Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему власти не хотят развития свободного гражданского общества


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие Ирина Ясина.



Андрей Шарый : Об опыте работы некоммерческих организаций в России я беседовал с Ириной Ясиной. Прежде она возглавляла фонд "Открытая Россия", который власти закрыли в связи с делом ЮКОСа, а сейчас работает в "Обществе помощи Тарусской больнице", где попечителям, как знают слушатели Радио Свобода, удалось одержать маленькую победу - главного врача больницы, уволенную по приказу местного начальства, удалось восстановить в должности.



Ирина Ясина : Я всегда стараюсь найти в действиях даже своих противников какое-то позитивное звено. Я думаю, что, действительно, среди зарегистрированных НПО было значительное количество тех, которые не работали, так скажем, или, декларируя какие-то цели, занимались чем-то другим. Но это обычная ситуация. Ничего страшного в этом нет. Другой вопрос, что под соусом очищения этих рядов, побороли действительно тех, кто занимался делами. Как не кажется нам странным, что люди верят в бредни про иностранные разведки, которые через НПО вербуют здесь сторонников. Но, тем не менее, это доходит до какого-то количества наших сограждан, и начинают очень даже сильно в это верить. С другой стороны, тем не менее, есть позитив. Люди привыкают к тому, что кто-то занимается тем, чем не велело правительство заниматься, или просто помимо этого правительство.


Например, Тарусская районная больница. Мы занимаемся благоустройством этой больнички. Сначала, во всяком случае, в Тарусе, все считают, что нам это для чего-то нужно – землю хотим купить, не знаю, что еще там, «оранжевую» революцию устроить, как говорили. А потом большее количество людей начинает верить в то, что, действительно, это благотворительность, и хотят этим заниматься просто потому, что они такие.



Андрей Шарый : Я еще раз попрошу вас встать на точку зрения тех, кто такие законы выпускает, кто НПО закрывает. Чем они руководствуются?



Ирина Ясина : Мне, вообще, довольно сложно в эту шкуру влезть. Я думаю, что люди сами начинают, которые с Патрушевым работают, им положено верить в то, что кругом враги, что кругом шпионы. И вот они в это верят. У них такое образование. Та организация, которая не работает, которая зарегистрирована, что-то хотели сделать. Потом денег не нашли, тетенька, которая хотела быть главой, вышла замуж, родила ребенка. Ей стало не до этого. То она была общественника, а стала мирной женой, которая сидит дома. Есть масса, наверняка, примеров, когда люди, действительно, не работают, те НПО, которые зарегистрированы. Их можно закрывать. Тем более что, может быть, просто у самих учредителей руки не доходят куда-то пойти, выстоять очередь.



Андрей Шарый : Понимаете, Ирина, меня, что тут волнует. Мне кажется, что эта сеть НПО, которая более или менее выросла в 90-е годы, начале 2000-х, может быть, их главное достижение, помимо свободы печати, с которой тоже сейчас проблемы, в строительстве гражданского общества в России. Причем, здесь речь идет об инициативе граждан. НПО ведь не обязательно политическое, правозащитное. Люди могут объединяться, как угодно – и клуб по интересам, и защищать зелень своего двора. Речь ведь идет даже не о политической борьбе, а о борьбе с гражданской активностью. Почему они вот это делают?



Ирина Ясина : Понимаете, опять приходится вернуться к примеру Тарусской районной больницы. Почему местная власть, причем, выборная, так сильно невзлюбила наш опыт? Бог его знает. Как мне рассказывала Наталья Горбаневская, что, когда они, после того, как все были арестованы после сидения на Красной площади 25 августа 1968 года, у всех практически было написано в освидетельствованиях психиатра – индента непонятна. Вот люди делают что-то, а власть не понимает, для чего они это делают. Отчасти потому и борются, потому что не понимают, сами не способны на это и не понимают – почему. Это очень плохо. Вы абсолютно правы. Потому что если человек что-то хочет делать, а под лежачий камень вода не течет, так дайте ему это делать. Пускать он несколько раз ошибется, но в третий раз он сделает хорошо. Но у нас только по приказу. Все любят, что инициировано и санкционировано сверху.


XS
SM
MD
LG