Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социальные аспекты российского спорта


Валерий Винокуров: В самом начале нашей программы мы расскажем вам интереснейшую вещь. Прочитать об этом вы нигде не сможете, поэтому тонкость в этом и заключается. Мы вас познакомим с никому не известной историей, но это имеет прямое отношение к прессе, потому что об этом написано. Правда, пока что еще не в России. Поэтому мы имели в виду, что вы прочитать не сможете. Но зато в Англии. Сейчас Олег подробно все это расскажет.



Олег Винокуров: Я специально проверял, поскольку сейчас первые дни апреля идут, не просочилась ли эта информация, потому что иначе к ней относиться очень сложно. Но на самом деле, еще, оказывается, в ноябре было написано в довольно-таки солидной газете «Гардиан» писалась вся эта история. По-всякому она описывалась, но самое главное, что в мае в Англии выйдет книга, которая называется «Товарищ Джим – шпион, который играл за «Спартак». И там рассказывается про некого человека, которого зовут Джеймс Риордан. Ему сейчас 70 лет, он – профессор Суррейского университета, русский язык там, видимо, преподает. И в 60-е годы, он, будучи убежденным коммунистом, находился в СССР, всего было трое англичан, еще был Ким Филби и Гай Берджес, которые в 1951 году сбежали из Великобритании. Короче говоря, учился он здесь в Высшей школе КПСС и в свободное время, по выходным гоняли они еще с группкой экспатов – иностранцев в футбол. На одну из тренировок пришел Никита Павлович Симонян по рекомендации Геннадия Логофета. Как вы понимаете, про «Спартак» уже идет речь, Никита Павлович был тренером, а Геннадий Логофет, оказывается, был другом этого Риордана. И вот Симонян пришел, посмотрел, как он играет, и говорит: «А приходи к нам потренироваться. Хочешь со «Спартаком» потренироваться?» Ну, тот, естественно, обрадовался, пришел, и вдруг произошла такая история. В «Лужники» он пришел, и тут выяснилось, что некому играть. В одном случае написано, что либо центральный защитник, либо центральный полузащитник, что в принципе примерно одно и то же было тогда. И вот тут основной игрок был, как написано, «другом зеленого змия», это такой русский эвфемизм пристрастия к алкоголю. Короче, пришел он совершенно пьяный, и тут Риордану говорят, чтобы сыграл. А объявить же нельзя человека. А матч с «Пахтакором», в Москве «Спартак» - «Пахтакор», 1963 год, чемпионат страны. «Спартак» - действующий чемпион. И тут рассказывается, счет называется правильный 2:2. Объявили его как Якова Иорданова. По их мнению, это примерно по-русски звучит Иорданов. Дальше рассказывается, что он еще играл в следующем матче с «Кайратом», но тут почему-то написано 1:1, матч с «Кайратом» закончился 1:0 в пользу «Спартака». Это я уже проверял.



Валерий Винокуров: Матч с «Кайратом» в Алма-Ате был или в Москве тоже?



Олег Винокуров: Мне кажется, что тоже в Москве. Тогда же спаренные были.



Валерий Винокуров: В том то и дело, поскольку я то был на обоих этих матчах.



Олег Винокуров: Иорданова не помнишь?



Валерий Винокуров: Какой Иорданов? Да если бы это случилось, то мы бы вообще уже все с ума сходили.



Олег Винокуров: Ну, естественно. Дальше уже начинается самая шпионская история, что все впоследствии записи были уничтожены. Естественно, нигде вы сейчас Иорданова никакого не найдете ни в одном справочнике, я смотрел. И был в прошлом году в Москве с «Би-Би-Си», и он с ужасом обнаружил, что многие старые спартаковские игроки отказывались признавать его, узнавать, встречаться с ним. И только один Галимзян Хусаинов встретил его: «О, сколько лет, сколько зим!»



Дмитрий Морозов: Ну, как же, друг его ситный!



Валерий Винокуров: Это все такое вранье, что просто у меня даже слов нет!



Олег Винокуров: Ну, даже глупо сейчас. Они все думают, видимо, что тут медведи ходили по Москве в 1963 году, не было никаких заявочных листов, мог где угодно кто угодно играть.



Валерий Винокуров: Вот так даже представить себе: мы приходим на футбол, я был на обоих этих матчах, конечно, я так бы не вспомнил, как там сыграли, но вдруг мы видим, что нет какого-то знаменитого футболиста, в «Спартаке» все известные игроки наперечет. И вдруг нет, и выходит какой-то Яков Иорданов, без заявки, без ничего, в протоколе не записывают. Как это вообще могло быть? Засчитали бы поражение мгновенно.



Олег Винокуров: Я до самого Логофета вчера не дозвонился, позвонил Юрию Севидову, который как раз ближайший друг Логофета. Он говорит: «Да мы все время вместе проводили!»



