Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новые мусоросжигательные заводы вокруг Москвы: почему протестуют экологи


Ирина Лагунина: До 2012 года вокруг Москвы будут построены 6 мусоросжигательных заводов. Таким образом столичные чиновники пытаются решить проблему утилизации мусора. Ученые и экологи выступают против: по их мнению, выбросы предприятий нанесут значительный вред не только окружающей среде, но и здоровью людей. Диоксин, который выделяется при сжигании мусора – один из самых токсичных ядов, и даже малейшие его дозы провоцируют онкологические заболевания. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: В марте правительство Москвы одобрило проект постановления, которое вскоре должны представить на подпись мэру Москвы Юрию Лужкову. В ближайшие 4 года в Зеленоградском, Юго-Западном, Западном, Северо-Западном, Юго-Восточном и Южном округах будут построены 6 мусоросжигательных заводов. О том, почему принято такое решение, говорит глава комиссии по экологической политике Мосгордумы Вера Степаненко…



Вера Степаненко: Существует несколько официальных полигонов, которые арендует Москва, их четыре в Московской области, которые Москва окультуривает, за которые отвечает, которые содержит на собственные бюджетные средства. Но не секрет, что это еще и коммерческая ниша. И есть неофициальные полигоны, которые содержит не город, а которые содержат коммерсанты, город не несет ответственность. Это те полигоны, которые наносят особый ущерб, вред окружающей среде Московской области. Известно, что полигоны, во-первых, это не лучший способ утилизации отходов. И сегодня во всем мире отказываются от полигонного захоронения, потому что это не совсем безопасный с точки зрения экологии способ. Потому что в любом случае отходы, а туда свозятся разные отходы, они попадают в воды подземные, идет засорение окружающей среды. Кроме этого для того, чтобы полигоны были безопасны, их нужно определенным образом содержать. Там скапливаются газы, эти газы нужно каким-то образом, скажем грубо, добывать и выпускать из этих полигонов. Поэтому это не очень безопасный и не очень цивилизованный из современных способов утилизации отходов. И пока не получается полностью большое количество отходов, а в городе только в жилищно-коммунальной сфере образуется пять миллионов тонн ежегодно отходов, запустить переработку. И остается какой способ, на который может пойти власть? Еще есть способ утилизации такой, как сжигание. В городе есть сегодня несколько сжигательных заводов, в Руднево завод и новый завод, который по австрийской технологии открыт на улице Подольских курсантов, открыт он был буквально в ноябре-декабре 2007 года, где использованы технологии австрийские. И лаборатории, которые проводят исследования, дают достаточно экологические безопасные показатели, которые входят в показатели, нормативы, утвержденные директивами Евросоюза. Если завод в Руднево, с моей точки зрения, он более сложный и необходимо применять раздельный сбор мусора для того, чтобы он был более экологически безопасен, то завод на улице Подольских курсантов не вызывает сомнений у специалистов и экологов. И те контрольные замеры, которые делает город, у нас есть служба Мосэкомониторинга, пока не вызывают опасений и сомнений. И вот имея такой опыт, город сейчас принимает решение идти по пути создания и строительства мусоросжигательных заводов. Это мера, которая сегодня вынужденная, необходимая для того, чтобы не зарасти в мусоре, для того, чтобы город был благоустроен, для того, чтобы решать систему отходов, утилизации таким цивилизованным путем. Но в каждом конкретном случае будет выбираться свое производство. И основное, поскольку это все вызывается много вопросов, сомнение у жителей, специалистов, экологов, основное, чтобы те технологии, которые будут использоваться при мусоросжигании, они отвечали современным требованиям и нормативам экологической безопасности.



Любовь Чижова: Говорила глава комиссии Мосгордумы по экологической политике Вера Степаненко…


Против строительства мусоросжигательных заводов вокруг Москвы выступают экологи и ученые. По их мнению, российская столица будет окружена диоксиновым кольцом, и это крайне негативно отразится на здоровье людей. По данным специалистов, при сжигании трех тонн отходов получается одна тонна токсичных отходов, содержащих не только диоксины, но и тяжелые металлы, полиароматические яды, пары ртути, галогенсодержащие углеводороды, кислотные пары и парниковые газы. Вице-президент российского Зеленого креста, член-корреспондент РАН Александр Чумаков считает, что сравнивать нынешние мусоросжигательные полигоны и будущие мусоросжигательные заводы – сравнивать очень плохое и плохое. Вот что он говорит об отходах предприятий, которые собираются построить до 2012 года…



Александр Чумаков: Эти мусоросжигательные заводы помимо дыма после них остается одна треть от поступивших отходов, она превращается в золу, причем высокотоксичную золу, которую нужно опять-таки захоранивать на специальных полигонах. Поскольку период полураспада, период хранения безопасного где-то порядка двухсот лет. Самые опасные вещества – это диоксин и фурана. Они выделяются, выделяется их не очень много. Система газоочистки их улавливает частично. Но если посмотреть, сколько у нас по европейским нормам будет выделяться на срезе трубы и просуммировать по всем заводам, то получается в год примерно 44 грамма диоксина. Кажется, смехотворная величина. Но, тем не менее, когда в европейских странах, допустим, говорят о ста грамма в год диоксина, уже бьют тревогу. Диоксины опасны тем, что они очень стойки и очень ядовиты. Они имеют особенность накапливаться в организме, попав туда однажды, они остаются пожизненно. Они относятся к классу супертоксикантов, ядовитее их нет. Если сравнивать с какими-то ядами, которые у всех на слуху, допустим, цианистым калием, ядовитость диоксинов в десять раз выше.



Любовь Чижова: Сейчас москвички дышат этими диоксинами?



Александр Чумаков: Поскольку уже какие-то заводы действуют, то, естественно, диоксины присутствуют в воздухе. Но пока их не очень много. Если построить все эти заводы, то примерно за три года семь месяцев каждый москвич получит предельно допустимую дозу.



Любовь Чижова: Чем опасны эти диоксины? Может быть какие болезни они могут провоцировать? Как они сказываются на самочувствии и здоровье людей?



Александр Чумаков: Они действуют на генетическом уровне и в этом их основная опасность. Вызывают они в конечном итоге рак и это почти 100%. То, что они производят каждый день, за какой-то срок достигает предельного значения и потом человек начинает серьезно болеть, а в конце концов умирает. И сроки, которые на это отведены, достаточно небольшие. При таком массированном поступлении, если будет реализована эта программа, то где-то на пятом-шестом году уже начнутся массовые заболевания. Здесь все мы подвержены будем этим заболеваниям. Все-таки Москва – это столичный город, в нем находится и президент, и правительство, и масса посольств. Поэтому мы сейчас с вами рассуждаем так спокойно, а на самом деле этим должны озаботиться компетентные органы. Они должны, по крайней мере, обратить на это внимание. Я думаю, что не только наше с вами дело каким-то образом заострять внимание на этой проблеме, я думаю, что должна быть создана какая-то независимая и даже может быть международная комиссия, которая подробно просмотрела бы этот проект.



Любовь Чижова: Это было мнение вице-президента российского Зеленого креста Александра Чумакова. В Германии, чьи технологии по утилизации мусора считаются передовыми, мусор также сжигают. Но перед этим его тщательно сортируют, причем не только работники мусороперерабатывающих предприятий, но и сами немцы. Тем не менее, проблема диоксина, который выделяется при сжигании мусора, волнует и германских экологов. Подробнее об этом – мой коллега в Германии Юрий Векслер…



Юрий Векслер: В Германии, согласно действующем законодательству, сжигаться должен только остаточный мусор, который не удается утилизовать другими экологически приемлемыми способами. В 1998 году в стране было 53 завода по сжиганию мусора, но запланировано и уже строится еще 15 заводов в основном на территории бывшей ГДР. Само по себе сжигание мусора по официальным европейским понятиям в буквальном смысле меньшее из зол, так как оно, сжигание, базируется здесь на экологической сознательности большинства и на сложившихся культурных традициях. В Германии, где с 2005 года законодательно запрещено создание новых мусорных свалок, сжигается 50% мусора и отходов, а в Швейцарии, например, даже все 100%. Эти заводы являются, как правило, тепловыми электростанциями. Во всех случаях сжигание предпочитается в современной Европе складированию. И в целом процент сжигания мусора в развитых странах выше, чем в развивающихся. В Германии каждая федеральная земля решает проблему экологически наименее безопасного освобождения от мусора на основе общенациональных, а теперь и общеевропейских предписаний и норм.


Конкретные же предпочтения норм в каждой земле различны. Но в целом Германии при большей, скажем так, если не любви, то приученности немцев к порядку, бытовой мусор, в котором порядка 40% пищевых отходов поступает сначала на сортировку и переработку. Поступает, предварительно собранный и рассортированный самими гражданами по отдельным пакетам, а в некоторых землях и специально розданных населению мешках различного цвета. В немецких квартирах мусор сразу раскладывается по ведрам разного цвета под разные виды мусора. На улицах Германии и во дворах домов можно увидеть разного цвета контейнеры, соответственно, под пищевые отходы, под бумагу и картон, под остатки пищи, отдельно под белое и под цветное стекло и так далее. Особо утилизуется мусор крупного формата, в частности, мебель. На сортировочных станциях в мусорных конвейерах еще раз проверяется состав, таким образом сжигание производится после стадий, выявляющих возможности вторичного использования. По официальным данным, конечный продукт такого сжигания, то есть зола, содержит менее 3% углерода и занимает при дальнейшем складировании, конечно же, существенно меньше места.


И тем не менее, бури и скандалы вокруг мусора возникают и в Германии. Вообще это сфера, где крутятся большие деньги, поэтому нередки просто финансовые махинации и случаи коррупции. Официальная технологическая репутация современных заводов по сжиганию мусора вроде бы неплоха, но по исследованиям немецкого Гринписа такие заводы, тем не менее, выбрасывают в атмосферу различные ядовитые субстанции, в частности, диоксин, в количествах, превышающих допустимые нормы. Вообще контроль за содержанием выброса продуктов горения на таких предприятиях дело трудное и возможности для фальсификации результатов существуют и в Германии тоже. Скорее всего по этой причине, согласно опросам населения, оно с большим доверием воспринимает альтернативные сжиганию формы утилизации. Да и замеряется по контролю за заводами по сжиганию мусора только концентрация диоксинов в дыме, но точное число и разнообразие вредных веществ, возникающих и выбрасываемых в атмосферу при сжигании мусора вообще неизвестно. Официальные нормы содержания прописаны только для сорока таких субстанций. Опасность, по мнению экологов, заключается в том, что в процессе сжигания мусора участвует много вредных веществ, вступающих при этом во взаимодействие, в результате чего очень часто образуются неизвестные вещества и соединения.



Любовь Чижова: Российские ученые, выступающие против строительства мусоросжигательных заводов вокруг Москвы, напоминают, что в Европе и в Америке перед сжиганием сортируют около половины всего мусора, а в России – только 15 процентов. В стране необходимо строить не только мусоросжигательные, но и перерабатывающие заводы. Это не только улучшит экологию, но и позволит предприятиям повысить свои доходы: из одной тонны отходов можно получить 170 кг биогаза или 50 кг металлолома или 250 кг стекла, ткани, древесины или пластмассы. Недаром мусорный бизнес называют «золотым дном».
XS
SM
MD
LG