Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Директор российских и азиатских программ американского Центра оборонной информации Николай Злобин о будущем российско-американских отношений


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Арслан Саидов.



Алексей Кузнецов: В Сочи состоялась встреча президентов России и США Владимира Путина и Джорджа Буша, в которой принял участие и Дмитрий Медведев. И хотя ни о каком прорыве в российско-американских отношениях речь не идет, политологи обращают внимание на то, что тон заявлений глав государств изменился. Николай Злобин, директор российских и азиатских программ американского Центра оборонной информации, не склонен считать, что с приходом в Кремль Дмитрия Медведева российско-американские отношения кардинально изменяться. С Николай Злобиным побеседовал мой коллега Арслан Саидов.



Николай Злобин: Сегодня у нас очень мало объективной информации для того, чтобы судить о Медведеве как о политическом лидере России. Он сделал несколько, в общем-то, неплохих экономических заявлений и гораздо меньше сказал о своих политических приоритетах. Может быть, только в интервью «Financial Times» пару недель назад он обозначил несколько приоритетов в политической сфере, которые, в общем-то, произвели хорошее впечатление на западный истеблишмент. Но как политика Медведева на Западе практически не знают, его знают как чиновника, как сотрудника путинской администрации. Поэтому каким он будет в роли российского лидера, сегодня сказать очень трудно.


И здесь, говоря об ожиданиях, я бы хотел обратить внимание на одну интересную вещь, которая постоянно прослеживается в российско-американских отношениях. Вы обратите внимание, российские лидеры, начиная с Горбачева, Ельцин и Путин, они все начинали свою политическую карьеру в качестве лидеров страны с заявления о том, что они хотят радикально улучшить отношения с Соединенными Штатами. Они приходили в Кремль как проамериканские лидеры. Они получали соответствующую поддержку в Вашингтоне, в Белом доме. Американские президенты тоже, так сказать, эту идею активно развивали, предлагали всякие концепции интеграции, включение в «Большую восьмерку», стратегическое сотрудничество, личную дружбу. Но каждый раз, когда оканчивался срок президентства там и там, оказывалось, что отношения остаются в гораздо худшем зачастую положении, чем они даже были тогда, когда эти президенты пришли к власти. То есть, приходя как пророссийские, проамериканские лидеры, американские и российские лидеры уходят как антиамериканские в значительной степени и антироссийские.


Вот что мешает им при всех хороших, позитивных личных отношениях изменить динамику двусторонних отношений между странами – я думаю, является главным вопросом и, кстати говоря, ответом. Личные отношения не в состоянии решить проблемы объективных противоречий, но могут создать какую-то благожелательную атмосферу для политической риторики с обеих сторон более уважительную, нежели это было бы в другом случае. Но личные отношения никоим образом не способны заменить объективные процессы, которые проходят как в обеих странах, так и на мировой арене. И любой разговор о том, как будет лично Медведев общаться лично со следующим президентом Соединенных Штатов, я думаю, это во многом разговор ни о чем.


XS
SM
MD
LG