Валерий Винокуров: Так он же еще играл.



Олег Винокуров: Ну, естественно, он играл в том матче, как и Логофет, все там играли. Он тоже был озадачен, ошарашен, говорит: «Вот Борис Майоров действительно за нас играл, было дело».



Валерий Винокуров: Это другое дело.



Олег Винокуров: Борис Майоров ни из каких справочников не уничтожен. Открываешь 1961 год – действительно, два матча сыграл.



Дмитрий Морозов: Но пока книгу никакую не написал.



Валерий Винокуров: Короче, познакомили мы вас с чрезвычайно смешной историей, но на полном серьезе.



Олег Винокуров: Книга выйдет в мае, я ее раздобуду, мне друзья из Англии пришлют, посмеемся тогда. Слушаем Александра из Москвы.



Слушатель: Я хочу сказать насчет этой книги. Иорданов – это уж скорее не русская, а болгарская фамилия. Но западники в этом смысле вообще ребята без затей. Когда террорист Агжа, который стрелял в римского Папу, распространялся, что его готовили офицеры КГБ, его спросили: «Как звали этого офицера?», он ответил: «Маленков».



Дмитрий Морозов: Он же с болгарами был связан, по-моему.



Валерий Винокуров: С болгарами он был связан, конечно.



Слушатель: Вопросов у меня два. Первый – о футболе, по поводу нашей игры с румынами. У Льва Толстого в «Войне и мире» говорилось перед сражением при Аустерлице: «Чем бы ни кончилось это сражение, слава русского оружия от этого не пострадает. Посмотрите, кто нами командует – его высокоблагородие генерал Гвинцен, генерал Лонжерон, генерал Бениксен и какой-то «пршпршпрш», как все польские фамилии». Так вот, я так считаю, что эта игра так случилась из-за того, что просто самые лучшие наши игроки играют в западных клубах, молодежи не на кого ориентироваться, нет чувства локтя.



Валерий Винокуров: Александр, давайте не будем, никто не играет. Какие лучшие игроки?



Олег Винокуров: Их и нет фактически.



Валерий Винокуров: Наоборот, никто не играет в западных клубах сейчас. Это когда-то было, что лучшие играли в западных клубах. Если бы играли в западных клубах, то было бы получше.



Слушатель: А второй вопрос по поводу наших спортивных телевизионщиков. Когда был бой Маскаева с Сэмом Питером, перед этим такие были победные трубы, что ничто не остановит Маскаева на пути перед боем с Кличко, что у него множество сюрпризов для Сэма Питера. У Питера, как оказалось, еще больше сюрпризов.



Валерий Винокуров: Понятно, это вы правильно говорите.



Слушатель: Я по этому поводу хочу сказать. Как говорил Высоцкий, Сэм наш нигерийский друг.



Дмитрий Морозов: Гвинейский.



Слушатель: Осталось только повторить слова Гоголя: «Утри свою маску». Сколько еще наши телевизионщики будут изображать из себя таких идиотов в квадрате? Им самим это еще не надоело?



Валерий Винокуров: Александр, как у нас это можно узнать? Я думаю, что им не надоело. Изображать это они будут не просто долго, а всегда. И вот сейчас, если уж мы заговорили о боксе, то идет точно такая же волна. Дело в том, что Владимир Кличко считается чемпионом мира по трем уже из четырех версий. А в четвертой версии как Сэмюэль Питер, нигериец. И Кличко собирается провести бой с этим Сэмюэлем Питером, объединительный бой, чтобы уже кто-то стал абсолютным чемпионом. А есть такой очень хороший боксер российский Поветкин. А он – претендент на звание чемпиона мира в одной из тех категорий, чемпионом мира в которой является Кличко. И вот сейчас его все агенты, российская пресса, как раз эти телевизионщики, о которых говорил только что Александр, шумят, что Кличко не хочет с Поветкиным, он боится и так далее. А Кличко сказал: «О чем вообще речь? Зачем мне защищать титул в какой-то одной версии, когда я хочу встретиться с Сэмюэлем Питером за звание абсолютного чемпиона мира во всех четырех». Выиграет Питер – к нему перейдут все эти звания, пусть он тогда с Поветкиным. Выиграю я – у меня будет четыре титула, дальше я уж буду разбираться. Логика совершенно очевидная у Владимира Кличко и вполне резонная и правильная. Но вот эти люди, о которых говорил Александр, сейчас заполонили все газеты, все интернет-сайты. И вот везде: Поветкин настаивает, агенты поехали, требуют, требуют, требуют…



Дмитрий Морозов: Главное, что это меняет?



Валерий Винокуров: Вот именно. Ну, создают здесь очередную такую истерию, о которой Александр совершенно справедливо только что и высказался.



Олег Винокуров: Теперь слушаем Олега из Москвы.



Слушатель: Так случилось, что я посмотрел второй тайм матча «Фенер Бахче» - «Челси», и очень на меня эта игра произвела удручающее впечатление. Мне показалось, очень невыразительная игра «Челси». И в связи с этим я вспомнил, что я говорил, что неплохо бы Хиддинка назначить вместо Мауриньо в шутку. А диктор сказал, что этот Грант ничем нигде не показывался. И на этом все кончилось. Можете вы сказать, откуда вообще он взялся и чем он занимался?



Олег Винокуров: Грант положил конец карьере Газзаева в сборной. Он был тренером сборной Израиля, когда она тут приехала, обыграла Россию 2:1, после чего Газзаев сказал: «Все, хватит».



Дмитрий Морозов: Потом что значит ничего не выиграл? Все в начале своего пути ничего не выигрывают, естественно, добиваются по ходу карьеры успеха.



Валерий Винокуров: Грант то много выиграл. Он возглавлял клубы, которые становились чемпионами Израиля, он возглавлял сборную Израиля. Олег вовремя вспомнил этот самый матч. До этого Израиль еще один раз обыграл, когда Романцев был тренером. Короче, Грант уже обыграл Романцева, Газзаева в качестве тренера сборной Израиля, что, между прочим, довольно сложно. Сейчас уже кто-то третий обыграл. А именно за свои успехи Грант был приглашен в Англию, он сперва был приглашен в качестве второго тренера у Мауриньо, но когда англичане убедились, не Абрамович убедился, а английские специалисты, что он больше, чем второй тренер, он стал спортивным директором при Мауриньо.



Олег Винокуров: Потом, с другой стороны, вы посмотрели второй тайм, тоже не надо такие делать далеко идущие выводы, потому что все ж понимают: двухраундовое противостояние, так легко получилось, «Челси» забил гол, якобы «Челси», ну, не важно, кто забил. «Челси» повел на чужом поле, они действительно играли так уже, спустя рукава, и берегли силы. А Грант между прочим в очень непростую ситуацию попал в этом «Челси». И то, что он сделал с «Челси»…



Дмитрий Морозов: Вышли на второе место они все-таки.



Олег Винокуров: Среди безумной вот этой толпы суперзвезд и прочих…



Валерий Винокуров: В общем, творческий портрет Авраама Гранта мы вам обрисовали. А вы что-то еще хотите спросить?



Слушатель: Я, конечно, думаю, что в результате двух встреч они все-таки пройдут.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Все говорят о бойкоте Олимпиады, ясно, что он не состоится. Но я слышал, что Олимпийский комитет после трех подряд попорченных Олимпиад, с 1976 года бойкотировали африканские страны, принял какую-то резолюцию о том, что будут наказывать за бойкот. Вы не могли бы поподробнее рассказать конкретно, что это такое.



Валерий Винокуров: Наказывать за бойкот нельзя. Как это можно наказывать? Предположим, я не чувствую в себе силы и не поехал.



Олег Винокуров: Нет, это же разные вещи. Олимпийский комитет не в силах наказать правительство какой-то страны, которая, предположим, объявляет. Имеется в виду, что если Олимпийский комитет страны какой-то…



Дмитрий Морозов: Федерация или комитет олимпийский.



Олег Винокуров: Если Олимпийский комитет страны вдруг ни с того, ни с сего… Предположим, если состоится бойкот Олимпиады, американцы будут бойкотировать, значит, бойкотировать будет правительство, на которое Олимпийский комитет никаким образом повлиять не может. Президент сказал, Международный олимпийский комитет ничего президенту сделать не может. А если вдруг ни с того, ни с сего Олимпийский комитет США говорит: «Мы не хотим ехать на эту Олимпиаду», тогда его, естественно, накажут. Его, видимо, выгонят из МОК и так далее. Но этого не произойдет. Тут разные вещи.



Валерий Винокуров: Во-первых, бойкот бойкоту рознь. Вот, например, московскую Олимпиаду бойкотировали много стран. Но правительства этих стран разрешали, не запрещали спортсменам приезжать.



Олег Винокуров: Кроме американцев.



Валерий Винокуров: Правительство Великобритании бойкотировало, но Себастьян Коэ и Стив Олет стали чемпионами.



Олег Винокуров: Не выступали под флагом своим британским.



Дмитрий Морозов: Под олимпийским флагом выступили.



Валерий Винокуров: Но в данном случае не будет этого ничего.



Дмитрий Морозов: Не будет никогда бойкота больше.



