Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Протесты сторонников независимости Тибета и правозащитников в Европе и Америке против нарушений прав человека в Китае


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин .



Александр Гостев: Нашу программу продолжит рубрика "Мировая политика". Речь пойдет о ситуации вокруг Олимпиады в Пекине и о демонстрациях против эстафеты Олимпийского огня в некоторых городах Европы и Америки. Протесты устраивают сторонники независимости Тибета и правозащитники, выступающие против нарушений прав человека в Китае. Сегодня олимпийская эстафета пройдет по улицам Буэнос-Айреса. Я спросил моего коллегу Кирилла Кобрина, который внимательно следит за злоключениями Олимпийского огня на Западе, нет ли двойственности в отношении самих властей Франции, Великобритании и США, как к пекинской Олимпиаде, так и к общественным протестам против нее?



Кирилл Кобрин: Двойственность (или двусмысленность) - именно то слово, которое сейчас наиболее часто используются в западноевропейской и американской прессе, когда описываются все эти события. Действительно, такой магистральный сюжет, назовем его Лондон, Париж и Сан-Франциско, в этой истории присутствует.


Но я бы хотел несколько уточнить. Дело в том, что это протесты не только и, может быть, даже не столько сторонников независимости Тибета. Это протесты и правозащитников, прежде всего. Потому что в данном случае, те, кто считает, что Китай должен уйти из Тибета, - представители тибетского буддизма, тибетцы, живущие на Западе, но плюс и представители, конечно, правозащитников, которые, может быть, не считают, что Тибет должен быть независимым (вообще, для классического правозащитника такие политические вопросы не стоят), но то, что Китай нарушает права человека, права верующих, права тибетцев, что нарушается как бы этническая и культурная уникальность Тибета для них это очевидно. Поэтому все это протестное движение довольно разношерстное, но, тем не менее, оно носит, скажем так, направленность против политики тайских властей.



Александр Гостев: Но можно ли говорить, что многие западные чиновники, которые были причастны к эстафете этого Олимпийского огня, оказались в сложной именно двусмысленной ситуации?



Кирилл Кобрин: Именно поэтому и оказались, потому что вопрос - должен быть Тибет независимым или нет? - это вопрос, конечно, важный и актуальный, но не самый, наверное, для них. А вот вопрос о нарушениях прав человека, о том, что Олимпиада будет проходить в государстве, которое нарушает права человека, причем, не только тибетцев, конечно, как вы понимаете, это уже вопрос очень важный для западного общественного мнения.


И вот смотрите, как получилось. Лондон - первая из этих трех эстафет, первая точка этого магистрального сюжета. Там мэр вообще левый Кен Ливингстон. В Париже мэр Бертран Деланоэ тоже левый. Конечно же, по своим взглядам они осуждают нарушение прав человека в Китае и занимают довольно жесткую позицию в этом смысле как левые. Но как мэры, как административные сотрудники, как сотрудники, как люди, занимающие административный пост, они должны были обеспечить сохранность проведения и безопасность во время этой церемонии. Конечно же, такая двусмысленность не только в голове Кена Ливингстона, например, существовала, а вообще сотрудников мэрии, сотрудников наверняка и государственных органов Великобритании, Франции и Соединенных Штатов. Не забывайте, что, вообще, Сан-Франциско, если говорить о третьей остановке этой эстафеты, Сан-Франциско - город очень либеральный, самый либеральный город Соединенных Штатов Америки. Естественно, что эти протесты вообще обнажили как бы двойственность политики западного мира в отношении Китая. С одной стороны, прагматизм. Конечно, Китай - великая экономическая держава. Надо, конечно же, развивать связи, надо открывать Китай, надо подталкивать Китай в сторону большей открытости западным ценностям. Но, с другой стороны, Китай нарушает права человека. Вот это не совсем понятное соотношение между политической прагматикой и демократическими устоями, на которых стоит Запад, породило всю эту довольно странную ситуацию.



Александр Гостев: При массовом импорте китайских товаров и в США, и в чуть меньшей степени в страны Западной Европы, которыми пользуются все, может быть, даже не обращая внимания на марку " Made in China "...



Кирилл Кобрин: Никакого лицемерия, конечно, нет. Невозможно вычесть Китай из этой экономики. Это совершенно очевидно. Другое дело, что требования правозащитников всегда одни и те же. Они все время выдвигаются и будут выдвигаться до тех пор, пока права человека будут нарушаться в Китае. У этой проблемы есть другой совершенно вопрос. Он связан не столько, может быть, даже с Китаем и Тибетом, сколько именно с самим западным обществом, как устроено общественное мнение, как устроены массмедиа. Речь идет о невероятной общественной привлекательности и популярности буддизма, который на Западе воспринимается, прежде всего, как тибетский буддизм и отчасти как японский буддизм. Об этом не будем, конечно, сейчас говорить. Этой устойчивой популярности уже несколько десятилетий. Связана она с очень высокой западной общественной оценкой и модой на тибетский буддизм. Связана она с двумя обстоятельствами. Одно общее для западной культуры. Оно является следствием увлечения Запада Востоком. Тибетский буддизм - это часто того самого загадочного Востока, другого Я, в которой якобы есть какая-то там особая восточная мудрость, которую надо преподать и, таким образом, расширять границы западного культурного и религиозного опыта. Эту роль мог всегда играть и буддизм, и индуизм, иногда ее играл и ислам. Стабильное отношение, ростки его появились еще в XVII - XVIII веке и в ХХ веке это все расцвело пышным цветом... И вот в этой конкуренции восточных мудростей различных, восточных религий, безусловно, тибетский буддизм и далай-лама очень сильно выигрывают по сравнению с другими. Понятно, что у тибетского буддизма есть действительно привлекательные стороны. Более того, распространено мнение, что буддизм - самая мирная из всех мировых религий. Это, конечно, тоже привлекает людей. Мы не будем сейчас обсуждать, так ли это на самом деле или нет. Конечно, очень многие представители и деятели поп-культуры поддерживают буддистов. Достаточно вспомнить Ричарда Гира, который просто участвовал в демонстрации в Сан-Франциско.


Другая сторона связана с удивительной вещью. Как известно, буддистский Тибет был очень закрытым обществом, практически закрытым обществом до того, как Китай его присоединил к себе. Это очень непростое и очень законсервированное общество. Это архаика. Удивительным образом эта архаика и страсть западного человека к архаике обыгрывается во всем этом. Это часть моды на все архаическое. То, что на нас совсем не похоже, вот это как раз буддистский Тибет. И мы должны, конечно же, сохранить его в том архаическом виде, в котором он существует. А Китай мешает это сделать.



XS
SM
MD
LG