Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Третий не лишний? Сохранит ли президент Буш тесные отношения с премьер-министром Путиным? За что мир любит американцев


Юрий Жигалкин: Третий не лишний? Сохранит ли президент Буш тесные отношения с премьер-министром Путиным? За что мир любит американцев? Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Сочинская встреча Джорджа Буша и Владимира Путина стала последней в качестве президентов. Но прощальные мотивы, доминировавшие во многих комментариях в эти дни, явно преждевременны. В случае назначения Владимира Путина премьер-министром его деловые отношения с президентом Бушем наверняка сохранятся.


Как может выглядеть этот редкий в международной политике треугольник отношений: Буш-Медведев-Путин? Мой собеседник - профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох.



Владимир Шляпентох: Я полагаю, что Медведев, как ученик Путина, воспринял принципы его взаимоотношений с иностранными лидерами и будет строить эти отношения также на личной основе. Может быть, даже у него это выйдет лучше, потому что это намного интеллигентнее Путина. Он, так сказать, более образован, более близок к западному образу жизни. И я думаю, что точно так же, как когда-то Тэтчер вдруг обнаружила в Горбачеве нечто новое среди советских лидеров, я думаю, нечто похожее, но в меньшей степени, существенно в меньшей степени может произойти при первых контактах западных лидеров с Медведевым при отсутствии Путина.



Юрий Жигалкин: Ваше предсказание заставляет предположить о том, что в этом треугольнике отношений может присутствовать и необычный ингредиент – ревность со стороны бывшего президента.



Владимир Шляпентох: Я исключаю это. Я думаю, что Путин – чрезвычайно умный политик, и он это доказал в известном смысле в течение этих 8 лет. Он легко мог остаться на третий срок президентом страны. Он принял стратегическое решение огромного значения и прекрасно понимал все возможные последствия. И взаимоотношения между Медведевым и Бушем и другими лидерами – это, с моей точки зрения, полный пустяк по сравнению с тем, на что Путин решился, оставляя должность президента страны.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, может будущий американский президент пытаться культивировать более тесные контакты с Владимиром Путиным, держа в уме и его политический вес, и вариант его возвращения к власти через некое количество лет? Эту перспективу, как мы знаем, всерьез обсуждали российские наблюдатели.



Владимир Шляпентох: Ни в коем случае. Я полагаю, что ни американский президент, ни другие западные лидеры ни в коем случае не будут помогать Путину утвердиться и сохранить за собой власть. Для них крайне важно, чтобы все-таки в России произошла смена власти. Хотя она произошла и недостаточно легитимным способом, и к этой смене и в мире, и в России относятся с большим скепсисом, и все-таки это была смена власти, и для Запада это крайне важно. И Запад сделает все, что только можно, чтобы поддержать Медведева, если возникнет проблема конфликта между ним и Путиным.



Юрий Жигалкин: Профессор, многие в Америке призывали и президента Буша, и его предшественника Билла Клинтона не строить межгосударственные отношения на фундаменте личных отношений лидеров. Уж очень ненадежный это фундамент. А существует ли, в принципе, другая модель отношений?



Владимир Шляпентох: Несомненно, это и есть главная особенность демократического общества, об этом и писал в свое время Макс Вебер, который вообще полагал, что все отношения в обществе должны быть чисто формальные, основанные только на законе. Идеальная демократическая модель, которая в какой-то степени работает на Западе, она предполагает минимальную роль личных отношений при подборе кадров, при установлении дипломатических отношений и так далее. Другое дело, что реальная жизнь этому мешает.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, будет ли готов новый американский президент следовать традиции личных отношений с российским лидером, утвержденной Биллом Клинтоном и Джорджем Бушем?



Владимир Шляпентох: При всем том, что мы придаем большое значение личным отношениям Путина и Буша, не надо их преувеличивать, совсем не надо. По крайней мере, с американской стороны, с той ролью, которую играет Конгресс и американское общественное мнение в формировании отношений с Россией, все-таки это играет второстепенную роль. Главное – это некие объективные обстоятельства. И я думаю, что будущий президент США прежде всего будет ориентироваться на тот анализ объективных отношений, который будет подготовлен его советниками и той частью населения, на которую он будет опираться. И я думаю, что мало что изменится в принципе во взаимоотношениях между США и России с обоими новыми президентами.



Юрий Жигалкин: Это был профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох.


Отношение к Америке и американцам в мире понемногу улучшается. Таков результат сразу двух опросов, проведенных уважаемыми организациями. Впрочем, Соединенные Штаты все еще вызывают менее добрые чувства, чем Европа и Россия. О парадоксах восприятия Америки иностранцами и отношении к этому американцев рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: На прошлой неделе Всемирная служба Би-Би-Си совместно со службой общественно мнения GlobeScan опубликовала результаты международного опроса о том, какая страна оказывает наиболее позитивное влияние на события в мире. Соединенные Штаты в этом рейтинге оказались позади Евросоюза, Японии, Бразилии, Китая, Индии и России. Но при этом число респондентов, заявивших о положительной роли США, возросло по сравнению с прошлым годом с 31 до 35 процентов. Число критиков США сократилась с 52 до 47 процентов.


Прокомментировать эти результаты я попросил президента службы опросов Zogby International видного американского социолога Джона Зогби.



Джон Зогби: Каждый подобный опрос содержит допустимый предел погрешности. Четырехпроцентное улучшение международного рейтинга США сопоставимо с этим пределом погрешности и, скорее всего, не свидетельствует об особо существенных переменах общественных настроений в мире по отношению к нашей стране. И все же, судя по всему, низшая точка неприязни уже пройдена. Возможно, срабатывает ощущение, что начатое год назад наращивание нашего военного присутствия в Ираке сработало, и Ирак идет по пути стабилизации. Аналогично и самих американцев внутренние проблемы сегодня заботят больше, чем Ирак. Хотя международный имидж США, да и собственно американцев сильно пострадал в результате войны в Ираке, запас добрых чувств и надежды по отношению к нашей стране и ее ценностям в мире до сих пор не иссяк. Отношение к нам чуть-чуть улучшилось. Но чтобы сделать это устойчивой тенденцией, потребуется много времени.



Аллан Давыдов: При общем позитивном сдвиге в отношении к США за рубежом результаты опроса указывают на ухудшение отношения к США в трех страх – Египте, Ливане и Канаде. Если с двумя первыми странами вроде ясно, то при чем здесь Канада – ближайший союзник США и главный торговый партнер США?



Джон Зогби: Меня это не удивляет. Я часто бываю в Канаде. И хотя эти две страны имеют не только одну из самых протяженных в мире общих границ, но и схожую культуру, образ жизни и интересы, канадцам на бытовом уровне всегда казалось, что присутствие США в их стране носит несколько чрезмерный характер. Война в Ираке заметно усугубила и без того настороженное отношение канадцев к южному соседу.



Аллан Давыдов: Одновременно с результатами опроса Би-Би-Си, Служба Гэллапа опубликовала данные о различной оценке действий нынешней американской администрации жителями различные регионов мира. Так, если в странах Африки, расположенных южнее Сахары, эти действия положительно оцениваются 63 процентами респондентов, то на Ближнем Востоке и в арабском мире – только 17 процентами, а в Европе – 22 процентами.



Джон Зогби: Эти цифры не очень радуют, но они были вполне ожидаемы. На Ближнем Востоке сыграла роль кампания в Ираке и поддержка Соединенными Штатами Израиля, у которого усугубился конфликт с палестинцами. С Европой США в последнее время не обращались как с серьезным партнером. А Центральная и Южная Африка – напротив, стала регионом повышенного внимания и проявлений доброй воли со стороны США. В последние годы Вашингтон осуществляет там широкомасштабные усилия по борьбе со СПИДом и другими заболеваниями. Для этого региона США остаются маяком надежды.



Аллан Давыдов: Сказал известный американский социолог Джон Зогби.


Какое внимание обращают сами американцы на то, как к ним относятся за рубежом, насколько важно для них, что о них думают другие? Об этом я спросил профессора Университета Джонса Хопкинса в Балтиморе Роберта Фридмана.



Роберт Фридман: Это важно в той степени, в которой Соединенные Штаты нуждаются во внешнеполитических союзниках. Поддерживать союзнические отношения с руководством той или иной страны намного легче, если ее население хорошо относится к США. В первые годы своего правления администрация Буша настолько стремилась к принятию односторонних внешнеполитических решений, что в глазах общественного мнения многих традиционных стран-союзников наша страна обрела образ большого забияки. В частности, эта склонность к индивидуальным решениям воплотилась в непопулярной иракской кампании. В то же время надо понимать, что США как самая могущественная страна в мире всегда будет вызывать раздражение именно своей мощью.



Аллан Давыдов: Профессор, а большое ли внимание обращает средний американец на возросшее недружественное отношение в мире к своей стране?



Роберт Фридман: Для средних американцев это, видимо, не так важно, как для политиков. США – этноцентричная страна. Зарубежные страны не столь сильно волнуют ее жителей, за исключением представителей ряда относительно свежих этнических групп: латинос, недавних иммигрантов из европейских и азиатских стран. Хотя сейчас ситуация меняется, американцы вынуждены все более приспосабливаться к глобализующейся экономике. И это становится все более важным фактором.



Аллан Давыдов: Профессор Роберт Фридман добавляет, что, на его взгляд, зарубежные респонденты нередко переносят негативную оценку действий американской администрации на американцев и на американский образ жизни. А между тем американская массовая культура по-прежнему продолжает доминировать в мире, сотни миллионов людей по всему миру не отказывают себе в удовольствии носить американские джинсы и смотреть голливудские фильмы.


XS
SM
MD
LG