Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готова ли Россия присоединиться к Международной антитабачной хартии?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня Государственная дума одобрила присоединение России к антитабачной конвенции. Согласно новому закону, Россия введет жесткие ограничения всех видов рекламы табака вплоть до ее полного запрета. Готово ли российское общество к отказу от табака? Об этом беседуем с двумя журналистами: Николаем Долгополовым, заместителем главного редактора «Российской газеты» и Аркадием Дубновым, политологом, обозревателем газеты «Время МН». Николай Михайлович, как вы относитесь к табаку?



Николай Долгополов: Вы знаете, я экстремал, я ненавижу табак. И могу сказать смело, что может мне это и помогло в жизни добраться до моих 59, после много довольно пережитого, после Чернобыля, после облучения, после всего этого. Я клянусь памятью своего отца, известного журналиста Михаила Долгополова, который как и я в жизни не сделал ни одной затяжки, мы не курим, наши семьи абсолютно некурящие, ненавидящие табак и презирающие табачный запах.



Владимир Кара-Мурза: А как, по-вашему, скажется сегодняшняя антитабачная конвенция на пристрастиях россиян?



Николай Долгополов: Вы знаете, аплодирую всеми частями тела - это прекрасная вещь. Я счастлив, что наконец после пяти лет затяжек, протяжек, каких-то непонятных для меня перекладываний и откладываний наконец-то 447 депутатов, по-моему так, все проголосовали «за». По-моему, даже не было воздержавшихся, как иногда бывает. Все блоки, все партии были едины, как «Единая Россия». И я наконец счастлив, что до чего-то мы дошли, хоть где-то какой-то рубеж преодолели и то, что мы вошли в рамочную конвенцию Всемирной организации здравоохранения, для меня это большой подарок, скажем так, к Дню космонавтики.



Владимир Кара-Мурза: Какие у вас отношения с табаком? Как вы бы проголосовали? Один депутат все-таки проголосовал против.



Аркадий Дубнов: Я бы голосовал «за», либо воздержался. Хотя бы потому, что я совершенно не с такой нетерпимостью отношусь к табаку, как мой коллега Долгополов, которого я только что прослушал. Может быть потому, что я сорок лет курил. И мы, я так понимаю, ровесники с Долгополовым. К своим 59, в этом году которые исполнятся, я курил сорок с лишним лет и бросил курить только в сентябре 2006 года. К табаку отношусь не то, чтобы нормально, но действительно терпимо. После того, как я бросил и, надеюсь, уже окончательно и навсегда, у меня нет никакой идиосинкразии к курильщикам, я их очень хорошо понимаю. Понимаю то удовольствие, то удовлетворение, ту роскошь процесса, которую они испытывают. Так же понимаю, что это действительно штука вредоносная. Исповедую такую максиму: жить вредно - можно умереть. Вот если коротко, то так.



Владимир Кара-Мурза: Ваш коллега, журналист Сергей Грызунов, главный редактор газеты «Новое русское слово», испытывает сложные чувства.



Сергей Грызунов: Постольку поскольку я когда-то курил, естественно, в студенческие годы, в ранние годы своей журналистской карьеры, а сейчас я не курю, то естественно я противник того, чтобы рядом со мной кто-то курил. Я думаю, что Россия, присоединяясь к этому тренду, находится в общемировом движении против табакокурения. Я могу это только приветствовать. Более того, много лет в моем доме мои друзья сначала очень сердились на меня, но потом были вынуждены даже в сорокоградусные морозы зимой выходить на крыльцо для того, чтобы курить. Мне сначала было их очень жалко, но постепенно я понял, что это не препятствие для курильщиков. Если они хотят курить, они найдут место, где им можно курить. Поэтому я обеими руками за запрет курения в общественных местах.



Владимир Кара-Мурза: Не потеряют ли команды спортивные состоятельных спонсоров?



Николай Долгополов: Они их уже потеряли. В принципе, если вы помните, то в 90 годах все огромные соревнования, которые проходили по мотоспорту, по авторалли, они проходили с участием крупных фирм, не хочу их называть, потому что лишняя реклама им совсем не нужна. И потихонечку, полегонечку эти все интересы отошли на второй план. Команды обходятся без этих спонсоров, нашлись другие, которые достойно и вполне спокойно заменили. Надо взвешивать те деньги, которые получают эти бедные команды от взносов табачных фирм. Это какие-то маленькие, никчемные и бесполезные подачки. Когда я думаю, что каждый год в некогда большой стране, уменьшившейся как в размерах, так и в количестве населения, умирает пятьсот тысяч людей от табака, но я не могу испытывать терпимости. Я испытываю явную нетерпимость. Я вообще человек терпимый, терпеть не могу ни ссориться, ни ругаться. Но вы знаете, когда рядом со мной сидят мальчишки и девчонки, я все-таки менторский тон пытаюсь подавить, но иногда не удается, я подхожу и говорю: ребята, бросайте курить, жизнь прекрасна, жизнь удивительна, столько всего хорошего в жизни. Вот эта сигарета она губит вас, она не позволит вам сделать то, что вы сможете сделать, вы чего-то не сделаете в жизни того, что могли бы. Тут дело не в спорте. Вы меня называете спортивным журналистом, я может быть скорее не считаю таковым, я считаю скорее журналистом-международником. Но тем не менее, я вспоминаю свои опыты зарубежные и аплодировал французам, которые долгие годы назад ввели запрет курения в общественных местах. Французы побунтовали, некоторые даже выходили на демонстрации, которые были естественно сфальсифицированы табачными королями, но потихонечку все прижилось. Если где-то сейчас во Франции закурите в общественном месте, там, где это не положено, вас ждет огромный и очень суровый штраф. И люди стали потихонечку стали курить меньше.



Владимир Кара-Мурза: Не повлечет ли антитабачная конвенция какие-то негативные последствия, подорожание табачных продуктов, конфликтные ситуации в обществе?



Аркадий Дубнов: Думаю, что неизбежно возникнет известное напряжение между потребителями и производителями табака, с одной стороны, и с теми законодателями или такими ненавистниками табакокурения, с другой стороны. Да, конечно, мы много лет становимся свидетелями постепенного увеличения стоимости табачных изделий, налоговых пошлин на эту продукцию и так далее. Мое глубокое убеждение, что человек, который вынужден сталкиваться с тем, что за удовольствие ему приходится платить больше, он этого удовольствия только по этой причине не отказывается. Он находит может быть суррогаты, которые подешевле, но другие причины заставляют его отказаться от, скажем, вредных привычек. И я думаю, что у нас в стране, наверное, действительно пришло время быть цивилизованной страной, запрещать это и таким путем идти, как идет просвещенный Запад, Соединенные Штаты. Но просто первые годы, я помню, когда я курил и оказывался в Америке, я чувствовал себя таким чумным, то есть нужно было где-то покурить, то я курил в рукав и вызывал явное неприятие нормального, уже продвинутого американца или части общества, которая считала это пороком. У нас возможно так не будет, у нас совершенно другая страна, нас трудно настроить против вредных привычек. Но я просто очень боюсь, что мы как всегда можем перегнуть палку в такого рода кампаниях. Я вспоминаю антиалкогольную кампанию середины 80-х, когда рушились не только устои пьянства, алкоголизма, но рушилась культура винодельчества. Тут трудно, конечно, проводить прямые аналогии, но опасность такого рода, на мой взгляд, существует.



Владимир Кара-Мурза: Федор Шелов-Коведяев, бывший первый заместитель министра иностранных дел России, противник абсурдных запретов.



Федор Шелов-Коведяев: Сам я иногда курю трубку и сигары, поэтому отношусь достаточно спокойно. Другое дело, что теперь людям вообще невозможно курить ни в ресторанах, ни в кафе, ни в каких публичных местах. Запрещены в том числе во многих учебных заведениях, вообще помещения, где можно было покурить. Табачное лобби совершенно не против того просто потому, что некоторые мои приятели работают в крупных табачных фирмах и иностранных, абсолютно не сопротивлялось в течение последних десяти лет постепенно свертыванию рекламы на улицах, по телевидению, по радио, в любых публичных местах. Это, в частности, будет приводить к удорожанию табачной продукции и это будет повышать их прибыли и все будут довольны друг другом. Более того, я могу сказать, что табачное лобби в том числе финансирует и программу лечения от табачной зависимости и программу лечения тех болезней, которые вызваны табачной зависимостью.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. То, что мы присоединились к конвенции - это хорошо. Да будет ли только толк. Вы знаете, присоединение к разным конвенциям в больном обществе - это, по-моему, ничего может и не дать. Нужно общество параллельно лечить - вот моя точка зрения. А ваша?



