Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт между силовыми группами в Чечне – политическое противостояние или раздел власти?


Ирина Лагунина: Конфликт на окраине Гудермеса между охраной руководителя Чеченской республики Рамзана Кадырова и бойцами батальона "Восток" ГРУ Министерства обороны, находящегося в подчинении Сулима Ямадаева, по одним сведениям, обошелся без жертв, по другим данным, жертвы были. Аналитики и эксперты по-разному оценивают ситуацию. Некоторые считают, что стычка - это проявление более глубокого политического противостояния, другие утверждают, что для сегодняшней Чечни, где власть поделили между собой различные силовые подразделения, подобные столкновения - обычное дело.



Андрей Бабицкий: Конфликт между Кадыровым и братьями Ямадаевыми начался не вчера. Еще 4 марта один соратников чеченского лидера депутат республиканского парламента Магомед Хамбиев, выступив по местному телевидению, обвинил бойцов батальона «Восток» в незаконных действиях по отношению к мирному населению и призвал немедленно распустить это подразделение. Уже тогда эксперты предрекали скорое падение братьев Ямадаевых, поскольку буквально за два последних года Рамзану Кадырову удалось нейтрализовать или уничтожить все силовые подразделения, которые пытались действовать самостоятельно. Это посвящено исследование грозненского журналиста Мансура Муратова «Краткая история антикадыровских бунтов».



До сих пор слабым звеном в выстроенной Кадыровым системе силовых структур считались «какиевцы». То есть бойцы спецбатальона «Запад», которым до недавнего времени командовал герой России Магомед Какиев. Его войско, собранное из жителей притеречных сел, было укомплектовано главным образом сторонниками оппозиции еще дудаевского призыва. Какиев, получивший тяжелые увечья в результате неудавшейся попытки покушения на Джохара Дудаева, первым научился грамотно позиционировать свою борьбу с сепаратизмом под лозунгом "Единая Россия!". Благодаря чему приобрел среди российских военных репутацию своего человека. Однако, попытки Какиева играть самостоятельную роль при новом раскладе сил в Чечне при прежнем президенте Алу Алханове, были пресечены безудержно рвущимся к вершине власти Рамзаном Кадыровым. При этом Кадыров действовал с неприсущей ему деликатностью, где-то пользуясь плетью, а где-то пряником. В результате ему практически бескровно удалось нейтрализовать остатки надтеречной оппозиции, которая, как ей казалось получила вновь шансы войти во власть после избрания президентом Чечни «своего» человека Алу Алханова.


Полностью "замиренный" Какиев в качестве заместителя военкома республики на днях с искренним задором отчитывался перед Кадыровым о состоянии дел в вверенной ему системе и трепетно принимал знаки милости из его рук.


Следующим, кто попытался выйти из под контроля Рамзана Кадырова, был главарь так называемой группы «Горец», Мовлади Байсаров, действующий под прикрытием ФСБ. Осенью 2006 года его отряд, состоящий из нескольких десятков до зубов вооруженных людей, был осажден кадыровцами в селении Побединское недалеко от Грозного. Кадыров потребовал сложить оружие и разойтись по домам. Байсаров, к этому моменту уже был в упор расстрелян в центре Москвы. Явление Кадырова в селе с силовой поддержкой окончательно положило конец байсаровской смуте.


Бунт, предпринятый примерно год назад командиром батальона "Юг" Муслимом Ильясовым, бывшим бригадным генералом, особо приближенным к покойному Ахмату Кадырову тоже завершился полной победой Рамзана Кадырова. Батальон "Юг" создавался на базе службы безопасности Кадырова и считался подразделением, лояльным Рамзану, хоть и входил в группировку российских внутренних войск. Однако, еще в прошлом году комбат Муслим Ильясов бросил открытый вызов Кадырову, заявив, что он не намерен более терпеть от него оскорбления и издевательства. Рассказывают, что Кадыров назначил Ильясову встречу в поле под Гудермесом и стянул туда все свои батальоны. Столкновения не произошло, стороны просто еще раз обменялись мнениями друг о друге. Кадыров увел своих людей, но затаил обиду на Ильясова, котором с тех пор не было никаких известий. В батальоне "Юг", его никто не видел. А недавно по Чечне поползли слухи, что несколько десятков бойцов из батальона Ильясова, все родом из селения Энгеной, разошлась по домам, протестуя таким образом против увольнения своего начальника