Валерий Винокуров: Ангела Меркель заявила: «Я не поеду на открытие Олимпиады». Не поедет, и все. А тут прошло сообщение, что президент Бразилии не поедет на открытие Олимпиады. К нему обратились, а он говорит: «А я вообще не собирался ехать».



Олег Винокуров: Я просто сказал, чтобы на меня не рассчитывали.



Валерий Винокуров: Он не собирался, и к бойкоту это не имеет никакого отношения. Другое дело, что, конечно, вот это все должно каким-то образом повлиять на китайские власти, чтобы прекратилось хотя бы преследование. Даже Далай-лама не призывает бойкотировать и отделяться не собирается, автономию просто, чтобы не преследовали. Но это же другой вопрос.



Олег Винокуров: Тут тоже к вопросу соотношения спорта, власти и так далее Сергей Митрофанов подметил: «Почему те шахматисты, которые хорошо играют черными, уходят в оппозицию? Каспаров, Гаприндашвили, Фишер, Корчной, Спасский. А те шахматисты, которые хорошо играют белыми, поддерживают власти? Крамник, Карпов, Петросян, Смыслов, Ботвинник».



Валерий Винокуров: Какая-то чепуха. Или вы шутите, Сергей. Вот эти все люди, которых вы перечислили, одинаково хорошо играют и белыми, и черными.



Олег Винокуров: Может быть, кто-то больше выиграл партий.



Дмитрий Морозов: Кстати, Карпов солидаризируется с Каспаровым в последнее время.



Валерий Винокуров: В том то и дело.



Олег Винокуров: Наладил там в игре черными и солидаризировался.



Дмитрий Морозов: Подтянул чуть-чуть эту позицию.



Валерий Винокуров: Что касается Карпова, тут уже шутить не надо. Не смотря на всех их сложные отношения, когда Каспаров был арестован как деятель «Другой России», то Анатолий Карпов поехал его навестить в тюрьму. Правда, его не пустили.


Я хочу познакомить вас с двумя публикациями: одна – в газете «Союзное вече». Тут большая спортивная полоса. Здесь социальная публикация «Суперзвезда из общаги» называется. Оказывается, мировая рекордсменка по легкой атлетике Елена Соболева живет в рабочей «малосемейке» на окраине Москвы. Меня очень удивила эта публикация, она довольно большая, потому что только что Елену Соболеву признали лучшей легкоатлеткой какого-то периода. Она свой мировой рекорд только что в очередной раз побила. И действительно, это как-то выглядит очень странно.



Олег Винокуров: Нам позвонил Рашид из Москвы.



Слушатель: Мне 70 лет, с детства я всегда следил за футболом советским и российским и мечтал, что когда-нибудь наша страна будет чемпионом мира. Но, наверное, я не доживу до этого.



Валерий Винокуров: Это уж точно. Мы все не доживем, хотя коллеги гораздо моложе.



Слушатель: Я хочу спросить у вас. Пока у нас труба работает нефтяная, газовая, может быть, купить 10-15 человек бразильцев, аргентинцев, хорватов, дать им паспорта наши. Они чемпионат мира отыграют, потом если захотят, пусть домой едут. Можно это сделать или нет?



(Смех в студии).



Олег Винокуров: Это вы не с нами советуйтесь, а с теми, кто трубой заправляет. У нас нет никакой трубы.



Валерий Винокуров: Рашид, сделать это на самом деле нельзя. Потому что вы же не будете покупать игроков, которые еще не заиграны по-настоящему.



Олег Винокуров: Но только их и можно натурализовать.



Валерий Винокуров: Потому что если человек уже хотя бы один раз сыграл за сборную Бразилии, Аргентины, то он уже не может выступать, хоть ему и десять паспортов дадите. Он уже просто по спортивным законам не может выступать за сборную другой страны.



Олег Винокуров: То есть надо купить человек 400 бразильцев, 400 аргентинцев, их тут смотреть, проверять, они же должны еще вырасти в игроков экстра-класса, чтобы суметь выиграть чемпионат.



Валерий Винокуров: Короче, вы сами понимаете…



Слушатель: Можно штук 20 купить, и какого-нибудь тренера.



Валерий Винокуров: То есть и тренера еще бразильского. Ну, надо же тогда угадать, каких 20.



Олег Винокуров: Я бы лучше купил, футбольные законы не запрещают, руководителей футбольных федераций Франции или Германии. Вот их бы я купил.



Дмитрий Морозов: Ну, это подороже будет.



Олег Винокуров: Наверное, подороже.



Валерий Винокуров: Для того, чтобы они, по крайней мере, навели порядок в российском футболе. Потому что что происходит в российском футболе, ни в какие ворота не лезет. Руководят им люди, совершенно далекие от футбола, всем – и самим футбольным союзом, и департаментом прессы в этом союзе, департаментом, который создает календарь. Если пригласить, как Олег шутит, руководителя английского футбола, кого-нибудь из французских, немецких и так далее, то с чего они начнут? Они, во-первых, запретят играть на искусственном поле, что тормозит вообще развитие футбола российского в большой степени, так же, как и отсутствие тренеров, и еще много чего.



