Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема вице-президента




Александр Генис: Предвыборная борьба в Америке являет собой сегодня очень странную картину. Это уже напоминает не столько боксерский поединок, с которым американцы так любят сравнивать бурную политическую жизнь своей страны, сколько - шахматы. Многим кажется, что соперничество двух популярных кандидатов от демократической партии ведет к пату, и это, конечно, широко открывает республиканцам двери в Белый дом.


Есть, впрочем, и другая точка зрения: затянувшаяся борьба Хиллари с Обамой только лучше подготовит победителя к той настоящей войне, что развернется ближе к осени, когда соперниками станут не единомышленники, а непримиримые оппоненты.


Возможно, это и верно, но, так или иначе, от борьбы демократов начинают уставать уже не только участники, но и зрители. Одна из обнадеживающих попыток выйти из патовой ситуации заключалась в обходном маневре, который, как мечтали многие, позволил бы объединить двух, почти равноценных, кандидатов.


Этому опыту, который вашингтонский корреспондент «Американского часа» Владимир Абаринов, как обычно, рассматривает в историческом контексте, посвящен очередной эпизод нашего предвыборного радиосериала.



Владимир Абаринов: Пост вице-президента был учрежден отцами-основателями с целью не допустить конституционного кризиса в случае недееспособности президента. На заре американской государственности, когда еще не существовало политических партий, вице-президентом становился кандидат, который пришел вторым в президентской гонке – это был его утешительный приз. При этом подразумевалось, что вице-президент становится исполняющим обязанности главы государства, но не президентом в полном юридическом смысле слова. Впервые замещение вакансии произошло в 1841 году: президент Уильям Генри Гаррисон умер спустя месяц после инаугурации, и в должность вступил вице-президент Джон Тайлер. Он, однако, сразу же дал понять, что считает себя полноправным президентом. Многие расценили его действия как конституционный переворот. Однако спустя 125 лет точка зрения Тайлера была подтверждена 25-й поправкой к Конституции, которая гласит, что в случае отстранения президента от должности вице-президент становится президентом.



Долгое время вице-президент оставался запасным игроком без определенных занятий, не посвященным в тонкости большой политики. Достаточно сказать, что вице-президент Гарри Труман, в кабинете Франклина Рузвельта, ничего не знал об атомной бомбе – ему рассказали о том, что США обладают оружием огромной разрушительной силы лишь после кончины Рузвельта в апреле 1945 года. Но постепенно статус вице-президента менялся. Эта должность превратилась в трамплин для избрания президентом. Но главная функция кандидата в вице-президенты – это все же помогать избранию кандидата в президенты, дополнять его качествами, которых ему не хватает.



Нынешние выборы – одни из тех, где вследствие плотного соперничества верный выбор вице-президента может сыграть решающую роль. Это, прежде всего, относится к кандидатам демократов. Каждый из них не вписывается в стандарт: один – афроамериканец, другая – женщина. В глазах определенной части электората и то, и другое – минус. Но, избираясь вместе, они могут перекрыть свои минусы плюсами за счет мобилизации тех избирателей, которые, чаще всего, не голосуют. Это одинокие женщины и молодежь. Решение напрашивается само собой. Вопрос в том, кто из двоих будет избираться в президенты, а кто – в вице-президенты. На дебатах в Лос-Анджелесе модератор Вулф Блитцер впервые задал вопрос впрямую обоим кандидатам.



Вулф Блитцер: Чем больше я говорю с демократами по всей стране, тем больше убеждаюсь: они смотрят на вас обоих и видят потенциальную команду мечты. Команду напарников для Белого Дома. Между вами имел место обмен резкими репликами, но вопрос состоит в следующем: рассматриваете ли вы возможность создания в дальнейшем команды Обама-Клинтон или Клинтон-Обама?



Барак Обама: Ну, между двумя вариантами имеется очевидная разница. Отвечу так. И я считаю, это самое главное. Я уважаю сенатора Клинтон. Я полагаю, она сослужила исключительную службу этой стране. Я рад тому, что мы идем по этой дороге вместе и что мы по-прежнему продолжаем идти. Впереди у нас гораздо более долгий путь. Так что я думаю, преждевременно кому бы то ни было из нас начинать обдумывать кандидатуру вице-президента. Полагаю, что это было бы и поспешно, и самонадеянно. Я могу сказать то же самое не только о кандидатуре вице-президента, но и кандидатурах на посты членов кабинета. Знаю одно: я хочу, чтобы все чиновники понимали, что они работают ради американского народа, ради того, чтобы помочь этому народу воплотить свои мечты. Вот для чего я избираюсь на пост президента Соединенных Штатов Америки.



Вулф Блитцер: Сенатор Клинтон, что вы думаете о команде Клинтон-Обама или Обама-Клинтон?



Хиллари Клинтон: Я согласна с каждым словом Барака.



Владимир Абаринов: Затем Барак Обама сделал тайное явным – оказалось, команда Хиллари обращалась к нему с предложением стать кандидатом в вице-президенты.



Барак Обама: Насколько я понимаю, сенатор Клинтон и президент Клинтон оба неоднократно выражали мнение, что я буду отличным вице-президентом. Они говорили: это будет несокрушимая команда - Хиллари Клинтон сверху, а Барак Обама на второй позиции. Ну, прежде всего, при всем моем уважении. Я выиграл вдвое больше штатов, чем сенатор Клинтон. Я получил больше голосов избирателей, чем сенатор Клинтон. Я получил больше делегатов, чем сенатор Клинтон. И я не понимаю, на каком основании тот, кто занимает второе место, предлагает вице-президентство тому, кто занимает первое. Это, во-первых. Но есть и во-вторых. Билл Клинтон в 1992 году, когда его спросили, как он подбирает кандидата в вице-президенты, сказал: самый важный критерий для вице-президента – готовность с первого же дня вступить в должность президента и главнокомандующего. Такой у него был критерий. Но вот уже две или три недели они потратили на то, чтобы убедить избирателей в том, что я не готов занять пост президента. Так вот я не понимаю: если я не готов, почему же они считают, что я буду таким отличным вице-президентом?


Хочу заявить, чтобы ни у кого не осталось и тени сомнения: я не борюсь за пост вице-президента. Я борюсь за пост президента Соединенных Штатов.



Владимир Абаринов: Параллельно сторонники Обамы усилили давление на Хиллари Клинтон, требуя, чтобы она сошла с дистанции в интересах партии. Однако опросы показали, что большинство избирателей-демократов хочет продолжения поединка. Хиллари Клинтон ответила на призывы снять свою кандидатуру в Филадельфии сравнением себя с киногероем Сильвестра Сталлоне – боксером Рокки Бальбоа.



Хиллари Клинтон: Я знаю, что до ноября будет еще много препон и неудач. Но я также знаю, что я к ним готова. Я знаю, что такое оступаться. Я знаю, что это значит, когда тебя бьют наотмашь и отправляют в нокдаун. Но я никогда не была в нокауте. И никогда не буду. Ставки очень высоки. Сенатор Обама говорит, что начинает уставать от кампании. Его сторонники говорят, что пора подвести черту. Возможно ли вообразить себе Рокки Бальбоа, который поднялся до середины лестницы музея изящных искусств, а потом говорит: «Пожалуй, хватит»? Так дела не делаются. Когда дело идет об умении завершить поединок, я действую так же, как Рокки. Я никогда не сдаюсь. И я знаю, что мы сделаем это сообща – не только взбежим по ступеням лестницы, мы взойдем на вершину, где нас ждут лучшие времена для Америки.



Владимир Абаринов: Этот эпизод из фильма - Бег Рокки Бальбоа вверх по лестнице филадельфийского музея - стал символом американского упорства, силы воли и целеустремленности. Равно как и музыкальная тема этого эпизода фильма «Рокки» - она называется Gonna Fly Now .



Владимир Абаринов: А тем временем кандидат республиканцев Джон Маккейн начал отбор кандидатов в напарники. По его словам, в его коротком списке около 20 имен.



Джон Маккейн: Я, разумеется, не могу распространяться на эту тему. Мы приступили к отбору. Процесс и у демократов, и у республиканцев один и тот же, в нем нет ничего необычного. Просто составляется список, а потом каждое имя подвергается изучению. Думаю, что это можно сделать и при помощи Гугла.



Владимир Абаринов: Вряд ли сенатор Маккейн ограничится Гуглом.



Джон Маккейн: Я хотел бы назвать имя кандидата как можно раньше. Но все зависит от того, как пойдет дело. Откладывать этот вопрос до последней минуты, а потом подбирать человека в спешке, конечно, нельзя, это может привести к нежелательным последствиям. Помните, как Джордж Буш-старший выбрал Дэна Куэйла и как Куэйл оказался не готов к ответам на некоторые вопросы.



Владимир Абаринов: «Не готов» - это мягко сказано. Сенатор от Индианы Дэн Куэйл не знал, как пишется по-английски слово «картошка». Встречаясь со школьниками, он поправил ученика, написавшего «картошку» совершенно правильно и тем вошел в историю. Ошибка при выборе кандидата в вице-президенты может превратить его из второй ракетной ступени в балласт и обузу. Согласится ли на второй номер Хиллари Клинтон? Пока нет никаких признаков этого.


XS
SM
MD
LG