Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Книжное обозрение» Марины Ефимовой. История клана Бин Ладенов




Александр Генис: Споры о войне в Ираке, разогретые недавним отчетом генерала Петреуса о сложном положении дел на этом фронте войны с террором, вновь раскалывают Америку. Пока одни, как сенатор Мак-Кейн, считают Ирак центром борьбы, другие настаивают, что Багдад только отвлекает силы от поисков подлинного виновника теракта 11 сентября. Следуя извивам большой политики, фигура Бин Ладена то появляется на поверхности, то исчезает с первых полос газет. Сейчас о нем опять вспомнили в связи с острым вопросом: как и с кем воевать Америке, чтобы добыть себе безопасное будущее. В этом контексте особое внимание обеспечено новой книге, подробно рассказывающей историю клана Бин Ладенов.


У микрофона – ведущая «Книжного обозрения» «Американского часа» Марина Ефимова.



Стив Колл. «Арабское семейство в американском веке».

Steve Coll. An Arabian Family in the American Century



Марина Ефимова: Книга Стива Колла, сотрудника журнала «Нью-Йоркер» и пулитцеровского лауреата, рассматривает не только историю клана Бин Ладенов, но на их примере и общие последствия нефтяного шока, потрясшего Саудовскую Аравию в 20-м веке. Персонажи его книги – представители народа, который разрывается между верностью традициям, святыням предков и неодолимой тягой к дерзаниям и соблазнам Запада. Огромный материал, собранный в книге, проливает новый свет и на отношения «народа пустыни» с форпостом Запада – Америкой. Отношения, которые автор характеризует как «вынужденные, сложные, искаженные жадностью и перегруженные секретами». Но начнем с самих Бин Ладенов и с их патриарха. О нём – рецензент книги, критик «Нью-Йорк Таймс» Мичико Какутани:



Диктор: «Книга Колла обладает поистине романической энергией. Это – настоящий эпос о семейном клане, поднявшемся из самых низов до самых вершин иерархии и богатства, совершившем, образно говоря, путь от Мекки и Медины до Лас-Вегаса и Диснейлэнда. Собственно, путь-то этот проложил один человек, патриарх клана, отец Усамы Бин Ладена и 30-ти его братьев и сестер – каменщик Мухамед Бин Ладен – уроженец Йемена. Он бежал из нищей деревни в Джедду – город пилигримов, где с ним произошла история из сказок «Тысячи и одной ночи». Благодаря своему искусству, уму и безоговорочной преданности королевскому саудовскому семейству, Мухамед Бин Ладен стал главным королевским строителем, ответственным за обновление священных строений в Мекке, Медине и Иерусалиме. Он стал богачом, однако в наследство детям оставил не только богатство, но и мечту о возведении нового мира – мира без границ, основанного на прогрессе и на вере».



Марина Ефимова: После смерти Мухамеда, жезл патриарха унаследовал один из его сыновей – Салем, получивший образование в Англии, но не утративший гарун-аль-рашидовского размаха отца, а в эксцентричности даже превзошедший его. Он вел дела мультимиллионной империи по всему миру и передвигался только на реактивных самолетах, он мечтал завести четырех жен четырех западных национальностей, чтобы над их четырьмя дворцами (как над зданием Организации Объединенных Наций) веяли бы 4 флага: американский, немецкий, французский и британский «Юнион Джек». Салем носил джинсы, играл на губной гармошке и однажды в Лос-Анджелесе, на банкете в честь призёров «Оскара», заплатил оркестрантам сотни долларов, чтобы они дали ему спеть американскую народную песню «Дом восходящего солнца» на семи языках. Он погиб (как и отец) в авиакатастрофе, только на 21 год позже - в 1988 году.


Что касается Усамы Бин Ладена, то, по мнению Колла, его превращение в исламского террориста во многом объясняется стечением обстоятельств. Главное такое обстоятельство – гибель отца в 1967 году, после чего у Усамы (который был еще школьником) появилась целая плеяда радикальных менторов. Один из них - учитель физкультуры в школе, который вовлек Усаму в занятия по изучению ислама. Вёл эти занятия харизматический фанатик Абдулла Аззам, познакомивший Усаму с концепцией международного джихада. Однако влияние радикалов сказалось не сразу. В старших классах своей привилегированной школы в Ливане Усама Бин Ладен был самым знаменитым юным плэйбоем Бейрута, увлекался кинематографом и путешествовал по Европе. По мнению Колла, Усама, даже в момент иракского вторжения в Кувейт, еще не занял своей будущей позиции:



Диктор: «Когда саудовская королевская семья летом 1990 года согласилась на ввод американских войск в ответ на агрессию Ирака, Усама Бин Ладен не проявил формального несогласия. Он только, вместе с остальной семьей, быстро предпринял шаги по обеспечению безопасности своих капиталов – на случай, если падет режим Аль Сауда. И хотя Усама впоследствии представлял себя тогдашним, по его выражению, «лидером международного мусульманского партизанского движения», очевидно, что в 1990 году его взгляды были еще шаткими, переменчивыми и полными противоречий».



Марина Ефимова: Что, конечно, странно, если учесть энергичное участие Усамы Бин Ладена в войне Афганистана с Советским Союзом... По версии Колла, отношения Усамы с королевской саудовской семьей портились постепенно. В 1991 году он уехал в Судан, где купил ферму и конный завод. Он занялся лошадьми, подсолнухами, толковым вкладом своих капиталов и тренировкой воинов джихада, которых он рассылал в разные горячие точки мира, например, - в Боснию.



Однако по другим источникам, например, из книги Адама Робинсона «Бин Ладен», следует, что к лету 1990 года Усама уже был убежденным джихаддистом, и ссора с саудовскими правителями произошла именно из-за ввода американских войск:



Диктор: «Усама бин Ладен обратился к правительству Саудовской Аравии с письмом, предлагавшим выставить на защиту нефтяных приисков армию в 10 000 человек. Родственники Усамы говорят, что после этого он несколько дней не расставался с мобильным телефоном, ожидая ответа, - пока не узнал из новостей, что американские войска уже приглашены. На его письмо никто не ответил, и гордость Усамы была глубоко уязвлена».



Марина Ефимова: В июне 1993 года семья Бин Ладенов, как известно, официально лишила Усаму его доли в семейных бизнесах: «M u hamm a d bin Laden Company » и « Saudi bin Laden Company ». По этому поводу Колл пишет:



Диктор: « В то время, как Усама Бин Ладен шел по пути насилия, его семья энергично укрепляла связи с Западом. Они вложили деньги во многие сферы: от разработок иридия до сателлитных систем и сети американских баров «Хард Рок Кафе». После атаки 11 сентября 2001 года расследования ФБР показали, что клан Бин Ладенов не имел ни малейшего отношения к терактам, и правительство Соединенных Штатов не стало применять против них никаких санкций. Один из агентов ФБР сказал: «у нас бегают миллионы бин ладенов, и из них 99 целых и 999 тысячных – безвредны».



Марина Ефимова: Уверенность эта может поколебаться после книги Жана Бриссара «Запрещенная правда». В беседе с ее автором саудовский диссидент доктор Саад Аль Фаги говорит, что по арабским обычаям лидеры клана не могут лишить брата его доли семейного богатства. Так что не исключено, что, покупая бензин и платя за телевидение, мы все вносим свою небольшую лепту в дьявольские затеи террориста номер 1.


XS
SM
MD
LG