Дмитрий Морозов: Кстати, шутки шутками, а ЦСКА выиграло у «Олимпиакоса» в последнем матче. В составе ЦСКА не было ни одного российского баскетболиста, ну, и Мессина – тоже иностранец.



Валерий Винокуров: Правильно.



Дмитрий Морозов: Вот российский клуб. Но это клуб.



Валерий Винокуров: Клуб – пожалуйста.



Олег Винокуров: То же самое и про футбол можно говорить. Хотя, в отличие от футболистов, баскетболисты почему-то стали чемпионами Европы. То есть значит, где-то есть российские баскетболисты. Тут нам Игорь Цветков из Одинцово написал, что никто не поднимает тему героической победы «Зенита» над «Байером». А он как раз пишет на этот счет, но сперва о другом: «В нашем чемпионате люди как играют? Отдал пас и прячется. Или уже не хочет, или не может, или не знает, куда бежать. А с «Байером» все сложилось. Захотели, смогли и знали, что делать. Но все равно не надо забывать, что Кубок УЕФА – это команды второй группы, а главные играют в Кубке чемпионов».



Валерий Винокуров: Ну, это все понятно. Вообще, все обсуждали уже, это же произошло в четверг. Хотя если кто хочет обсудить, с удовольствием. Удовольствие то все получили.



Дмитрий Морозов: Естественно. Действительно, были красивые комбинации.



Валерий Винокуров: На фоне за неделю до этого позорного выступления сборной в этой же газете «Союзное вече» написано так: «Не хотят и не могут». Это заголовок про товарищеский матч со сборной Румынией. «Наши футболисты в товарищеском матче были в своем репертуаре». Но меня заставили удивиться две публикации в еженедельнике «Собеседник». Одна называется «Лыжников заправили бензином». Тут я с интересом узнал, что на прошлой неделе лучшим лыжникам России Ольге Рочевой-Москаленко и Николаю Панкратову вручили по две тонны бензина. «Дело в том, что генеральным спонсором нашей лыжной федерации, - пишет газета «Собеседник», - является нефтяная компания «Лукойл», чье руководство, не долго думая, решило наградить спортсменов топливом. А что? Квартиры лыжникам после Олимпиады уже дарили, машины – тоже, шубы вручали, деньги и те перечисляли. Все, можно сказать, у них уже есть. И чтобы не повторяться, придумали заправить спортсменов бензинчиком, чтобы лучше бежали. Это дешево и сердито». Дальше шутит автор Надежда Шульга, спортивный обозреватель «Собеседника».



Дмитрий Морозов: Такое ощущение, что весь апрель никому не верь. Начали мы тоже с абсурда.



Валерий Винокуров: Я так прикинул, ну, сколько стоит 20 тонн бензина?



Олег Винокуров: А что? Очень полезно. Прилично стоит.



Валерий Винокуров: Тысяч двадцать рублей, нет?



Олег Винокуров: Литр не рубль стоит, а 20, 400 тысяч рублей.



Валерий Винокуров: Так не 20 тонн, а две тонны.



Олег Винокуров: А, две тонны? 40 тысяч рублей.



Валерий Винокуров: 20 заправок.



Олег Винокуров: Я как автомобилист могу сказать: очень полезная вещь, я бы не отказался. Деньги ты потратишь так на что-нибудь, а потом едешь – надо заправиться, а в кармане ни гроша.



Валерий Винокуров: Просто любопытно. Мы начали с того, что у Елены Соболевой вообще жилья нет. Но если они потом и легкоатлетам начнут давать бензин, ей сейчас, наверное, надо насчет жилья подумать.



Олег Винокуров: Виктор из Подмосковья.



Слушатель: Валерий, вы постарше всех, наверное?



Валерий Винокуров: Ну, не совсем всех, но здесь в студии – да.



Слушатель: В 70-е года, когда еще играл в хоккей Анатолий Фирсов, великий хоккеист был, верно?



Валерий Винокуров: Очень хороший.



Слушатель: И в матче ЦСКА – «Спартак» в третьем периоде пробивался буллит в ворота «Спартака». И телевизионные зрители пробития буллита не увидели. Камера показывала зрителей, сидящих на трибунах.



Валерий Винокуров: Ну, и что?



Слушатель: Я на следующий день все газеты просмотрел. Только в «Московском комсомольце» Леонид Трахтенберг опубликовал об этом. Кто виноват был, должен был понести наказание за это.



Валерий Винокуров: Виктор, но я ничего по этому поводу не знаю.



Дмитрий Морозов: У Аркадия Ратнера надо спросить.



Валерий Винокуров: Что не показали именно буллит в ворота «Спартака», чтобы не огорчать?



Дмитрий Морозов: Он забил его, кстати?



Слушатель: Забил.



Валерий Винокуров: А что могло быть? Предположим, камера испортилась, может быть?



Слушатель: Комментатор говорил: «Фирсов подъезжает к шайбе, ведет ее, бросок, гол».



Валерий Винокуров: А в чем вы видите тут?..



Слушатель: Но мы то не увидели.



Валерий Винокуров: Ну, камера сломалась.



Слушатель: Там несколько камер должно быть.



Валерий Винокуров: Виктор, ну, не могу ничего сказать по этому поводу.



Олег Винокуров: Даже возраст не помогает.



Валерий Винокуров: Казусный случай. Сегодня у нас очень много каких-то казусных ситуаций. Причем в основном это смешные, конечно, но некоторые и грустные. Меня это дико задело – в общежитии человек живет, мировая рекордсменка. Вопрос даже не в том, что она живет. Но ей же надо готовиться, нормально отдыхать, готовиться к Олимпиаде. Ей задают вопрос: «Психологически вы уже заряжены на Пекин?» Она говорит: «Да, в Пекине мне хотелось бы выступить на двух дистанциях – 800 и 1500 метров». Но, оказывается, что у нее еще нет места в олимпийской команде. «Вероятно, теперь после феерического начала место в олимпийской команде вам уже гарантировано?» «Как бы не так. Чтобы поехать в Пекин, мне сначала надо победить на отборочном чемпионате России в Казани 30 июня. А это будет непросто. В России нет нигде более жесткой конкуренции, чем на женской полуторке». Представляете? Если бы человек нормально жил. Ей же надо готовиться, чтобы еще путевку завоевать.



Дмитрий Морозов: Интересно, а кто спонсор у Федерации легкой атлетики России? Бензин, правда, тут не поможет.



Валерий Винокуров: Бензин нет, конечно.



Олег Винокуров: Слушаем Сергея из Москвы.



Слушатель: Я хотел бы поинтересоваться вашим мнением о подготовке сборной России к чемпионату мира по хоккею. В этом году он впервые пройдет за океаном. Как вы думаете, может быть, в духе старых традиций стоит провести несколько товарищеских матчей клубов НХЛ и сборной России?



Валерий Винокуров: Во-первых, он не впервые. За какой-то промежуток времени, наверное, в первый раз. Могу вам сообщить пока что следующее, что на базе в Новогорске, где готовится хоккейная сборная к этому чемпионату мира, площадка уже сделана НХЛовских размеров. Значит, уже тренируются на этой площадке. Во-вторых, многие игроки (какие-то дали согласие, какие-то не дали) – игроки клубов НХЛ, клубов, которые выбудут из борьбы на ранней стадии, вылетят или не попадут в Кубок Стэнли, или вылетят ранее, тоже будут подключены к сборной. Для этого тренер сборной Вячеслав Быков сейчас там и находился и провел переговоры, как говорит, очень успешные. А вот что касается, чтобы сборная поехала туда и провела товарищеский матч с клубами НХЛ, вот это невозможно. Потому что либо клубы будут заняты, продолжать борьбу за Кубок Стэнли, либо отдыхать. Потому что как только вылетят, значит, игроки разъедутся не только же в российскую сборную.



Дмитрий Морозов: Все сборные ведущие привязаны к чемпионату НХЛ.



Валерий Винокуров: Канадцы тоже же или американцы из тех клубов, которые будут продолжать борьбу за Кубок Стэнли, получить игроков не смогут.



Дмитрий Морозов: Финны, чехи, словаки, шведы.



Валерий Винокуров: А вот сейчас назначен тренером сборной Канады, по-моему, тренер клуба, который уже заведомо не попадает в Кубок Стэнли. Он же, естественно, должен быть свободен от работы со своим клубом. Он поэтому возглавит сборную Канады. То же самое произойдет, естественно, с командой США. Так что, Сергей, думаю, что ответили на ваш вопрос весьма подробно, заодно и проинформировали кое о чем.



Олег Винокуров: У нас есть еще хоккейный вопрос от Александра из Сызрани: «Почему, по вашему мнению, хоккей, имея худшую игровую базу, меньше классных специалистов, чем в футболе, значительно больше успехов добился в мире? Чего стоят только, например, победы в Кубке вызова 1979 и Кубка Канады 1981.



Дмитрий Морозов: Имеется в виду советский и российский хоккей.



Валерий Винокуров: Это же ответ, мне кажется, очевиден.



Олег Винокуров: А что, хуже база была?



Валерий Винокуров: База была не хуже, естественно. Просто побеждать там, где участвуют четыре команды…



Олег Винокуров: Если про Кубок вызова идет речь.



Валерий Винокуров: Тогда даже было три, потому что Чехословакия была одна команда, сейчас Словакия и Чехия. Тогда Канада, США, Швеция и Чехословакия. Финляндия тогда была слабая. А сейчас Финляндия подтянулась, Чехия и Словакия. Сейчас труднее стало. Но разве сравнить это с футболом? Как это можно сравнить с футболом, когда там одна Африка – столько соперников! Я не говорю уже про остальные континенты.



Олег Винокуров: Вот идея Рашида насчет того, чтобы купить всех, естественно, развивается нашими остроумными слушателями. Александр вспоминает генетику, называя ее продажной девкой империализма, говорит: «Надо отобрать лучших бразильских и аргентинских игроков, познакомить их с нашими девушками, оплатить им рождение ребенка, а затем из нескольких сотен младенцев воспитывать русских чемпионов». Это в стиле «нам бы таких отцов из Суринама».



Валерий Винокуров: Александр как раз процитировал про генетику хорошо тех времен, которые затормозили развитие науки.



Олег Винокуров: А Владимир из Люберец пишет, что «футбол у нас закончился тогда, когда футболистов начали выставлять на торги. Они сейчас думают больше о том, как побольше срубить, а не как получше сыграть».



Дмитрий Морозов: Это, похоже, происки Иорданова. Все беды начались с этого, похоже.



Валерий Винокуров: Почему Джим? Если бы он был Джек. Как его зовут?



Олег Винокуров: Джеймс. В смысле почему Яковом назвали? Ну, просто не придумали, как Джима назвать по-русски, назвали Яков. Русское имя Яков, фамилия – Иорданов. Что может быть лучше?


Слушаем Василия из Москвы.



Слушатель: За 2008 год вы выбирали главного спортсмена.



Валерий Винокуров: Не главного.



Олег Винокуров: Лучшего молодого спортсмена.



Слушатель: И вы знаете, поразительно, никто не вспомнил нашего велосипедиста, который второе место, по-моему, впервые лет за десять занял, мы там не высвечивались нигде. В Италии выиграл или во Франции этап какой-то. И никто о нем не вспомнил, нижегородский парень какой-то.



Валерий Винокуров: Что значит, никто не вспомнил? Дело в том, что выбираются же по достижениям. Вы кого имеете в виду – Дениса Меньшова?



Слушатель: Нет.



Дмитрий Морозов: А в прошлом году мы кого выбрали?



Валерий Винокуров: Юлию Ефимову за 2007 год. Она сейчас прекрасно выступила.



Олег Винокуров: Три золотые медали она завоевала.



Дмитрий Морозов: Нет, я имею в виду год назад.



Валерий Винокуров: За 2006? Но Василий же говорит, что этот велосипедист выиграл в 2007 году.



Слушатель: Да, за 2007 год. Во всем мире это отмечалось, только у нас не вспомнили парня совершенно, никак не отметили.



Валерий Винокуров: Если бы вы хотя бы фамилию сказали. Потому что у нас Михаил Игнатьев, он у нас был, когда стал олимпийским чемпионом, ему не было 20 лет, по-моему, тогда. Мы к велосипедному спорту относимся столь же внимательно, как и ко всем остальным видам спорта. Если человек, молодой велосипедист выиграл какой-то один этап, это еще…



Олег Винокуров: Кто-то же из россиян ехал довольно долго в белой майке на «Тур де Франс».



Валерий Винокуров: Мне кажется, что Меньшов. Не Денис Меньшов разве?



Слушатель: Нет, нет.



Валерий Винокуров: Так это казахстанский? Может быть, Кашечкин?



Слушатель: Нет. Нижегородский парень.



Дмитрий Морозов: Не важно, гадать не будем.



Валерий Винокуров: Василий, когда узнаете фамилию, позвоните, мы вам специально про него и расскажем.



Олег Винокуров: Слушатель Каримов…



Валерий Винокуров: Как всегда всем недоволен?



Олег Винокуров: Еще такой курьезный момент. «Сейчас в Питере, - пишет он, - бегут с олимпийским факелом. В новостях сказали, что огонь в самолете законсервировали, то есть погасили. Так что же тогда зажгли в Питере? Значит, огонь не настоящий. А какой тогда смысл?»



Валерий Винокуров: Ничего не можем по этому поводу сказать. Что значит, законсервировали? Может быть, он тлел? Он же по всему миру летает.



Дмитрий Морозов: Потом это символический же акт.



Валерий Винокуров: Он же прилетел в Санкт-Петербург из Стамбула.



Дмитрий Морозов: Ну, загасили и загасили, потом зажгли.



Валерий Винокуров: Потом летит уж не помню куда, куда-то в Европу потом.



Дмитрий Морозов: Кстати, он будет и в Тибете.



Валерий Винокуров: Везде будет. Не знаю, настоящий или нет. Господин Каримов, ну, хоть сейчас вы задали спокойный такой вопрос, никого не обвиняли ни в чем. Огонь можно, в конце концов, и покритиковать.


Возвращаюсь к еженедельнику «Собеседник». Поскольку я подбирал публикации социального характера, тут такая публикация «Миллион за больничный». И вот здесь рассказывается о том, как когда игроки, футболисты травмированы, камера крупным планом показывает гримасы боли на лице футболистов. Но уже через минуту спортсмен, как ни в чем не бывало, вскакивает и рвется в атаку. Для чего футболисту устраивать на поле мини-спектакль? И вот тут как раз Юрий Севидов, о котором Олег упоминал, действительно это прекрасный футболист был, сын Александра Александровича Севидова, тоже прекрасного футболиста и тренера выдающегося, и он здесь рассказывает и как раз разоблачает заодно и вот этих телекомментаторов, о которых Александр в начале передачи говорил. Вот что говорит Юрий Севидов: «Это называется болевой шок. Бывает, конечно, когда футболисты симулируют травму. Но в большинстве случаев игроки реально испытывают боль. Вы не представляете себе, каково это – получить удар по ногам. Ведь если у хоккеистов все тело защищено, то футболисты в этом плане играют, можно сказать, голышом. Только впереди на ногах под гетрами спрятаны щитки. Но если шипами на бутсах попадают в ногу сзади, звездочки в глазах так и пляшут. Когда я сам играл, мне шипом попали по бедру. Мышца развалилась аж до кости. Вот как бывает! Это, слава Богу, сейчас играют в бутсах с резиновыми и нейлоновыми шипами. А раньше эти шипы на подошве делали из металла по полтора-два сантиметра длиной». Дальше он рассказывает, что сам испытывал. Но вот что действительно интересно: он говорит, что высококлассные футболисты не позволят себе умышленно наносить травму другим игрокам, а костоломы на все готовы ради денег. «Иногда незаметно наступить на пятку сопернику вызывает адскую боль и может привести к разрыву ахиллова сухожилия». И дальше приводится пример матча клуба «Москва» прошлогоднего со «Спартаком», поступок Бальентаса против Иванова и так далее. «Значит, симулянтов нет?!» Он говорит: «Бывает, но их уже все знают, и над ними посмеиваются. А профессионалы вообще с первого взгляда могут определить, был проведен неправильный прием против футболиста или нет. УЕФА даже ввел двухматчевую дисквалификацию для симулянтов на поле». Это просто любопытная ситуация.



Олег Винокуров: Поскольку я изучил ситуацию, речь шла про Владимира Гусева, который на «Тур де Франс» первые шесть этапов действительно ехал в белой майке как лучший из молодых гонщиков. Хотя велоспорт – такой вид спорта, когда условное понятие «молодой» - это до 25 лет, ему как раз 25 лет, он 1982 года рождения. Просто у них молодой смещено, потому что в велоспорте они поздно созревают.



Валерий Винокуров: И очень тяжелый вид спорта.



Олег Винокуров: Но в итоге он стал восьмым в этой классификации с отставанием больше полутора часов от Альберта Контадора, который в итоге стал обладателем этой белой майки. Ну, вот, собственно, и все. Молодец, конечно, Гусев прекрасен.



Дмитрий Морозов: Будем следить за ним, как и за всеми остальными молодыми спортсменами.



Олег Винокуров: Но и не очень большое достижение. Поездил неделю в майке. Ну, молодец, естественно.



Дмитрий Морозов: Естественно, молодец.



Валерий Винокуров: Причем в возрасте 25 лет. У нас все до 20 молодые спортсмены.



Дмитрий Морозов: А возвращаясь к труду футболистов нелегкому действительно, это не шутка, абсолютно серьезная вещь. Недавно, буквально дня три назад, погиб парень в Хорватии, футболист.



Валерий Винокуров: Да, ударился головой.



Дмитрий Морозов: О бетонное ограждение. Это, конечно, нонсенс, бетонное ограждение, что допустили. Может произойти все что угодно.



Валерий Винокуров: Поскольку я говорил о социальной теме, то тема этой статьи в газете «Собеседник» про больничные листы. Просто скажу, что даже если игрок травмирован, он все равно получает зарплату, но не получает премиальные, за победу. Таким образом, мы сегодня как бы осветили всесторонне, много чего вам рассказали, и посмеяться было над чем, и погрустить, и слушателей внимательно послушали, которые всегда очень удачно и уместно поддерживают тональность нашей программы.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG