Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Единороссы готовятся к съезду



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов и исполнительный директор Народно-демократического союза генерал-майор Александр Половинкин.



Дмитрий Волчек: В российской политической жизни затишье, если не перед бурей, то уж точно перед любопытными переменами. В понедельник или вторник мы узнаем, сменится ли лидер партии власти. Давно уже ходят слухи, что беспартийный Владимир Путин будто бы решил вступить в «Единую Россию», а, едва вступив, сразу же ее возглавить. Пока еще неизвестно, появятся ли вообще на съезде партии Путин и Дмитрий Медведев, а политологи и конспирологи уже говорят так: если Путин решит стать партийным лидером, стало быть он Медведеву до конца не доверяет и на всякий случай готовит механизм для импичмента. Продолжит тему корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Вопрос подготовки к партийному съезду на днях обсудило бюро высшего совета «Единой России». Несмотря на то, что в минувший понедельник Борис Грызлов высказал сомнения в том, что Дмитрий Медведев имеет правовые основания вступить в «Единую Россию», на высшем совете он изменил свое мнение. Борис Грызлов заявил, что «Единая Россия» всегда приглашала и намерена приглашать и Владимира Путина, и Дмитрия Медведева. Эксперты сделали вывод об обострении борьбы внутри кремлевской администрации. По мнению директора Института национальной стратегии Станислава Белковского, противоречия между уходящим и приходящим президентом могут проявиться на предстоящем съезде партии.



Станислав Белковский: Те люди, которые боятся потерять свое влияние при президенте Дмитрии Медведеве, усиленно подталкивают Владимира Путина к тому, чтобы возглавить формально партию «Единая Россия», независимо от того, станет он ее членом или нет. В частности, Борис Грызлов, нынешний формальный лидер «Единой России», Вячеслав Сурков, кремлевский куратор этой партии, заместитель руководителя администрации президента, справедливо полагают, что сохранить свои позиции, свое влияние и доступ к большим политическим бюджетам им удастся тогда и только тогда, когда Владимир Путин возглавит «Единую Россию», тем самым станет буфером между партией, контролирующей формально конституционное большинство нижней палаты российского парламента, и администрацией президента. Известно, что президент Дмитрий Медведев, несмотря на то, что он формально был выдвинут кандидатом в президенты от «Единой России», относится к этой партии достаточно сдержанно. Он не готов рассматривать ее в качестве самостоятельного субъекта политики, он готов давать распоряжения определенные, которые она должна беспрекословно выполнять. Ну а предвыборную кампанию «Единой России» 2007 года, за которую отвечали Владислав Сурков и Борис Грызлов, он считает образцом того, как делать не надо, потому что риторика осажденной крепости, эстетика движений типа «Наши» и «Молодая гвардия «Единой России» абсолютно чужды Дмитрию Медведеву как с точки зрения его личных предпочтений, так и с точки зрения его миссии примирения с Западом и демонстрацией Западу благообразного облика российского двуглавого орла. Поэтому привлечь на свою сторону Путина и сегодняшних вождей и кураторов «Единой России» - это значит сохранить свое ключевое место у кремлевской кормушки. Именно поэтому они всячески подталкивают Путина к тому, чтобы принять решение в пользу «Единой России». Однако как всегда у Владимира Путина, который колеблется до последнего и старается отложить жизненно важные решения до того момента, когда нельзя их не принимать, и ответ на этот вопрос, решение уходящего президента мы узнаем утром в понедельник непосредственно перед съездом «Единой России».



Олег Кусов: Не исключено, считают эксперты, что Владимир Путин возглавит «Единую Россию», не вступая в ее ряды. Например, он может стать главой высшего совета партии. Определенные кремлевские круги, стоящие за Владимиром Путиным, хотели бы по-прежнему видеть его реальным руководителем государства, убежден политолог Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: Сценарий насколько прост, настолько и предсказуем. Действительно Путин должен остаться формальным лидером страны, потому что в противном случае те люди, которые стоят у него за спиной, чувствуют угрозу завоеванному ими статусу. Поскольку их благополучие опирается не на закон, не на их личные заслуги, а на эффективность бюрократической вертикали, в которую они вписаны, соответственно вертикаль надо сохранить, а сохранить ее в кадровом смысле можно только одним способом – сохранив лидера на вершине этой вертикали.



Олег Кусов: Поэтому Владимиру Путину необходимо возглавить партию парламентского большинства.



Дмитрий Орешкин: Понятно, что это состоится. Потому что такой человек как Грызлов не мог бы говорить о том, что Путину будет сделано такое предложение, не согласовав это с Путиным. Потому что это было бы неприлично: или Путину придется отказываться, или сам Грызлов будет выглядеть крайне невыигрышно.



Олег Кусов: Лидер партии парламентского большинства сможет контролировать и парламент, и президента. Продолжает Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: Если вдруг президент Медведев попытается развивать какую-то самостоятельную политику, например, в кадрах или, например, в антикоррупционной деятельности, которая наносит какой-то ущерб интересам группы Путина, то парламент легко и без каких-то сомнений организует импичмент новому президенту просто потому, что «Единая Россия» контролирует парламент, а Путин контролирует «Единую Россию». Таким образом мы видим, как выстраивается настоящая вертикаль, вершина которой будет находиться в Белом доме, а президент в лучшем случае символический отросток этой самой вертикали, полномочия которого в реальной практике достаточно сужены.



Олег Кусов: Обеспокоенность проявляют и в окружении Дмитрия Медведева, утверждают наблюдатели. Об этом говорят кадровые перестановки, например, переход в администрацию президента сенатора Юрия Шарандина. Он будет отвечать за связь Совета Федерации с администрацией президента Медведева. По мнению директора Института национальной стратегии Станислава Белковского, кадровый состав администрации после инаугурации изменится, но незначительно.



Станислав Белковский: Скорее всего, нынешний руководитель администрации Сергей Собянин и его заместитель по внутренней политике Владислав Сурков сохранят свои посты. Вопрос лишь в том, насколько их полномочия сохранятся. У Собянина они скорее всего сохранятся, у Суркова, вероятно, не в полном объеме. Именно поэтому он хочет получить под свой контроль значительную часть политической активности «Единой России», с каковой целью и подталкивает Владимира Путина к членству и лидерству в этой партии. Что же касается значения Юрия Шарандина, то несмотря на то, что в широком общественном ключе трактуется как усиление позиций Суркова, Шарандин был близок к спикеру Совета федерации Сергею Миронову, основному оппоненту Владислава Суркова в вопросах внутренней политике. Известно, что именно Миронов был сторонником двухпартийной системы, в то время как Сурков - сторонник полуторапартийной, в которой основную роль играет «Единая Россия», а роль политического придатка КПРФ. Поэтому мне кажется, что само по себе назначение Шарандина, который утратил пост сенатора в связи с укрупнением регионов и ликвидацией Эвенкийского автономного округа, который выдвинул в свое время его в Совет Федерации, продолжало восприниматься как укрепление разных групп и определенное укрепление баланса между конкурирующими силами в администрации президента.



Олег Кусов: Судя по всему, Владимир Путин приступил к подготовке к работе в правительстве. На днях он провел совещание с членами правительства по экономическим вопросам. Информационные агентства распространили заявление Владимира Путина о том, что добиться реальных успехов в экономике можно только при качественном улучшении механизмов управления государственными активами и государственными резервами. Президент Путин подчеркнул, что в первую очередь он имеет в виду Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.



Дмитрий Волчек: Со сменой президента ожидают и появления в Москве нового мэра. Будто бы на эту должность есть только один кандидат - нынешний глава президентской администрации Сергей Собянин. Предполагают при этом, что Юрий Лужков может занять пост Сергея Миронова, спикера Совета федерации, Миронов же перейдет на партийную работу - в «Справедливую Россию». Слухов много, но пока они не подтверждаются. В четверг начальник Генштаба Юрий Балуевский опроверг сообщение о своей отставке, хотя об этом говорили как о деле решенном: будто бы конфликт между Балуевским и министром обороны Сердюковым достиг такого накала, что начальник Генштаба решил уйти в знак протеста. О том, не преувеличены ли слухи о раздорах в военном ведомстве, я спросил исполнительного директора Народно-демократического союза генерал-майора Александра Половинкина.



Александр Половинкин: Армия действительно переживает глубокий кризис. Я бы сказал даже, что не Сердюков сегодня проблема, а в принципе подходы к кадровой политике в вооруженных силах в целом. Вспомните, на посту министра обороны перед Сердюковым был Сергей Борисович Иванов, человек, который также не служил в армии. Армия для него как была, так и остается черной дырой. А если говорить о Сердюкове, так для него это тем более. Сердюков - человек, который пришел (сегодня это устойчивое мнение в вооруженных силах) решать отнюдь не задачи укрепления обороноспособности страны, он пришел решать конкретные задачи и те, кто его поставили, требуют от него их решения. В чем эти задачи заключаются? Задача заключается, с одной стороны, в освобождении или распродаже так или иначе интересных в коммерческом плане объектов, земель, которые имеются у Министерства обороны. С другой стороны - обеспечить заказами представителей питерских коммерческих структур, в первую очередь в строительной сфере. И это сегодня бросается в глаза и является не только раздражающим фактором, но я бы сказал, дестабилизирующим в целом генералитет фактором, дестабилизирующим высшее руководство Министерства обороны.


Обратите внимание, что прошло совершенно незамеченным самоубийство трехзвездного генерала. Вообще в истории, современнейшей истории России этого не было. Обратите внимание, как отреагировал на это верховный главнокомандующий. Да никак. Как отреагировало на это общество? Да никак. А ведь это связано было с приходом нового министра обороны. Конечно, такое чудовищное отношение к этому факту на самом деле подвигло к тому, что в армии началось брожение в высшем генералитете. Приклеена достаточно устойчивая кличка министра обороны - фельдмаршал Табуреткин. С чего он начал? Он переоборудовал кабинет под стиль какой-то строительной фирмы. Вообще существовала устойчивая система обеспечения жизнедеятельности министра обороны, когда его окружали в первую очередь люди в погонах. Сегодня в секретариате фактически не осталось ни одного военного, причем превалируют там женщины. Конечно, все это вызывает раздражение. Министр обороны совершенно не интересуется боевой подготовкой абсолютно. Военно-техническое сотрудничество было одним из основополагающих направлений деятельности вооруженных сил по определению, так вот министр обороны старается избегать любых контактов со своими коллегами, с которыми мы имеем военно-технические связи. До 70-80% рабочего времени министр обороны проводит в переговорах с представителями коммерческих фирм. В приемной у него, как правило, находятся представители фирм, строительных организаций и в первую очередь из Питера. Запрещено генералам находиться или ждать очереди своей на прием к министру обороны в самой его приемной, он должен подходить к определенному времени к дальнему посту и ждать, пока его оттуда не пригласят. Все это, конечно, резко меняет представление о том, какой должен быть министр обороны. Потому что людей, которые сегодня еще в строю, трехзвездных, четырехзвездных, я уже не говорю о командующих округах, которые приезжают, это, конечно, шокирует. Это не способствует росту или установлению доверительных отношений с Министерством обороны. То есть Министерство обороны превратилось в какую-то фирму по решению конкретных задач.


Ну да бог бы с ним. Важно, что те нововведения и те так называемые реформы, о которых он говорит, не способствуют на самом деле укреплению обороноспособности. Вот, Министерству обороны нужно освобождаться от непрофильных активов. Если, извините меня, к непрофильным активам относится штаб военно-морского флота или Академия ракетных войск стратегического назначения, что же тогда относится к профильным? Конечно, все это вызывает недоумение. И конечно же, руководители центральных управлений Министерства обороны потянулись к начальнику Генерального штаба Юрию Николаевичу Балуевскому. И все это легло на него, потому что на вопросы эти у него не было ответа. Он должен был на это реагировать. На заседании Академии военных наук он высказал в очень осторожной форме свое несогласие с переводом штаба военно-морского флота в Санкт-Петербург. После этого, я слышал, это не публиковалось, генералы центральных управлений и в том числе Юрий Николаевич написал рапорт. И вдруг спустя определенное время он опровергает эти слухи. Ничего другого, кроме того, что на него было оказано давление, а как умеют нынешние власти это делать, мы все хорошо знаем, Юрий Николаевич отошел от своих принципов и тем самым посеял, мне об этом многие говорят, некое недоверие, я бы сказал, разочарование среди офицерства.




XS
SM
MD
LG