Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лилия Шевцова: "Сильный премьер и слабый президент – эта формула власти подрывает президентскую вертикаль"


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие политолог Московского центра Карнеги Лилия Шевцова.



Алексей Кузнецов: Сегодня в Москве начинает работу съезд партии «Единая Россия». Он пройдет в течение двух дней. Ожидается, что завтра президент Владимир Путин может дать согласие на предложение занять пост лидера партии. О том, что это принесет Владимиру Путину, «Единой России» и российским гражданам, рассуждает политолог Московского центра Карнеги Лилия Шевцова.



Лилия Шевцова: Если Владимир Владимирович Путин соглашается стать руководителей прокремлевской партии, именно конкретной партии «Единая Россия», то это событие может иметь несколько последствий. Во-первых, это событие повышает шансы самой «Единой России» в политическом выживании, ибо она оказалась сейчас вряд ли в комфортной ситуации, когда «Единая Россия» была, собственно, перчатками на руках Путина. А при президенте Медведеве я не исключаю, что шансы «Единой России» могут несколько покатиться вниз. Таким образом, единороссы получают новое дыхание, во-первых.


Во-вторых, Путин приобретает большую массу и, скажем так, больший ресурсный потенциал. Все же, как никак, бюрократический класс России, а также сопровождение и обслуживание этого бюрократического класса становится его вотчиной и его административно-политической базой. Поэтому вот в этом странном раскладе, который сейчас становится нашей формулой власти, скажем, такое «танго вдвоем», где Путин уже формально не является основной фигурой, Путин приобретает гораздо больший мускульный вес. Следовательно, повышаются его возможности политического и административного маневра.


В-третьих, возникают проблемы с новой формулой власти. Вот представьте себе, президент Медведев без партии либо просто рядовой член партии, либо член ее руководящего органа, но лидер-то партии – Путин. Поэтому в этом «танго вдвоем» увеличивается, собственно, диспропорция и ослабляются позиции не просто президента, но президентства как такового.


В целом, в-четвертых, можем представить себе теоретически, что лидер партии одновременно один из лидеров страны – это теоретически неплохо. Нам пора бы уже давно привыкать к партийной структуре, к партийному парламенту, к партийному правительству. Но все дело в том, что в нашей ситуации все может получиться как раз шиворот-навыворот, и сам тот факт, что президент Путин станет лидером прокремлевской партии, созданной Кремлем же, может еще больше подорвать и президентскую вертикаль, и собственно позиции президента, который примет бразды правления в следующем месяце.


Я думаю, что наши политические архитекторы и стратеги действуют «что мы делаем сегодня вечером». И они не очень-то и задумываются о последствиях своих шагов. Если они не задумались о том, что этот дуэт, это танго – сильный премьер и слабый президент – эта формула власти, по сути дела, подрывает президентскую вертикаль.


XS
SM
MD
LG