Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федеральная регистрационная служба России усилила давление на неправительственные организации


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Кирилл Кобрин : Федеральная регистрационная служба России усилила давление на неправительственные организации. К такому выводу пришли российские правозащитники, изучив ежегодный отчет, опубликованный на интернет-сайте Росрегистрации. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова: По данным, представленным на официальном сайте Росрегистрации, на 1 января 2008 года в России работали 227 тысяч 577 некоммерческих организации. По подсчетам Межрегиональной Ассоциации правозащитных организаций "АГОРА" в прошлом году органы власти проверили каждую шестую из зарегистрированных в России НКО. «Очевидно, что чиновники усилили давление на неправительственные организации», - говорит председатель Ассоциации «АГОРА» Павел Чиков.



Павел Чиков: Мы отмечали, и это не только с Росрегистрацией связано, но и с другими контролирующими органами, то, что Санкт-Петербург, Нижегородская область, Самарская область, Свердловская область в последний год лидируют по степени оказания прессинга на гражданские организации и гражданскую активность в принципе. А известно с 90-х годов, что эти регионы являлись как раз чуть ли не самыми активными в этом плане, вообще, в стране. Соответственно, если погасить гражданскую активность или ее серьезно придавить в регионах-лидерах, то, соответственно, средний уровень активности по стране снизится. На эту ситуацию накладывается, конечно, и местная специфика, когда существующая палочная система в регистрационной системе, когда нужно отчитаться по числу отказов в регистрации, предупреждений, исков о ликвидации и так далее, накладывается, соответственно, желание и у местного руководства избавиться от тех или иных организаций, которые им досаждают на местном уровне.



Марьяна Торочешникова: По словам Павла Чикова весь прошлый год региональные органы Росрегистрации отрабатывали различные контрольные технологии, которые теперь могут распространяться по всей стране.



Павел Чиков: Те сотрудники Росрегистрации, с которыми мне удалось пообщаться, они не скрывают этого, что обмен передовым опытом по контролю за некоммерческими организациями внутри регистрационной службы существует. Более того, внутренние документы Росрегистрации предусматривают премии, финансовые поощрения для тех сотрудников, которые разрабатывают наиболее передовые способы контроля, в том числе за некоммерческими организациями. Что подразумевают под этим представители этого приказа, неизвестно. Но, естественно, речь идет об откровенной казуистике, и о таком откровенно формальном подходе, благодаря которому, например, в прошлом году при участии Росрегистрации Санкт-Петербурга и нескольких других регионов фактически под угрозой существования стала вся просветительская деятельность некоммерческих организаций, то есть проведение семинаров, издание пособий, различного рода публичные лекции, тренинги по правам человека, в частности, и так далее. Росрегистрация квалифицирует все эти мероприятия, как образовательная деятельность, которая, в соответствии с федеральным законом, требует лицензии. А из-за отсутствия таковой направляет суд о ликвидации.



Марьяна Торочешникова: Именно по таким основаниям в феврале этого года в Петербурге была принудительно ликвидирована общественная организация, проводившая тренинги по правам человека для сотрудников милиции.


Число ликвидированных организаций растет по всей стране. Только в Ингушетии и Вологде Росрегистрация в 2007 году инициировала ликвидацию каждой четвертой некоммерческой организации, в Белгородской области - каждой 6, в Хакасии и Кемеровской области - каждой 7, в Калмыкии - каждой 8, в Калининградской и Астраханской областях - каждой 10 некоммерческой организации. Причем, по словам правозащитников, чиновники довольно формально подходят к процедуре ликвидации, и иногда признают недействующими давно и эффективно работающие гражданские объединения. Так, например, летом чуть было не ликвидировали Международное молодежное правозащитное движение. Говорит координатор правовых программ Молодежного правозащитного движения Дмитрий Макаров.



Дмитрий Макаров : Федеральная регистрационная служба воспринимает эти формальные основания, как повод для серьезных санкций в отношении организации, в том числе в отношении действующих организаций. Вместо того, чтобы проверять действительно ли организация действует, действительно ли она проявляет активность, они предпочитают направлять исковые заявления и исключать из реестра многие сотни общественных объединений. Чем обусловлена такая зачистка гражданского общества, не совсем понятно. Но произошло это с момента вступления в силу нашумевших изменений в законодательство он НКО. Создается ситуация полной правовой неопределенности, когда Управление Федеральной регистрационной службы на местах не совсем понимает пределы своих полномочий, когда общественное объединение не в силах выполнить те обязательства, которые на них возложены.



Марьяна Торочешникова: Впрочем, и зарегистрировать некоммерческую организацию зачастую довольно сложно. В прошлом году более одиннадцати тысяч НКО получили отказ в регистрации. Безусловным лидером по отказам считается Санкт-Петербург и Ленинградская область - 1703 организаций так и не получили добро от Росрегистрации в этом регионе. Кстати говоря, каждый отказ в регистрации - это 2000 рублей госпошлины, которые не возвращаются заявителю. По подсчетам правозащитников в прошлом году только на отказах Росрегистрация принесла в казну 22 миллиона рублей. Говорит член Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в Российской Федерации Андрей Юров.



Андрей Юров : Мы забываем о том, что свобода ассоциаций, свобода объединяться гражданам в объединения является первичной. Это наше конституционное право. И любые государственные чиновники, в том числе любые государственные органы, должны, по большому счету, делать только одно - помогать гражданам правильно регистрироваться, не мешать, не создавать для них препоны. Единственное в чем ФРС должно проявлять свой ретивый контроль - это, скажем так, действовать в интересах народа. Например, не допускать к регистрации каких-нибудь экстремистских, по-настоящему экстремистских организаций, требующих насилия, насильственного изменения конституционного строя, то есть как во всем мире. Единственное основания для серьезных санкций против любой общественной организации должно быть, действительно, прямое нарушение Конституции, конституционных прав и свобод. Вот если она покушается, призывает к насилию, тогда - да. Во всех остальных случаях наша свобода первична.


Вообще, все эти идеи отчетов, не отчетов - это все должно быть абсолютно вторично. За отчеты в худшем случае какие-нибудь мизерные штрафы должны быть. Это в худшем случае. Потому что, вообще-то говоря, наша с вами свобода первична. Мы не обязаны отчитываться перед государством. Это то же самое, что, например, каждого бы гражданина обязали ежегодно писать отчет, что он делает как гражданин Российской Федерации. Идиотизм этого всем очевиден, а вот идиотизм того, что на объединение граждан это накладывается, не очевиден.



Марьяна Торочешникова: Сказал член Экспертного совета при уполномоченном по правам человека в Российской Федерации Андрей Юров. Тем не менее, правозащитники отмечают, что некоторые региональные управления Росрегистрации вопреки общей практике стараются поддерживать гражданские инициативы и идут навстречу представителям НКО. Территориями свободной гражданской жизни, например, называют Камчатку и Чувашию.



XS
SM
MD
LG