Николай Долгополов: Я хочу сказать следующее, что все-таки мы не говорим о запретах, я вообще противник запретов, они действительно ни к чему хорошему не приводили и никогда в жизни не приведут. Но надо именно тихонечко, но начиная с серьезных, тем не менее, мер лечить общество. И я бы начал с того, с чего начали в странах, как сказал мой коллега, цивилизованных. И я Россию отношу к таковым, она вполне цивилизованная, она вполне просвещенная. И скажу, что если в нашей замечательной стране, где пятьсот тысяч в год людей умирают от пристрастия к табаку, ввести увеличение сначала легкое, а потом и нелегкое цен на пачку сигарет, это поможет излечить страну в буквальном смысле. Это поможет лучше любых рецептов и докторов. И скажу вам так, я часто выезжаю в разные страны далекие и близкие, и друзья меня просили: Колюнь, привези блок. Почему? Потому что у нас блок стоит, бросовая какая-то цена, не знаю, сколько, ерунда какая-то, а в хороших, как мой коллега сказал, цивилизованных странах пачка стоит три-четыре, а теперь пять евро. Начнем с этого, начнем с маленького повышения цен. И вы знаете, я внимательно изучал эту тему, потому что тема действительно меня очень интересует, в этих странах, названных цивилизованными, запрет на курение в общественных местах и повышение цен, они привели к излечиванию людей, меньше людей стали курить.



Владимир Кара-Мурза: Доверяете ли медицинским данным о таких масштабах этого бедствия?



Аркадий Дубнов: Я никогда не занимался специально изучением этого вопроса. Наверное, медики правы. Я просто из эмпирического опыта жизни своей, жизни своих близких, знакомых понимаю, что да, риск заболеть, скажем, раком легких, либо каким-то другими болезнями, связанными с дыхательными путями и прочими вещами от интенсивного потребления табака, конечно, высок. Но я убежден, что то, о чем говорит коллега Долгополов, повышение цен на табачную продукцию, повторяюсь может быть, не приведет к отказу от курения. Я повторяю, что те, кто привыкли курить, скажем, «Беломорканал», условно говоря, они никогда не попросят коллегу привезти «Мальборо», потому что они знали, что они курили «Беломорканал» и будут курить «Беломорканал», как уважаемый мною серегй Адамович Ковалев всю жизнь, и им совершенно не нужно за дорогие цены привозить натуральные из виржинского табака изделия. Те же, кто курит «Мальборо», это те люди, которые не потому, что хотят курить, а потому что еще и стиль жизни. Я утром рано, когда вожу одну из дочерей в школу, я вижу, как мимо идут старшеклассницы или на работу совсем молодые девушки, они идут к метро с первой сигаретой. Выглядит это ужасно неэстетично, еще девочки не умеют курить. И вообще когда женщина идет и на ходу курит - это очень некрасиво, на мой взгляд. Но она курит, потому что сегодня это тот стиль жизни, который приветствуется и который, ей кажется, привлекает к ней внимание. Ито есть в принципе мы должны иметь в виду некий социальный аспект курения, то, как выглядит человек с сигаретой. Молодая девушка респектабельная хочет выглядеть, что называется гламурной только с очень тонкой изящной сигаретой, которых расплодилось очень много, так называемые дамские сигареты. Она найдет деньги, она будет платить и пять, и десять евро, потому что это стиль ее жизни, потому что она будет покупать, как говорят англичане, не настолько я богат, чтобы покупать дешевые вещи, так и она себя будет вести. Поэтому говорить девочкам, что это вредно, коллега Долгополов, это выглядит только насмешкой. Она, видимо, должна каким-то другими для себя причинами выйти из этих привычек. А наш авторитет в этом смысле совершенно нулевой, если не отрицательный.



Владимир Кара-Мурза: Поэт Андрей Дементьев, член Общественной палаты, убежденный противник табака.



Андрей Дементьев: Я никогда не курил. Очень давно, когда мне было лет восемь-девять, и у меня отец курил очень много, я все видел, и я для себя мальчишкой решил – я курить не буду. А потом, когда стал студентом, я думаю: дайка я попробую. Я выкурил две сигареты, мне стало нехорошо. Я думаю: молодец, что так решил. И кстати сказать, здоровье от этого очень сильно зависит, потому что мне все-таки много лет, у меня в этом году юбилей и это отсутствие постоянного дыма, никотина, отравляющих веществ, которые идут из сигарет, конечно, способствовало тому, что я как-то чувствовал себя все годы эти хорошо. У меня отец, когда вернулся из лагерей сталинских, дико курил, плохо выглядел и был худой, курил по две пачки сигарет в день. Ему врач сказал: хочешь пожить? Бросай курить. Будешь курить - через год умрешь. Отец бросил курить и прожил еще сорок лет, то есть он до 90 лет прожил ,я так полагаю, только потому, что он бросил курить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к обоим гостям Владимира. У Грибоедова есть знаменитое выражение: числом поболее, ценою подешевле. Вот именно такие решения принимает российская Государственная дума. Она почему-то не принимает конвенцию о правах инвалидов ООН - это стоит денег. Она не принимает закон о качестве питьевой воды, хотя в России 80% не соответствует этому качеству. Она не принимает закон о благоприятной окружающей среде - это тоже стоит денег. Она еще ввозит радиоактивные отходы со всего мира, это тоже идет не на пользу. А когда она принимает закон о запрете табакокурения - это просто будет бить по моему карману. У меня вопрос: о чем заботиться дума?



Владимир Кара-Мурза: Отдает ли популизмом сегодняшний вопрос?



Николай Долгополов: Я скажу, что может какие-то есть решения популистские, и я понимаю такой боевой задор вашего радиослушателя из славного города Тулы. Но меня совершенно не волнуют такие рассуждения. Волнует меня совершенно другое. Коллега Дубов рассказывал про свою дочку. С вашего позволения, я буду апеллировать цифрами. Сейчас средний возраст начала курения в нашей стране, вы, наверное, страшно удивитесь 11 лет. К сожалению, в стране курят 65% мужчин и 30% женщин и только 20% женщин, как пишет моя любимая «Российская газета», отказываются от своей вредной привычки во время беременности. Что нас ждет вообще дальше? Будет вырождение? Это популизм, если мы боремся против вырождения? И еще я хочу возразить моему уважаемому не оппоненту, а коллеге, которого я с удовольствием читаю на страницах газеты. Вы знаете, я хочу сказать следующее, это очень важно, послушайте меня: мы можем как-то повлиять на наших детей своим собственным примером. И даже то, что коллега Дубов в зрелом возрасте бросил, слава богу, не пить, а курить – это очень здорово. Это хороший шаг к доброму. Посмотрите: мой любимый поэт Андрей Дементьев, который празднует в этом году, как он сказал, скромный большой юбилей, посмотрите, в какой он блестящей форме, как звонко звучат его стихи, как блестяще ведет свои передачи, как он прекрасно выступает, у него молодая красивая жена. И все это, я не знал подробностей о том, что Андрей увидел своего отца, как он страдал, мучился после сталинских лагерей. Да мы, слава богу, живем уже сейчас не в лагерях, у нас жизнь не такая уж и светлая, но лучше, чем была, а будет еще лучше, хочется верить. Зачем же нам действительно придаваться дурным и очень вредным для здоровья, для легких привычкам?



Владимир Кара-Мурза: Отдает ли популизмом этот закон, может стоило отменить закон о монетизации льгот?



Аркадий Дубнов: Во-первых, я просто хотел сказать, что моя фамилия Дубнов, а не Дубов. Во-вторых, я работаю не в газете «Время МН», она давно почила в бозе, а газета называется «Время новостей». Что касается популизма, вы знаете, я думаю, что нет ни одного серьезного решения, касающегося самого большого, самого важного аспекта человеческой жизни, которое не будет отдавать популизмом. Что такое популизм? Популизм – это от слова популярный, известный, важный, в конце концов, для народа. Поэтому это да, действительно, будет отдавать популизмом. Я просто неожиданно оказался участником этой дискуссии и, наверное, я совсем не готов апеллировать цифрами, думаю, это вопрос думой был принят неслучайно, и в то же время не могу не соглашаться со слушателем из Тулы, который считает, что по его мнению есть и гораздо более важные может быть и для него лично моменты.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», предвидит болезненную реакцию общества.



Александр Проханов: Я никогда в жизни не курил, но многие из моих друзей курили и ужасно от этого страдали. Мой двоюродный дед ушел из жизни, разорвав себе легкие страшным табачным кашлем. Мне кажется, это профилактика, которой занимается Государственная дума, она благотворна. Конечно, она будет болезненна для курильщиков, еще болезненней будет для бессовестных производителей этих наркотических изделий, к числу которых я отношу табак. Мы не спасем от курения уже нынешнее поколение, но хотя бы наших внуков мы убережем от страшного яда. Для меня болезненнее всего смотреть на молодых девушек, которые смолят ужаснее, чем парни, и они будут рожать отвратительных, пахнущих никотином уродцев.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска от Владимира Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. Я начал курить во втором классе и бросил в четвертом только потому, что курить мне никто не запрещал. Но не всем одноклассникам повезло с родителями. И те, кого преследовали за курение, в итоге и курить не бросили, и спились. Кроме этого в тех западных странах, где удалась борьба с курением, вместо этого появилась наркомания, допустим, вспомним сухой закон в США, и в Голландии сейчас раздают благотворительные организации наркотики в общественном транспорте.



Владимир Кара-Мурза: Грозит ли отказ от табака распространением наркотиков?



Николай Долгополов: Я не связываю эти два явления. Поймите, что это абсолютно разные вещи. Есть такая у спортсменов поговорка: где мяч, где охотник. Я бы поспорил о том, что в странах Европы раздаются, в частности в Голландии, бесплатно наркотики - такое легкое преувеличение. Об этом надо говорить в другой передаче - это долгая вещь. Я скажу следующее: мне кажется, что наконец-то мы сами поняли, что и кто и губит – мы сами губим себя. Если сейчас мы хотя бы действительно поставим точку и будем стараться избегать этого пагубного, абсолютно ракового влияния на себя же, мы все же сможем вылезти из того демографического кризиса, в который мы попали сейчас, нам будет легче отсюда выбираться. Как сказал мой коллега, действительно прочно тогда войдем в ряд больших цивилизованных стран. И я думаю, что наркотики и курение не так связаны, как это кажется слушателю из города Междуреченска.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, грозит ли России эпидемия наркомании в случае отказа от табака?



Аркадий Дубнов: Тут привел слушатель пример Голландии, там раздаются бесплатно, как он сказал, легкие наркотики. Я действительно ничего про это не слышал и очень сильно сомневаюсь так же, как коллега Долгополов. Позвольте сказать, что в Туркмении действительно властями еще недавно, при ныне покойном Туркменбаши, стимулировалось употребление небольших доз легкого наркотика, его жевали, его могли курить. Это даже приветствовалось, потому что это позволяло манипулировать молодежью и отвлекать от активной социальной деятельности. Потом там просто есть историческая привычка употреблять так называемый нан. Кто слышал, тот знает, о чем я говорю. Европейскому потребителю это ни о чем не говорит, и слава богу. Так что здесь, конечно, мы в России, в европейской части и вообще в подавляющей части имеем гораздо больше возможностей отказаться от этих привычек. Мне кажется важным другой аспект борьбы с курением. Смотрите, я говорил о примере для подражания, которому следует молодая часть, юноши, девушки, кстати, тот самый случай из немногих, когда я абсолютно согласен с Прохановым, очень неприятно смотреть на молодых девиц, которые делают неэстетично, некрасиво. Дело в том, что смотрите сериалы, посмотрите ментовские сериалы, которые заполонили четвертый канал. Там же «Улицы разбитых фонарей» или что-то в этом роде, что я могу посмотреть по ящику, хорошие брутальные мужественные люди обязательно курят, обязательно расслабляются. Это так или иначе бессознательно впитывается и как некий пример для подражания. Точно так же как и дамы, которые играют позитивные или отрицательные роли, но тем не менее, они привлекают к себе внимание, они тоже курят. Повторяю, эти вещи нужно не просто решать таким образом – запретом, повышением цен, запрещением курения в общественных местах, нет, еще нужно системно к этому подходить. Люди, которые отвечают за промывание мозгов, то, чем занимаются в том числе и наши власти, федеральные каналы, должны просто обратить внимание на сериальную продукцию, на продукцию, которая промывает мозги, в том числе и ненавязчиво как 25 кадр впендюривает, извините за сленг, образ человека, который курит, и положительный, и отрицательный.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Эдуард Лимонов, сопредседатель движения «Другая Россия», не сторонник вредных привычек.



Эдуард Лимонов: Привычка, вывезенная с американского континента, вдыхать какой-то дым черт знает чего, наверное, она нецелесообразна и вообще изобличает человечество как детский сад дурной. Утром смотришь, 7 часов утра, у магазина люди чиркают спичками, зажигают эту вонючую дрянь и выглядят как тупые дети. Запрещать, наверное, не надо никому ничего запрещать, не надо трогать пензенских сектантов, хотят они - это их право как человека, если они чудаки, дожидаться конца света. И тоже самое с этим курением. Все равно любой запрет очень плох. Я против.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от Алима Абдурахмановича.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Для начала небольшой упрек, если можно. Господа, не табак убивает человека в России, а законы, узурпирующие права человека, астрономические цены на основные продукты питания, неимоверные налоги на все, мизерная пенсия и жалкие заработные платы. Вопрос гостям студии: скажите, пожалуйста, не кажется вам, что в недалеком будущем депутаты Госдумы нам, супружеским парам, без ведома депутатов Госдумы запретят спать вместе. И что они еще придумают эти бездельники, беснующиеся от жиру и высокомерия.



Владимир Кара-Мурза: Недавно обсуждался вопрос о запрете курения за рулем. Не грозит ли перегибами подобная практика?



Николай Долгополов: Вы знаете, во многих странах запрещено курить за рулем, вы, наверное, знаете как человек, побывавший во многих странах Европы, в частности, в ваших любимых странах типа Англии это все карается. Я скажу, что идет вытеснение табака. Что здесь плохого, я не особенно вижу. Да, идет ужесточение, оно идет медленно, оно идет относительно деликатно. Я думаю, что к этому идет весь цивилизованный мир. Если раньше Россия была в числе 17 стран, не подписывавших, не ратифицировавших конвенцию, то сейчас мы к ней присоединились. Я против запретов, я против каких-то кулаков, я против милицейских свистков и дубинок, но давайте заботиться о себе, давайте заботиться о наших детях. Хорошо, Проханов считает, что с детьми мы уже проехали, давайте заботиться о внуках. Понимаете, что мы дошли в курении, я действительно экстремал здесь, до точки. Вдумайтесь в такую страшную цифру, я действительно подготовлен к этой дискуссии, потому что это тема, которая меня очень беспокоит. Я знаю точно - абсолютно это медицинские сведения не только российские, не только европейские - это мировые сведения, ВОЗ об этом пишет в своих документах: если вы сидите в течение определенного количества лет, больше пяти-шести, с курильщиком, который считается заядлым, то есть выкуривает больше пачки в день, то вы сокращаете свою собственную жизнь на пять лет. Но это же просто катастрофа, мы сами ввергаем себя в какое-то безумие. Если нам помогут немножечко хотя бы отодвинуть эти рамки, сдвинуть мертвую точку, к которой мы сейчас приближаемся - это будет счастье для нас, а не для нас, давайте для внуков - хорошо.



Владимир Кара-Мурза: Вы припомнили антиалкогольную кампанию, может ли применение даже благих намерений на практике повредить задуманному?



Аркадий Дубнов: Было сказано одним умным человеком, что строгость российских законов нивелируется расхлябанностью их исполнения, не помню точно, но смысл такой. По поводу запрета курения за рулем. Знаете, гораздо есть более важные вещи, которые уже введены административными кодексами, требующие исполнения. Я имею в виду запрет за рулем разговаривать по телефону без устройства, которое позволяет не занимать руки. Вы, наверное, водите, я вожу не так много лет, но вожу, я не помню, чтобы меня хотя бы раз штрафовали или остановили за то, что я иногда держу телефон в руках. У меня есть это устройство в ушах, но иногда я забываю или оно разряжается. Это гораздо опаснее, когда человек отвлекается, одна рука занята. Где серьезные меры по контролю за выполнением этого закона? Поэтому последнее, что сегодня важно делать - это обращать внимание или штрафовать курящих за рулем. Сначала пусть займутся власти в Москве хотя бы растомаживанием пробок. Потому что люди курят от того, что они нервничают, потому что они часами пропадают в этих пробках. Я согласен, да, замечательное решение приняла дума, но если мы будем такими ригористами и, безусловно требовать исполнения, чего ожидать не приходится, то бессмысленно об этом говорить. Посмотрите, голосовал ли Жириновский за это постановление. Вы помните, сколько раз мы видели нашего любимого демагога в расслабленном состоянии, когда он закуривает трубку, либо сигару. Это что такое, вообще говоря? Это культурно с точки зрения депутата, который нам объясняет, как надо жить? Понимаете, надо просто иметь в виду, что речь идет не просто о законах, речь идет о цивилизованном поведении людей, которым мы верим, как людям, которые не внедряют двойные стандарты поведения и в политике, в частности. Поэтому, в частности, если говорить по большому счету, я не очень верю тем депутатам которые сегодня голосовали, им это было модно сделать.



Владимир Кара-Мурза: Жириновский выступал сегодня на заседании думы, он сказал, что отказ от курения порождает агрессию в обществе и объяснил этим трагические истории в американских колледжах, где убивали соучеников одноклассники. Он считает, что это все из-за отказа от курения. Кстати говоря, о запрете пользоваться мобильным телефоном, сейчас появилась новая статистика, что наибольшее число аварий происходит из-за переключения каналов в радиоприемнике, из-за замены дисков и кассет. Так что не за горами запрет и на этот досуг в московских пробках. Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук, научный руководитель Центра социальной политики института экономики Российской академии наук, надеется на ускоренное внедрение запретов.



Евгений Гонтмахер: Я думаю, что на повестке дня в России в ближайшее годы, я надеюсь это будет, это запрет курения в общественных местах, в том числе в ресторанах, в кафе, что, собственно говоря, сейчас происходит во всей Западной Европе, где тоже довольно сильные традиции есть табакокурения. Например, в Калифорнии запрещено курить в 15 метрах от общественных зданий. То есть не просто вышел и тут же у подъезда, нет, ты должен отойти достаточно далеко. Наверное с точки зрения курильщика это абсурд, потому что человек имеет право поселиться в гостинице. Но смотря как это понимать, потому что есть права других людей. И когда, допустим, будет объявлено что в общественных зданиях, в том числе Государственная дума к этому подходит, курить нельзя вообще, а это можно сделать только на улице, то я думаю, что многим депутатам не понравится и, конечно же, они будут всячески тормозить этот процесс.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Сергея Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер. Собственно тот, кто звонил, уже много сказал и за, и против. Я могу сказать, что в любом случае любые запретительные меры они может быть замечательны, а может быть они отвратительны. Потому что по большому счету в основе пьянства, наркомании, отчуждения от жизни лежит нарушение устоев семьи, ложь и лицемерие, которые пронизали все, безобразное телевидение. И эта замечательная дума, которая сидит, первым делом, я присоединяюсь к массам радиослушателей, которые говорят, хоть тихонечко прикрутила этот разврат, который льется с экранов телевизоров. Корень пьянства, наркомании в лицемерии, лжи, которая пронизала, в неуважении сверху донизу людей и самих себя, каждый себя не уважает, так же как и другого.



Владимир Кара-Мурза: На Западе, очевидно, антитабачная конвенция сопровождается целым комплексом мер по досугу молодежи и другим, чего нет в России. Как вы считаете, должны ли эти законы дополняться и иными какими-то статьями?



Николай Долгополов: Мне кажется, должны, я думаю, что и будут. Например, надпись на пачке сигарет, которая предупреждает о вреде курения, как полагают, должна будет занимать до 30% от поверхности упаковки. Возможно депутаты предпримут и новый шаг, может все 50% будут под эту надпись. Будет, как я думаю, постепенный запрет на всю рекламу табачных изделий. Я полагаю, что будет запрет определенный на спонсорство и, думаю, что продажи сигарет они будут, как называется в этом мире торговли, нестимулированными. Может быть действительно все это будет уже совсем не загнано под прилавок, кто-то приводил неудачный, на мой взгляд, пример Америки, депрессии и все прочее - это все мы уже проехали и мир это все это проехал. Но действительно не будет, я надеюсь, искренне сигарета продаваться на каждом углу и буквально везде. Если мы такой комплекс введем мер, я не говорю, что это меры запретительные, а это меры постепенные, это меры, отучающие людей от табака. Если эти меры будут вводиться и если они будут выполняться, а мне почему-то кажется, что они будут и вводиться, и выполняться, то мы потихонечку сделаем так, что вырастет в нашей России здоровое поколение людей.



Владимир Кара-Мурза: Может ли антитабачная конвенция действовать в отрыве от других социальных программ, как это сделано во всем мире?



Аркадий Дубнов: Конечно же, не может, вопрос риторический, извините. Я не согласен с коллегой Долгополовым. Даже если сто процентов будет на табачной коробке занимать предупреждение о вреде, люди не откажутся это утопия. Это из области психологии. Из области администрирования этих мер я бы обратил внимание на очень тонкие вещи. Да, действительно надо делать постепенно и ненавязчиво-культурно. Скажем, если ты заходишь в ресторан, где написано «У нас запрещено курить», либо сразу штраф какой-то сумасшедший, то я сразу выйду из ресторана, мне станет неприятно, потому что меня там не любят, меня там не хотят. А если будет написано «У нас не курят» или курите, извините, в соседнем месте или есть какая-то зона. У нас сегодня огромное количество кафе, ресторанов, мест для одной части населения курящей, для другой части. Вот сегодня я уже второй год хожу в некурящую часть. Но я спокоен к тем, кто еще курит. Не надо ненависти, не надо презрения, не надо делать их этих людей людей низшего сорта. И когда мы говорим о примере для подрастающего поколения, для детей все гораздо сложнее. У меня в семье последовательно: мой дед курил, мой отец не курил. Отец рассказывал, что однажды поднял за уши, когда было 13 лет, и он был пойман с папиросой, сказал: повешу тебя и оторву тебе уши. И отец не курил. Я, зная эту историю, все равно курил. Мой сын уже взрослый человек, у него свои дети, он не курит. Но не потому что ему противно было мое курение, просто так устроен был органически. Все гораздо сложнее, не надо делать из всего закон и примитивные строить теории. Нужно культурно выходить из ситуации, когда мы относимся нетерпимо к другим людям. Я боюсь, что в нашей стране эта борьба против курения примет характер кампанейщины, как и огромное количество благих начинаний. У нас огромное количество лицемерных благих начинаний, которые приводят к совершенно лицемерным и без всякого видения человека, которому мы хотим сделать благо. Вот этого я боюсь, понимаете.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из подмосковного Королева от Валерия Аркадьевича.



Слушатель: Добрый вечер. С наступающим вас Днем космонавтики, господа. Вы знаете, надо было позвонить, поэтому хочу несколько слов сказать. Предыдущий радиослушатель говорил о том, что предпосылки существуют к тому, что страна находится в стрессовой ситуации, о чем говорил академик Гундаров. Как раз воздействие на физиологию, на психику с целью продвижения товара, самое удобное дело, это надо поддерживать. Конечно, надо что-то делать, но все эти попытки, как только что было сказано, это лицемерие и есть более серьезные проблемы. А психофизиологическую связь между сигаретой и следующим шагом, если сигарету запретят, то будет легкий наркотик. Я удивляюсь, почему ученые неоднократно в эфире это говорят, а Долгополов это не понимает. Он что, не соображает, что говорит?



Владимир Кара-Мурза: Николай Михайлович, может быть вы вспомните российскую историю, как действовал на распространение курения образ руководителя государства? Все помнят, что Сталин курил.



Николай Долгополов: Не хочется мне вспоминать Сталина. Привет слушателю из Королева, он очень милый и неагрессивный человек, приятно с ним пообщаться. Я тоже ему желаю хорошего дня, завтра его день - День космонавтики. Вы знаете, я насчет того, что курил, не курил, мы говорим совсем не о том. Мы говорим, что наконец-то что-то делается для того, чтобы было лучше и сразу возникает миллион сомнений. Но действительно нам свойственно сомневаться, мы всю жизнь сомневаемся, как это будет, как это не будет. Хорошо, что это началось, первый шаг сделан, давайте делать второй шаг. А скажу вам насчет того, что страна наша является страной примера и у нас пример, я бы сказал так, заразителен во всех смыслах. Вышел какой-то человек, он, по-моему, было лет 65, когда впервые взял теннисную ракетку в руки, он вышел в штанах таких коротких, на голове повязка, оказался президентом Ельциным, который полюбил вдруг теннис. И вы знаете, так немножко это было сначала смешно, а потом выяснилось, что за этим человеком, которого я не особенно люблю и не особенно уважаю, потянулись на корты десятки, а может быть и сотни и тысячи людей. А сейчас в теннисе не так плохо, люди набирают свои силы, набираются энергии. Я думаю, что может быть какая-то примерная наша страна, страна примера, она должна следить за тем, чтобы себя привести наконец в чувства. Потому что мы действительно здорово отстали. Вы говорите, что можно презирать людей, которые курят. Как можно презирать этих людей, если у нас в стране курит 65% мужчин. Что, всех их презирать? Я их не презираю, я сочувствую им, я им глубоко сочувствую, я их зову на свою сторону, я предлагаю им: давайте, присоединяйтесь, будьте здоровее, поиграйте мускулами, поживите на пять лет подольше - это будет прекрасно. Но я а то, что наркотики и все прочее. Мне кажется, мы говорим о разных совершенно вещах. Сейчас у нас тема курения и мне бы хотелось, подходя к концу, завершить мой экстремальное несколько, апофеозное накалистое выступление тем, что я счастлив наконец, что наша взяла, что курильщики все-таки в конце концов поймут, что их дело табак. И я думаю, что мы не то, что жить будем веселее, нет, но мы может быть чуть-чуть будем поздоровее. А это уже какой-то шаг к нашему всеобщему выздоровлению.



Владимир Кара-Мурза: Все помнят алкогольный кризис прошлого года. Не приведут ли запретительные меры к дефициту табака, как это было во времена перестройки?



Аркадий Дубнов: Конечно, все это может повториться. Конечно, от этого люди не станут меньше курить. Конечно, люди не стали меньше пить, когда возникли трудности с алкоголем. Мы говорим о примере, коллега Долгополов говорил о примере человека, которого он не очень уважает, но, тем не менее, он привел на корты много людей. Наша страна очень любит нынешнего президента, он не курит, мы его не видели, чтобы он осушил бокал вина по случаю до конца. Но почему-то этот пример не работает на российского человека, рейтинги среди которого Путина зашкаливают. Почему-то в нашей культурной стране, в которой дума созрела для таких прогрессивных начинаний, все еще продается водка «Путинка». Что это такое, объясните мне, господа? Если имиджем президента, ведущего здоровый образ жизни, украшается водка, это о чем говорит? Это говорит о том, что одной рукой у нас делается благое, а другой рукой мы как бы наворачиваем на наших дурных, вредных привычках навариваем деньги. Какая-то в этом есть пошлость, в этих благих начинаниях.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG