Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гость «Американского Часа» - слепой писатель Стивен Куусисто





Александр Генис: Этой весной Нью-Йорк сотрясал политический скандал ураганной силы. После того, как уже бывшего губернатора штата Элиота Спитцера уличили в связях с проститутками, он был вынужден подать в отставку. На его место встал вице-губернатор Дэвид Патерсон. Выходец из знаменитой семьи афро-американских политиков, он не только пользуется большим влиянием, но и особой симпатией коллег. Возможно, потому, что Патерсон – первый, если не считать короткого трехдневного эпизода, слепой губернатор в истории США.


В связи с этим недавно в «Нью-Йорк Таймс» появилась необычная статья, где утверждалось, что слепота – вопреки очевидному препятствию! - может быть достоинством для политика. Незрячие люди, - утверждает автор, - вынуждены полагаться на слух, а, значит, способны лучше зрячих слушать других. Поэтому им проще встать над партийной рознью, легче и примириться с чужим мнением, и принять его к сведению.


Эту любопытную статью написал профессор университета в штате Айова писатель Стивен Куусисто. Родившийся преждевременно, он потерял зрение в инкубаторе для недоношенный детей. В 50-е годы инкубаторы были несовершенны и вредили здоровью новорожденных: от кислорода страдала сетчатка глаз. Корреспондент «Американского часа» Ирина Савинова связалась со Стивеном Куусисто, чтобы подробнее расспросить его о слепоте и политике.



Ирина Савинова: Стивен, а слепой губернатор – это первый в политике случай?



Стивен Куусисто: Нет. В своем роде, как губернатор штата, он первый. Но известно много случаев активного участия слепых людей в политической жизни. В Великобритании, например, один их советников Тони Блэра был слепым. На Ямайке есть слепой сенатор. Тем не менее, Патерсон является ярким примером назначения на такой высокий пост, как губернатор штата, слепого человека.



Ирина Савинова: Какие особенности процесса обучения частично незрячих или слепых людей?



Стивен Куусисто: Если слепому повезло, он научится читать по системе Брайля. Точнее, если у слепого человека есть условия получить специальное обучение необходимым навыкам. Сегодня слепые в Америке, в Европе и в других странах и регионах мира пользуются ассистирующими технологиями. Это говорящие компьютеры, например. Вообще же, любой компьютер можно превратить в говорящий, добавив к нему специальную программу. Компьютер читает слепым содержание разных сайтов в интернете. Они могут услышать любой документ, присланный им по и-мейлу. Компьютер может сканировать страницу из книги и прочесть ее вслух слепому человеку.


Те, у кого нет не только зрения, но и слуха, пользуются компьютером со специальным дисплеем, на котором появляется так называемый "обновляющийся Брайль". На дисплее рельефными точками воспроизводится текст, строчка за строчкой, в полном соответствии с обычным расположением букв на клавиатуре. Слепой и глухой человек может читать текст, как читал бы обычный Брайль, и может печатать. В нашем распоряжении теперь есть удивительные технологии.



Ирина Савинова: Вы сами пользуетесь какими-нибудь компьютерными приспособлениями?



Стивен Куусисто: У меня обыкновенный компьютер, кажется "Сони", с программой, позволяющей ему "говорить" со мной.



Ирина Савинова: В своей статье в "Нью-Йорк Таймс" вы сказали, что несмотря на то, что вы совершенно слепы, вы все же видите. Видите цветные туманы, а в целом живете как бы внутри живописи Джексона Поллока. Это трудно понять. Откуда вы знаете, как выглядят картины Поллока? Кто вам рассказал о них?



Стивен Куусисто: Я скажу так: почему-то считается, что у слепых нет друзей. Нужно помнить, что у слепых людей также есть телевизоры, они ходят на спортивные соревнования и в музеи. Они делают все то, что делают зрячие. Мы ходим с друзьями, и они нам все объясняют. Я знаю, что картины Поллока – это изобилие потёков наляпанной краски, темных и светлых тонов, и описать их метафорически невозможно. Это, кстати, довольно точное описание и некоторых видов слепоты.



