тема отвода земли. Переходить давно пора на предметную работу с самими собственниками земли. Проводить независимые экспертизы стоимости имущества.



Геннадий Шляхов : К митингу в Имеретинской низменности жители посёлка готовились заранее. Написали транспаранты: "Руки прочь от нашей земли", "Мы заложники Олимпиады". Заранее заготовили тексты выступлений. Каждый из ораторов читал его по бумажке - время митинговых страстей прошло. Организовавшись, выбрав инициативную группу, имеретинцы ведут осмысленную и целенаправленную борьбу за свои права.



Участница митинга : Мы готовы сотрудничать с Госкорпорацией Олимпстрой, но мы не готовы к сносу нашей жизни, нашей родины и наших домов. И мы будем защищать своё право на жизнь на своей земле и в своем доме.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Есть в Ижевске с виду обычный 5-этажный жилой дом номер 221 по улице 9-е Января 1967 года постройки. Необычная у него «начинка» - в первом, пятом и шестом подъезде расположены обычные приватизированные квартиры горожан, а три подъезда в середине занимает частная гостиница «Уральская», в которую превратилась ижмашевская гостиница для иностранных специалистов. Пути приватизации некогда государственной, а с конца 90-х муниципальной недвижимости покрыты мраком.


Два года назад хозяева гостиницы (а это два физических и одно юридическое лицо) учредили в доме Товарищество собственников жилья, хотя им принадлежит порядка двух тысяч квадратных метров нежилых помещений, в которых они осуществляют гостиничный бизнес. Жильцы к ним в товарищество не пошли. Из 54 квартир только две подали заявления о вступлении в ТСЖ.


Начались судебные тяжбы. Три суда граждане проиграли. Зато всплыли такие документы, которые повергли их в шок. Говорит Тамара Тихомирова, не просто жительница 221 дома, а еще и по протоколу номер 1 ревизор ТСЖ, ни разу не допущенный к отчетности.



Тамара Тихомирова : Пока мы это запрашивали по земельному участку, Регпалата предоставила документы. Мы увидели в заявлении на государственную регистрацию не возобновляемая кредитная линия, доверенности какие-то там и договор ипотеки.



Надежда Гладыш : Жители задним числом узнали о том, что придомовый земельный участок оформлен без решения общего собрания собственников и вместе с нежилыми помещениями, в которые по банковским документам превратился весь дом, заложен под кредит в 70 миллионов рублей. Цели получения кредита – строительство развлекательного комплекса в центре Ижевска.


Более того, как выяснилось из отрывочных цифр, полученных жителями из бухгалтерии ТСЖ, за содержание и текущий ремонт плата поступала только с метров граждан, а гостиничные вовсе не несли этих расходов, и трубы в подвале ремонтируют только под гостиницей, не вкладывая ни рубля в подъезды жильцов. Говорит Людмила Мерзлякова, тоже активная участница всех разбирательств жителей с гостиницей.



Людмила Мерзлякова : Не видим разницы между ГЖУ и ТСЖ. Хуже стало. Там хоть что-то делали, надо предварительно звонить. Предварительно звонишь, а тебе говорят – нет, будет. Настолько унизительно себя чувствуешь. Нас когда обрабатывали, агитировали, говорили – да вы что, в ГЖУ дерут такие деньги, здесь дешевле, здесь экономия. Какая? Где? Мы эту экономию не видим. Они-то, видимо, да, иначе бы они так крепко за нас не держались.



Надежда Гладыш : Ситуация с кредитом стала совершенно абсурдной после того, как в кассационном порядке Верховный суд Удмуртской республики признал ничтожным договор об аренде земельного участка, то есть закладывать его владельцы гостиницы права не имели. Но деньги ими уже получены, а с ноября прошлого года должно было начаться погашение кредита.


Не получив поддержки ни от прокуратуры, ни от органов власти, ни от суда, граждане собрали общее собрание домовладельцев, чтобы запустить процедуру ликвидации ТСЖ. Протокол этого собрания жители безуспешно пытались в моем присутствии вручить администратору гостиницы. Бухгалтер ТСЖ Ольга Ходырева пряталась от них на кухне административного помещения, а, извлеченная оттуда, наотрез отказалась принять документ.


Не дает товарищество гостиничных хозяев уйти жильцам и к управляющей компании. После визита Ходыревой в ЖРП, с которым жители было договорились, переговоры были свернуты.



В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев:



В Бурятии власти пытаются ликвидировать общественную организацию – партнера Московской Хельсинкской группы Республиканский правозащитный центр. РПЦ работает 11 лет. В годы наименьшего административного давления от юристов центра получали помощь до 800 жителей Улан-Удэ и сельских районов ежегодно. Но сегодня, как юридическое лицо, центр больше не существует. Федеральная регистрационная служба подала в районный суд иск о прекращении его деятельности. Суд иск удовлетворил. Это означает, что организация не сможет получить какой-либо грант, финансовую помощь. Я спросил у руководителя РПЦ Евгения Кислова, когда начались проблемы у организации?



Евгений Кислов : А они были всегда. Просто они в разной форме происходили. Сейчас наиболее, конечно, жесткая ситуация возникла с Федеральной регистрационной службой. Началась она с того, что в 2006 году я направил отчет в Регистрационную службу. Я считаю, что на Регистрационную службу, как красная тряпка на быка, воздействовало упоминание о том, что мы выполняем грант посольства Нидерландов, где мы взяли небольшую сумму денег – 246 тысяч рублей – на организацию юридической клиники в байкальском филиале Гуманитарного института. Юридическая клиника – это такое заведение, где студенты ведут прием граждан, оказывают консультации, то есть это практика студентов и опять же юридическая помощь неимущим гражданам.


После этого была назначена проверка, хотя в судах доказывали, что эта проверка была плановая. Но я-то знаю, что плановые проверки до начала года назначаются. На судах представитель Регистрационной службы все время доказывал, что они во время проверки выявили факт, что мы получали западный грант, что они узнали. Я несколько раз уличал его во лжи, но бесполезно. На следующем заседании то же самое продолжалось. Они ставят себе в заслугу, что они уличили такую организацию, которая получила западные деньги и не отчиталась.



Александр Мальцев : Юристы межрегиональной правозащитной организации «Агора», которые защищают интересы РПЦ, отмечают – госрегистрация и суд обязали отчитаться правозащитников за 2005 год и предыдущие годы о движении всех средств по новой форме отчетности. Хотя закон обратной силы не имеет, ему придали обратную силу.



Евгений Кислов : Дело в том, что с 15 апреля 2007 года, действительно, нужно отчитываться о движении всех средств перед Федеральной регистрационной службой. Но эта поправка вступила в силу с 15 апреля 2007 года. Деньги мы получали в 2004 году.



Александр Мальцев : Евгений Кислов вспоминает, что еще одной претензией к общественникам стало то, что их юридический адрес не совпадает с фактическим. После того, как он сообщил в госрегистрацию фактический адрес, правозащитников его лишили.



Евгений Кислов : Нас выселяют под любыми предлогами.



Александр Мальцев : Власти также обнаружили, как им видится, нарушение закона в том, что у общественников не оказалось контрольно-ревизионного органа.



Евгений Кислов : Организация маленькая, грантов давно не было, но это нарушение устава, но это не нарушение российского законодательства. Мы нарушили свой устав. Мы исправили это дело. Как только у нас появилось помещение, мы провели собрание и приняли соответствующее решение. Меня обвинили в том, что отчет за 2005 год – это не отчет.



Александр Мальцев : В итоге Республиканский правозащитный центр по решению суда признан прекратившим деятельность. Верховный суд Бурятии, рассмотрев кассационную жалобу РПЦ, подтвердил это решение. Однако общественники не собираются закрывать центр.



Евгений Кислов : Мы продолжаем работать, потому что решение о ликвидации организации не принято. Решение о запрете, которое предусмотрено, в частности, антиэкстремистским законодательством России, не принято. Поэтому мы продолжаем действовать и все. Единственное, мы лишены статуса юридического лица, но и это решение мы обжалуем. Нами подана надзорная жалоба в Верховный суд Бурятии. Мы подали жалобу в Европейский суд по правам человека.



Александр Мальцев : Юристы центра продолжают работать, представляют интересы в судах, в правоохранительных органах и органах власти. Продолжаются просветительские программы, мониторинг дискриминации по мотивам нетрадиционной сексуальной ориентации, по правам человека национальной и религиозной ненависти. РПЦ еще помогает людям, чьи права ущемляются.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В кризисные 90-е годы, когда промышленные предприятия передавали свои объекты соцкультбыта на баланс муниципалитета, жильцы общежитий, поменявших хозяев, оказались в положении бесправных. Их могли выкинуть на улицу по любому поводу и даже без оного. Армия бездомных пополнилась не на одного человека. В числе таковых оказался и Юрий Кузнецов. Комнату ему дали на родном предприятии, где он работает с начала 90-х годов. Спустя пару лет общежитие передали городу, и однажды, после отлучки, Юрий Анатольевич обнаружил, что комендант выселила его из комнаты. С тех- пор и начались его скитания.


Сейчас 65-летний Кузнецов, перенесший инсульт и инфаркт, находится в таком физическом состоянии, что не может бороться за свои права. Поэтому по инстанциям ходит его знакомая Надежда Алексеевна Климова. Она же встретилась со мной.



Надежда Климова : Вы понимаете, он в том году перенес инфаркт мозга. До этого у него был инфаркт сердца. Перелом бедра – это уже я не считаю. Он подлечился, но физически не здоров. В данное время он хотел восстановить комнату или получить жилье. Прописан был по улице Молодогвардейцев, 51а в общежитии. А эту комнату в общежитии он получил от завода, где он работает с 1993 года фрезеровщиком третьего разряда. Является ветераном труда. У него стаж 45 лет, имеет награду за доблестный труд, является квалифицированным рабочим. Имеет также высшее образование.



Александр Валиев : Когда-то Юрий Алексеевич был женат, у него есть дети. Однако семейная жизнь не сложилась, супруги рано развелись и не общаются. Алименты Кузнецов платил, но фактически детей своих давно не видел. После окончания техникума он работал на радиозаводе, где ему как молодому специалисту выделили двухкомнатную квартиру. Ее он и оставил своей семье, а сам всю жизнь скитался по общежитиям.


Проживая в общежитии, Кузнецов считался нуждающимся в улучшении жилищных условий и стоял на заводе в очереди на получение жилья. Однако когда завод стал акционерным обществом, очередь распалась, жилье выделять перестали. Оставшись без крыши над головой, Юрий Анатольевич пытался обращаться в разные инстанции, однако никакого прока от этих обращений как не было, так и нет.



Надежда Климова : Он обращался в муниципальное управление. Ему там тоже отказали, сказали – у тебя ничего нет, ты никакого отношения к нам не имеешь и, вообще, к жилью. Потом он два раза звонил по прямой линии президенту, тоже вызывали в администрацию, разговаривали, но только занимались отписками. Отпишу, что туда-то обратитесь, туда-то обратитесь, но ему так никто не помогал. Потом он обращался к губернатору, в Управление жилищной политики города Челябинска, мэру города Челябинска. Везде писал заявления.



Александр Валиев : Однажды Надежда Алексеевна пришла похлопотать за своего бывшего коллегу Юрия Кузнецова в городскую администрацию, в приемную мэра Юревича. Вот что из этого вышло.



Надежда Климова : Обращались мы в приемную Юревича. Там сидела женщина в приемной. Я объяснила ей ситуацию – такие-то, такие-то дела, куда человеку обратиться? Она начала приводить доводы, что таких как он много, что еще ветераны войны не получили, живут такие престарелые, а он еще не такой остро нуждающийся. Я говорю – ну что, ему теперь на вокзал идти? Она говорит – пусть идет на вокзал. Вот и все. Вот такой короткий разговор.



Александр Валиев : Сейчас Юрий Кузнецов живет в квартире своего друга и его жены. Однако трудно сказать, долго ли он сможет злоупотреблять их гостеприимством. Он по-прежнему прописан в общежитии, в котором не живет уже больше 10 лет. Для того чтобы платить за квартиру, а также за лекарства, больному человеку приходится по-прежнему работать на заводе.



Надежда Климова : Последний раз он обращался в администрацию Калининского района. Собрал все документы, чтобы ему дали жилье. Ответ пришел, что он не малоимущий, потому что у него на 1 тысячу рублей больше прожиточный минимум. А то, что он больной, лекарства покупает, на квартире живет, деньги платит за квартиру, за жилье это не учитывают и во внимание не принимают.



Александр Валиев : Сейчас Надежда Алексеевна ждет ответа из Управления по жилищной политике администрации города. Однако чувствует, что это будет очередная отписка.



Надежда Климова : Он же имеет право по Конституции статье 40 на жилье, который столько лет отработал, а остался не удел. Загнали его в угол. Везде его пинают. Замкнутый круг.



Александр Валиев : Пока единственный, кто проявил участие и готовность помочь человеку, оставшемуся без крыши над головой - это правозащитник и депутат городской думы Алексей Севостьянов. Он пытается выхлопотать Юрию Кузнецову место в социальном доме ветеранов, где пожилым людям на условиях социального найма предоставляют жилье.



В эфире Печоры, Анна Липина:



Звучит хор на эстонском языке



Анна Липина : Эстонская речь давно привычна в одной из школ Псковской области. В приграничном с Эстонией городе Печоры существует уникальная школа, где всем желающим наряду с русским преподают еще и эстонский язык, а также традиции и культуру соседнего государства. Это единственная такая школа не только в Псковской области, но и в России, говорит начальник управления образования Псковской области Вера Емельянова:



Вера Емельянова : Мне очень приятно, что в этой школе сохраняются национальные традиции. Здесь равно уважительно относятся к нашей государственности и уважительно относятся к государственности соседней республики. И вот это позволяет надеяться, что мы действительно в будущем нашем поколении можем быть уверенными и спокойными за наше будущее.



Анна Липина : В эстонской школе учились и учатся как русские, так и представители народности сето и эстонцы, живущие в Печорском районе. Так сложилось, что из-за небольшого количества учащихся школа не каждый год имеет выпускников. Курс по эстонской учебной программе рассчитан на 12 лет. За все годы существования школы, из нее выпустилось чуть больше 500 человек. Ребята разъезжались по всему свету, многие в Эстонию - устраивались там на работу, заводили семьи. Каждый год в эстонской школе, как и в любых других школах, проходят встречи выпускников. А школьники готовят для них праздничную программу.



Звучит хор



Анна Липина : Танец эстонских крестьян ученики 4 класса готовили тщательно. Дело в том, что на днях школу посетили предстатели министерства образования и науки республики Эстония. Концертную программу для гостей помогала готовить и учитель школы Валли Тамм. Она уже 6 лет преподает свой родной язык в Печорской школе.



Вали Тамм : Очень хорошо. Желают. Не только желают - требуют: учительница, я хочу, я выступать хочу это еще учить, а учительница почему-то вам ничего не дали, мы желаем тоже выступать так.



Анна Липина : Советник министерства Тыну Тэндер посетил эстонскую школу на Псковской земле уже в шестой раз.



Тыну Тэндер : Я думаю, что это хорошо. Это то идея хорошая.



Анна Липина : Несмотря на, что школе уже больше 80 лет, экспериментальной площадкой, где эстонский язык учат наравне с русским, единственная в России школа стала только 3 года назад. Многие из выпускников школы сегодня студенты университетов Эстонии. Нынешние старшеклассники тоже знают, где будут учиться дальше, говорит 10-классница Устина Пынова.



Устани Пынова : Мне нравится этот язык. Эстонский отличается от русского. Он такой очень мягкий. Очень много мягких звуков, почти нету твердых. То есть такой очень интересный язык. У меня родственники есть в Эстонии, и в дальнейшем я собираюсь переехать в Эстонию.



Анна Липина : Переехать в Эстонию мечтают практически все старшеклассники школы. В соседнем государстве они бывали не раз. Такие поездки как часть учебной программы, необходимы для общения с носителями языка. Однако каждый раз псковская молодежь открывает для себя и житейскую сторону вопроса. Всего лишь в нескольких километрах от родного дома - совершенно другая жизнь - уютные, комфортные, чистые и ухоженные эстонские городки и поселки, отремонтированные дороги, доброжелательные люди. По словам школьников, настоящее воплощение их представлений о будущей взрослой жизни.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Почему стонут рыбы? Что ограничивает свободу женщины? В чем преимущества кожзаменителя? На столь разные вопросы можно получить ответ на выставке молодых саратовских художников «Что такое Дао?» Она открылась на чердаке Дома-музея Павла Кузнецова. Рассказывает научный сотрудник музея Елена Караваева.



Елена Караваева : Главный художник сегодняшнего мероприятия Александр Гнутов, он же Волг-доктор. Он как бы сегодня растворяется. Он сегодня ничего не рассказывает о своем искусстве, о себе, поскольку он сегодня призрак, он сегодня мираж, который кажется. Помимо, Волга-драйф, здесь участвуют девушки, представляющие творческую группу «Волга-герлс», которые уже заявили о себе в городе, как борцы за жизнь животных – мех животным, убийство мясоедами. И все в таком духе. Сегодня они представляют очередное действие – рыбий стон над Волгой.



Ольга Бакуткина : На стенах музея коллажи, иллюстрирующие связь учения Дао с современностью. Подпись под одним из них гласит «Береги цы смолоду». В центре зала на столе в тарелках среди обрывков стихов фигурки животных. Рядом графические работы художника Александра Гнутова, свидетельствующие о дисгармонии современного человека. Поскольку сам Гнутов сегодня призрак, концепцию выставки разъясняют молодые художницы из группы «Волга-герлс». Рассказывает Наташа:



Наташа : Выставка называется «Что такое Дао?», таким понятиям как энергия, цы, свобода, покой. Второй блок – это именно женщины и потребление. Какое большое зло – это магазины, одежда, вещи, что среди этого порой женщина забывает про себя и про свою свободу. Тема защиты животных. Мне кажется, что это очень негуманно носить шубы, когда есть выбор между шубой и пуховиком, кожей и кожзаменителем.



Ольга Бакуткина : Художница Катя согласно теории двуединства существует в двух ипостасях – доброй и злой. Сегодня она злобный заяц. Да и как не быть злобным, слыша, как стонут рыбы.



Катя : На самом деле информация скрытая существует, она более важна, чем то, что говорится по телевизору, что нам пытаются навязать. Прислушаться к истокам, к самому Дао, к голосу рыб… А рыбы стонут, потому что им тяжело.



Ольга Бакуткина : Стук молотка означает, что завершена работа над последним фрагментом экспозиции. Элементы новой клубной культуры в сочетании с древней этнической музыкой, демонстрирует в темноте за ширмами Андрей Маргенал.



Андрей Маргенал : Это этническая музыка. Инструмент называется – диджериду. Это древнейший инструмент австралийских аборигенов.



Звучит музыка



Ольга Бакуткина : Гость музея Алексей Трубецков считает, что уровень искусства определяется не выбором изобразительных средств, а талантом художника.



Алексей Трубецков : Это абсолютно нормальная, вменяемая работа умных, современных художников на сегодняшний день. И то, что они работают у нас, мне, честно, доставляет удовольствие, мне приятно.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG