Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Зашел я на днях в центре Праги в один из крупнейших книжных магазинов. Заметил висящий посреди торгового зала под потолком разноцветный тибетский флаг и пару транспарантов, говорящих о том, что администрация магазина проводит благотворительную акцию в поддержку тибетцев. Ничего удивительного: после недавних волнений в Тибете в самых неожиданных местах по всему западному миру проходят акции солидарности с жителями этого региона, противостоящими китайским властям.

В дни волнений в тибетской столице Лхасе новостная картинка, однако, была не столь однозначной. Нападения демонстрантов на магазины и административные объекты, судя по видеозаписям, были, избиения этнических китайцев – тоже. Власти ответили очень жестко, пролилась кровь – что вполне в традициях китайских коммунистов, которые и с собственными студентами в Пекине в 89-м году не церемонились, что уж говорить о тибетских «сепаратистах».


Как бы то ни было, реальные события в Лхасе оказались очень быстро отодвинуты на задний план их стандартными интерпретациями. Одна – протибетская, господствующая на Западе: маленький горный народ, исповедующий мирную религию буддизма, ведет многолетнюю неравную борьбу за свободу с жестоким коммунистическим режимом. Другая – официальная китайская: кучка бандитов и сепаратистов, подстрекаемых из-за рубежа «кликой Далай-ламы», спровоцировала беспорядки, которые были быстро и без особых проблем подавлены, так что ничто не омрачит предстоящую пекинскую Олимпиаду.


Что происходит в Тибете и вокруг него на самом деле, стороннему человеку понять почти невозможно. Столкновение давно сложившихся репутаций конфликтующих сторон накладывает отпечаток на информационную картину. И тибетский случай – далеко не единственный.


Вспомним хотя бы войну в Чечне. Те, для кого чеченские боевики-моджахеды были честными борцами за независимость, часто оправдывали творимое этими «борцами» зло жестокостями российской армии в Чечне. И наоборот – те, кто считал, что Россия просто наводит порядок на принадлежащей ей территории, были склонны закрывать глаза на методы, коими этот «порядок» наводился. Во время ельцинской чеченской войны российские СМИ часто склонялись к первому типу интерпретации событий, во время путинской – почти исключительно ко второму. А общество, так толком и не поняв, из-за чего, собственно, столько лет лилась кровь на одной из российских окраин, в конце концов, устало и вообще перестало интересоваться этой темой. Тем более что Кадыров с благословения Путина вроде бы усмирил Чечню, а какова цена этого усмирения и надолго ли оно – об этом удобнее не думать.


Каждый, кто когда-либо учился в вузе, знает, что такое «эффект зачётки». Принимая у студента экзамен, преподаватель смотрит на оценки, поставленные на предыдущих экзаменах. И часто корректирует свое поведение в соответствии с увиденным: к обладателю «красивой» зачетки относится не так строго и пытается вытянуть, даже если тот «плавает», «плохиша» же спрашивает с особым пристрастием, даже если тот хорошо подготовился. То же происходит и в общественной жизни. «НАТО агрессивностью богато». «Россия во мгле». «Америка – сияющий град на холме». «Основа Польши – беспорядок». Эти и другие стереотипы и репутации, возникшие когда-то и, случается, давно уже не актуальные, определяют информационную картину мира вне зависимости от того, что случается на самом деле. Парадокс нынешней эпохи – в том, что информации о событиях становится все больше, но понять, что все-таки происходит вокруг нас, все сложнее.


XS
SM
MD
LG