Ирина Савинова: Но ведь тогда вы должны знать, что такое краска и цвет...



Стивен Куусисто: Видите ли, каждый, кто живет в мире слов, знает, как выглядит бизон или тропический тигр. Из описания, данного ему зрячими людьми.



Ирина Савинова: Слепые люди полагаются в большой степени на слух и память. Услышанный мир отличается от увиденного?



Стивен Куусисто: Объясню это таким примером. Слепые люди должны в совершенстве овладеть искусством мобильности и ориентации. Это целая наука. Если я встану на переходе на улице в Лондоне, Берлине, Нью-Йорке или Бостоне, в каком-то городе с активной жизнью на дорогах, я услышу не только, как движутся автомобили: в двух направлениях или в одном, приближается ли машина или удаляется и в каком направлении. Я также услышу, как полощется на ветру флаг на улице, как где-то лошадь стучит копытами по брусчатке, хнычет во дворе ребенок. Все эти звуки я могу классифицировать, потому что я владею искусством ориентации, умением разбираться в окружающем мире.



Ирина Савинова: А если вы беседуете с кем-то, не отвлекают ли вас все эти звуки?



Стивен Куусисто: Нет. В том и состоит мой аргумент в защиту незрячих политиков, что талантливые слепые люди обладают концентрацией внимания в крайне высокой степени.



Ирина Савинова: Кем могут работать слепые?



Стивен Куусисто: Многие слепые работают в учреждениях, выполняя работу, как мы называем их в Америке, "белых воротничков". Многие - адвокаты, преподаватели. Я сам, например, профессор. Слепые работают компьютерщиками, финансовыми советниками и аналитиками, банковскими служащими. В 19-м веке считалось, что слепые могут делать только одно: настраивать пианино. С созданием же ассистирующих технологий сегодня слепые могут выполнять огромное разнообразие работ.



Ирина Савинова: Что Америка делает для слепых?



Стивен Куусисто: Америка – страна, в которой есть много служб, помогающих инвалидам. Некоторые национального масштаба, некоторые – на уровне отдельных штатов, а некоторые – так называемые благотворительные, общественные организации. В Америке слепые люди могут получить из специальной школы в помощь себе собаку-поводыря. Все эти школы не взимают со слепых платы и являются просто общественными организациями. Проблема в том, как узнать обо всех службах, имеющихся в наличии.



Ирина Савинова: А каков вклад слепых в жизнь Америки?



Стивен Куусисто: Можно смело сказать, что успешные вопреки неполноценности люди, слепые или глухие, или те, кто пользуются инвалидной коляской, – прекрасные защитники прав инвалидов. Они объясняют широкой публике особенности своего образа жизни, освещают проблемы, стоящие перед ними, отстаивают свои права и помогают инвалидам преуспеть в жизни.



Ирина Савинова: Разговаривая с вами, я поняла, что могу больше полагаться на слух и память, чем я думала. Чему еще мы можем научиться у слепых?



Стивен Куусисто: Я скажу так: учитесь слушать у умеющего хорошо слушать. Слушая же, многое автоматически запоминаешь. Исследования говорят о том, что те, кто знает наизусть много стихов, в пожилом возрасте реже подвержены заболеванию Альцгеймера или каким другим психологическим проблемам. Слушать важно и важно встряхивать свою память.



Ирина Савинова: Вы написали несколько книг. О чем они?



Стивен Куусисто: Одна – автобиография, называется "Планета незрячих". Ее перевели на многие языки и читают в Европе и во всем мире. Это не только мой рассказ о том, как я привык быть слепым. Я включил рассказы и знакомых незрячих друзей. Другая моя книга называется "Подслушивание", в ней я делюсь своими впечатлениями от посещения разных стран. И еще я выпустил книгу поэзии. Я пишу о любви к моей семье, к птицам, к путешествиям. О любви к самой поэзии. То есть, как все, я пишу об очевидных вещах.



Ирина Савинова: Как зовут вашу собаку-поводыря?


Стивен Куусисто: Нира.


XS
SM
MD
LG