Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокат Алексей Голованов: "Рейдерский бизнес невозможно представить без коррупционной составляющей"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие адвокат, сотрудник адвокатской конторы "Правовая защита" Алексей Голованов.



Андрей Шарый: У проблемы со спорами вокруг недвижимости, захватом собственности и рейдерством есть несколько измерений - экономическое, правовое и политическое. Об этом я и беседовал с известным московским адвокатом, сотрудником адвокатской конторы "Правовая защита" Алексеем Головановым.



Алексей Голованов: Конечно, больше здесь экономики. Если в перспективных районах города имеются какие-то объекты нежилого фонда, либо даже жилые квартиры, тут пробивается бюджет мероприятия, и используются отдельные лазейки в законах. Например, если какое-либо нежилое помещение оформлено на какую-то коммерческую организацию, например, общество с ограниченной ответственностью, то здесь используется конфликт участников этого ООО. Берутся доверенности от одного из участников, который может иметь незначительную долю, инициируется проведение внеочередного общего собрания, на котором принимается решение: классическая ситуация - о смене руководства, смене генерального директора, и в последующем - о проведении сделки на отчуждение этого объекта. Если говорить об изъятиях объектов жилого фонда, то тут ситуация более чем разнообразная, законодательство позволяет это делать. Из последнего могу привести случай, когда в одном из районов города Москвы людей лишали домовладения, основываясь на нормах Гражданского кодекса 1964 года, действовало положение закона в СССР, согласно которому лицо не могло иметь собственности более одного жилого помещения. Так вот, несмотря на то, что уже социально-экономические отношения в России поменялись, принимая решение о прекращении права собственности, использовали положение советского законодательства.



Андрей Шарый: Алексей, а вот вы говорите - изымаются, отыскиваются помещения, проводятся собрания... Я бы, например, хотел бы быть рейдером. Надо же знать, что там отчуждать, где эти все брать документы.



Алексей Голованов: Рейдерский бизнес невозможно представить без коррупционной составляющей. Происходит учет объектов недвижимости в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество. Эта информация открытая. Представьте себе: вы едете по улице какого-то города, вам понравилось здание, вы знаете его адрес и вам интересно понять, кто собственник. Вы совершенно открыто можете за 100 рублей заказать выписку из реестра, это нормально, это процедура, которая существует во всех странах, и получить какой-то минимум информации, кто собственник этого объекта. Если же вас интересует более подробная информация - какие сделки проводились в отношении этого объекта, какие документы находятся в регистрационном деле, если это была приватизация, посмотреть план приватизации, то, безусловно, здесь необходимо задействовать сотрудников, которые работают в учреждениях юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество.



Андрей Шарый: А это все такая просто криминогенная атмосфера или есть какие-то крупные рейдерские боссы, которые все это организуют?



Алексей Голованов: На рынке рейдерских услуг существует несколько крупных игроков, не будем их называть, они используют и связи в силовом блоке, и недостатки в нашей законодательной базе. И в то же время очень часто встречаются случаи, когда какие-то лихие бизнесмены решили вложить деньги, используя какие-то относительно небольшие связи и, опять-таки, используя те схемы захвата на тот или иной объект. Основа рейдерского бизнеса сводится к тому, чтобы знать эти схемы, для этого нужны юристы, некий контакт в силовом блоке, чтобы обеспечить фактический захват объекта, знать, где эту информацию можно получить.



Андрей Шарый: Борьба какая-то внятная с этим злом ведется или нет?



Алексей Голованов: В структуре Департамента экономической безопасности создано отдельное подразделение, которое борется с рейдерскими захватами. В городе Москве в структуре ГУВД есть целый отдел, который этим занимается, который входит в состав Отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Потому что, конечно же, здесь однозначно стоит вопрос о возбуждении дела по статьям "Мошенничество", "Использование подложного документа". Вместе с тем имеет место продолжение вот этих рейдерских захватов.



Андрей Шарый: Если рейдерский захват произошел в объекте, в жилом или нежилом, связанном с политическим активистом, оппозиционном политиком, правозащитной организацией, неправительственной организаций, и возникает вопрос о политической подоплеке этого дела… Такое возможно?



Алексей Голованов: Теоретически, конечно, все возможно. И у публичной фигуры должны быть в порядке документы на использование того или иного помещения. Нужно, чтобы сделку нельзя было оспорить. Хотя, опять-таки, в условиях российской реальности при наличии политической воли любую сделку по приобретению того или иного объекта можно признать недействительной.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG