Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Надо ли бояться нового президента главам республик Северного Кавказа


Ирина Лагунина: Советник президента России Асламбек Аслаханов на днях высказал предположение, что после инаугурации нового главы государства, Кремль не будет менять глав республик Северного Кавказа. По мнению Аслаханова, определённые успехи руководители республик достигли. Несмотря на оптимизм советника президента, эксперты полагают, что Северный Кавказ по-прежнему остаётся наиболее нестабильным регионом в России. Изменится ли политика Кремля, прежде всего кадровая, в отношении северокавказских территорий? На этот вопрос попытались отыскать ответ участники дискуссии в студии Радио Свобода – заведующий отделом межнациональных отношений московского Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов, председатель Международного комитета по проблемам Северного Кавказа Руслан Кутаев и обозреватель газеты «Время новостей» Иван Сухов. С ними беседовал Олег Кусов.



Олег Кусов: Нынешние руководители северокавказских республик получили свои посты в годы президента Владимира Путина. Естественно, они были проводниками его политики в своих регионах. Эксперты считают, что внутренней политике президента Дмитрия Медведева будут присущи другие акценты, по всей видимости, не силовые или в меньшей степени силовые. Если это так, смогут ли нынешние руководители республик Северного Кавказа остаться на своих постах? Слово политологу Сергею Маркедонову.



Сергей Маркедонов: В этом вопросе самое главное, насколько Дмитрий Медведев будет самостоятельно решать вопросы кадровой политики. Потому что сегодня главная задача или главная интрига российской внутренней политики, будет ли Медведев действительно президентом или это будет аналог бундес-президента Федеративной республики Германия. Центр принятия решения будет на Старой площади и будет все реально решать Владимир Путин. Что касается всех лидеров республик Кавказа, которые пришли при Путине, в принципе здесь не выстроено какой-то кадровой системы. Достаточно простого перечисления лидеров республик Кавказа - Муху Алиев, Рамзан Кадыров, Арсен Каноков, они все разные по своему бэкграунду. Сказать, что все они силовики, нельзя. Муху Алиев - это старый партийный кадр и Рамзан Кадыров, который никаким боком не связан с партийной номенклатурой, который поколенчески другой человек. Арсен Каноков человек из бизнеса, тоже не связан в принципе ни с номенклатурой, ни с какими-то экспериментами ичкерийскими или сепаратистскими. Тот же Мустафа Бадыев, который опять-таки пришел при Путине, первый раз он был выбран, а не назначен. Потом была большая проблема с его легитимностью, был кризис его легитимности. Человек, связанный скорее не с партийными, а бизнес-структурами 90 годов. Единственная может быть концепция, которая объединяет столь разных и непохожих людей во что-то общее – это их лояльность Кремлю. Здесь, кстати, можно Зязикова вспомнить, который не по партийной или бизнес-линии, а по линии КГБ двигался в Ингушетии. Но все готовы его пять раз в день вместо пятикратного намаза славить.



Олег Кусов: Вы имеете в виду должность, а не фамилию.



Сергей Маркедонов: Я имею в виду скорее в этом случае не должность, а фамилию. Потому что очень характерное высказывание было Рамзана Кадырова, он первый региональный лидер, который поддержал Дмитрия Медведева. Он сказал: Владимир Путин знает, кого ставить. Не президент Российской Федерации, а Владимир Путин знает, кому управлять. Поэтому мы должны полагаться на этого человека. И многократно он говорил о том, что его поддержка - это поддержка не президента, не российской политики, а именно Владимира Путина. На Кавказе при Путине на самом деле произошло не укрепление государства, а скорее укрепление неформальных связей. Ведь тот же самый Рамзан Кадыров был вице-премьером, но он значил больше, чем премьер, он стал премьером, он значил больше реально, чем президент. Это, кстати, не только к Кавказу имеет отношение, все корни этой проблемы надо искать в Москве в принципе.



Олег Кусов: Иван Сухов, что вы думаете о кадровой политике Кремля на Северном Кавказе?



Иван Сухов: Мне кажется, что нынешний набор северокавказских президентов – это такая маленькая академическая группа, в которой есть успевающие ученики и ученики неуспевающие, если не сказать, двоечники. В зависимости от их успехов и результатов, мне кажется, они могут анализировать свои перспективы хотя бы в первые месяцы или может годы президентства Дмитрия Медведева. Если распределять их по уровню успеваемости, то, наверное, отличником является Рамзан Кадыров, но при этом нужно сделать оговорку, что не всех в Москве устраивают его успехи, не все довольны его большой самостоятельностью. Я бы отнес к отличникам президента Дагестана Муху Алиева, несмотря на проблемы, которые есть в республике, президента Кабардино-Балкарии Арсена Канокова и с некоторыми оговорками президента Северной Осетии Теймураза Мамсурова. Это люди, которых привел во время своего полпредства Дмитрий Козак. Представляется, что Дмитрий Козак сохранит свои серьезные управленческие позиции и при президенте Медведеве. Думаю, что у этих людей, которые заменены совсем недавно, здесь можно говорить об Аслане Тахкушинове, который не демонстрирует каких-то ярких успехов, но тем не менее, относится к этой когорте людей. И у этих президентов, мне кажется, нет оснований сильно беспокоиться, потому что замены были адекватные. Другой вопрос, что, как правильно сказал Сергей, проблемы остались, потому что замена одного президента не означает, что удалены традиционно сложившиеся коррупционные клановые структуры и очень трудно одному человеку, который приходит в регион без команды из Москвы, как Каноков, со всеми этими делами разбираться. Вот, во всяком случае, у этих пятерых есть основания быть уверенными в своем будущем. Есть такие не очень успевающие президенты на Северном Кавказе - это президент Ингушетии Мурат Зязиков и президент Карачаево-Черкесии Мустафа Бадыев. Мне кажется, что Бадыев справляется со своими экономическими задачами и этим вызывает симпатии, по крайней мере, у Козака. Ему готовы простить те неприятности, которые были связаны с мятежом, который возник в связи с убийством семерых человек на даче его зятя. А у Зязикова, кажется, проблемы, потому что ему очень трудно предъявить какие-то положительные результаты своих действий на сегодняшний день.



Олег Кусов: Мой следующий вопрос председателю Международного комитета по проблемам Северного Кавказа Руслану Кутаеву. Руслан, Иван уже поставил отличную оценку Рамзану Кадырову. Как оценку поставите вы ему?



Руслан Кутаев: На самом деле у этих разных людей, руководителей северокавказских республик объединяет то, что они безупречно выполняют спускаемые Кремлем какие бы то ни было указания. В этой связи я хотел бы сказать, что Рамзан Кадыров самый молодой в Российской Федерации руководитель региона, раньше, когда говорили о его рейтинге, когда рассказывали о его успехах, я был всегда убежден, что это не совсем соответствовало действительности. Но я вам должен сказать, что в последнее время этот молодой человек как политик очень серьезно заявил о себе, и он сейчас имеет очень серьезную поддержку у граждан Чеченской республики. Я должен так же сказать, что это смущает Кремль. «Роснефть» на самом деле ведет себя в Чеченской республике безобразно. Поведение «Роснефти» таково, а может быть на самом деле и есть, оккупанты, которые пришли награбить и уйдут, экологическое безобразие. И на этом вопреки наверняка желаниям Кремля обратил внимание Рамзан Кадыров. Второй вопрос, который очень серьезно им был поднят, когда вдруг «Роснефть» в своей генеральной политике поставила вопрос, что нефтеперерабатывающий завод будет построен в Кабардино-Балкарии. Откровенно говоря, была пощечина по гражданам Чеченской республики. Потому что до ввода войск в 2000 году на территории города Грозного была два самых крупнейших нефтеперерабатывающих завода в Российской Федерации имени Асланбека Шерипова и Ленина. Это были действующие заводы. И все знают, что военные до последней гайки разобрали и вывезли за пределы Чеченской республики, в Краснодарском крае и в Ставропольском крае их развернули. И поэтому требование Кадырова, что завод должен быть построен в Чеченской республике, имеет отзыв у граждан Чеченской республики. Но я немножко с коллегой не согласился в плане того, что у Муху Алиева прочные позиции. Мы проводили недавно исследования и должен сказать, что глубочайшее разочарование у дагестанцев в Алиеве. Он по национальности аварец, а его предшественник по национальности был даргинец Магомедов. Аварцы сегодня говорят, что при Магомедове была гораздо гарантирована безопасность граждан Дагестана. Сегодня министр внутренних дел Дагестана проводит всевозможные мероприятия, он закрывает любой из кварталов или дом, проводит спецмероприятия, что они там делают - неизвестно. И здесь Муху Алиев не имеет никакого влияния.



Иван Сухов: Я когда говорил о шкале оценок, я скорее имел в виду оценку, которую ставит не население, а Москва. И очень часто эти оценки, к сожалению, расходятся. Надо сказать, что все эти перестановки, о которых я говорил, они сначала людям дали надежду определенную, и в разных республиках по-разному сохраняется кредит доверия или не сохраняется.



Олег Кусов: Много очень говорилось об особых отношениях между Владимиром Путиным и Рамзаном Кадыровым. Как вы считаете, сохранятся ли эти отношения у Рамзана Кадырова с Медведевым?



Сергей Маркедонов: Что пугает меня лично? То, что скорее мы можем говорить о личной унии, о личных взаимоотношениях между Путиным и Кадыровым - это не система институтов. Представим ситуацию: уходит Путин, уходит Кадыров по разным обстоятельствам, будет дальше Чечня в составе России? Здесь, конечно, проблема в личности Кадырова не заключается или в личности Путина, тут много сложных проблем, и вопрос правового пространства, и применения российского права над определенной территорией и так далее, и образовательные процессы, и вопрос, скажем, действительно реального участия Чечни в каких-то юридических, армейских, правовых, милицейских и прочих общероссийских системах. Поэтому, говоря о Медведеве, сохранится это или нет, я бы, честно говоря, не стал какие-то преждевременные прогнозы давать. Надо понять, насколько тандем будет работать. По историческому опыту все тандемы и триумвираты не очень успешны. Власть - это не любовь. Любовь могут делить двое, а власть двое делят с трудом, кто-то первый будет, а кто-то второй и здесь это очень важно. Потому что, мои коллеги согласятся, на Кавказе уважают людей сильных и последовательных. Если будут видеть, что Медведев человек сильный, что он не поддается путинскому влиянию, он может отстаивать свою линию в разных вопросах - внешней политики, кадровой политике, социальной сфере и так далее. Если увидят люди на Кавказе, что Медведев - это человек слова, он сказал - диктатура закона, он говорил о том, что правовые аспекты должны быть в основе, давление на частный бизнес не должно быть со стороны администратора, если это не просто тезисы красивые, мы все умеем красиво говорить, а за этим есть дело, я думаю, будет доверие и тогда можно будет действительно выстраивать разные отношения. И даже может быть, если не отстранять, то критиковать жестко и популярных лидеров тоже. Для этого должен быть сильным политиком, человеком слова, показать свою самостоятельность.



Олег Кусов: Что касается должности Рамзана Кадырова, удержит ли он власть? Есть ли в Чечне люди, желающие занять его место? Это что, особенности пересменки лидеров в Кремле?



Иван Сухов: Я думаю, что это вполне естественное развитие событий. Таким образом преобразовался при Владимире Путине весь российский федерализм, который до начала его правления базировался все-таки на каких-то институциональных нормативных принципах, а к концу правления Путина свелся к личным отношениям президента России и губернатора, конкретного президента России с конкретными губернаторами. Понятно, что если сейчас конкретный президент России переходит на другую позицию в системе правления, а на его место приходит другой человек, то эти связи будут удваиваться, усложняться, переплетаться и ломаться. И сейчас, естественно, в каждом регионе существуют группировки, которые очень ждут, когда нарушится этот сложившийся альянс, и они, конечно, вступят в борьбу, особенно если не очень гладко пройдет перестановка двух первых фигур на уровне федерации.



Олег Кусов: Руслан, если анализировать кадровую политику Владимира Путина на Северном Кавказе, были ли у него ошибки в регионе?



Руслан Кутаев: Ужасно много было ошибок. При той видимости, что что-то делается на Кавказе, на самом деле я это в своих докладах говорил и в ООН, и в Совете безопасности, и в Совете Европы, что если акценты Кремля не будут сменены, то в 2020-2025 Кавказ будет выдавлен за границы российского государства. Это целенаправленно делает Кремль.


XS
SM
MD
LG