Известна, по меньшей мере, еще одна попытка восстания против Рамзана Кадырова. В октябре прошлого года доведенные до отчаяния постоянными издевательствами людей Кадырова из Хоси-Юрта, подняли мятеж люди заместителя министра внутренних дел республики по линии общественной безопасности Аламбека Ясаева. Бывший полевой командир сепаратистов выступил на собрании своих подчиненных, поклялся идти до конца за справедливость и призвал к этому своих подчиненных. В азарте бородатые люди стреляли из всех видов оружия, несмотря на то, что находились в помещении. Провозгласили «Аллаху Акбар» и разошлись. На второй день Ясаев явился с повинной к Кадырову прямо на заседание кабинета министров и умолял простить его на глазах у перепуганных происходящим до смерти министров. Причем, было очевидно, что за несколько часов прошедших после «восстания», бунтовщик получил достаточно убедительные "инструкции" от кадыровцев о том, как ему следует каяться. Как утверждают очевидцы, зрелище было не только жалким и отвратительным, но и страшным, продемонстрировавшим, до какого состояния может дойти человек, объятый животным ужасом.


Похожим образом Кадыров расправился и с так называемым, ОРБ 2, оперативно-розыскным бюро, наводившим ужас на местных жителей. Это подразделение было напрямую подчинено Москве, и с ним долго не мог совладать даже чеченский президент. По случаю смены его статуса (во главе его, в конце концов, стал человек Рамзана) вместе с Кадыровым ликовали даже правозащитники.
И вот теперь на очереди «Восток» Сулимы Ямадаева.



Андрей Бабицкий: Политолог Заинди Чолтаев уверен, что оппоненты Кадырова в самой Чечне сегодня активизируют усилия в надежде на поддержку со стороны федерального центра, в котором происходит перераспределение власти.



Заинди Чолтаев: Кадыров создает в республике ситуацию, при которой не может быть никаких других источников власти. Создается система, при которой он пытается контролировать все и вся. Все это ему успешно удавалось, потому что существовала однозначная поддержка в Кремле. До сих пор Рамзан Кадыров был неким таким иловым представителем Кремля, не только наводил порядок в республике, но и вместе с тем, мы можем предполагать, являлся гарантом проведения политики Кремля на Северном Кавказе. Сейчас конфигурация власти меняется и возможно это почувствовали другие, которые пытаются быть самостоятельной силой. Что касается конкретно конфликта с Ямадаевым, то я не думаю, что это останется без внимания сил, которые сейчас поднимаются в России, в связи с тем, что поменялась конфигурация власти, у нас уже будет не одна сила в центре, и это осложняет возможности Кадырова в проведении такой однозначной политики, когда он и его окружение решают в республики все.



Андрей Бабицкий: Заинди Чолтаев считает, что на данном этапе конфликту между Кадыровым и Ямадаевыми не позволят выйти за пределы республики, поскольку суматоха в Чечне сегодня никому не нужна, новые центры власти еще не устоялись.



Заинди Чолтаев: Что может быть в ближайшее время, я думаю, что центр будет пытаться все-таки успокоить Кадырова, потому что в это непростое в политическом смысле время получать новые вызовы, отвлекаться на них, эти вызовы могут быть использованы в каких-то более серьезных целях, центр очень не заинтересован. Поэтому попытаются каким-то образом уменьшить масштаб этих всяких событий. И даже то, что объявлено, что были столкновения, но без жертв, это было бы хорошо, но на самом деле есть много другой информации, что есть жертвы с обеих сторон.



Андрей Бабицкий: Чеченский журналист Бехкан Саидов уверен, что никакой серьезной политической подоплеки за столкновением нет, просто атмосфера в Чечне такова, что стычки между силовиками неизбежны.



Бехкан Саидов: На самом деле как такового конфликта между ямадаевцами и кадыровскими подразделениями не существует, просто само поведение этих вооруженных формирований таково, что во взаимоотношениях заложены подобные конфликты. То есть сама ситуация в Чеченской республике такова, что они чувствуют себя хозяевами жизни и очень тяжело переживают, когда кто-либо пытается принизить их статус. Это было всегда в Чечне, кстати, и в дудаевские времена, и после первой чеченской войны особенно. Многие полевые командиры имели свои подразделения и любая встреча этих людей на дорогах республики приводила к таким стычкам. Мне кажется, что нечто такое произошло в эти дни и, я думаю, Кадырову это вообще не угрожает ничем. Потому что если говорить уж о силе, то Кадыров, безусловно, обладает большей силой. Он является, во-первых, президентом республики, во-вторых, все финансовые рычаги у него в руках, кроме того его поддерживают Москва. Я думаю, что его позиции очень сильны, что нельзя сказать о Ямадаевых. Известно, что Руслан Ямадаев, который является фигурой, образующей эту силу, он уже не депутат Государственной думы и потерял свои позиции. Я думаю, что в конечном итоге в Чечне не должно остаться никаких подразделений, которые не были бы подконтрольны конкретно Кадырову, потому что вся система власти выстроена таким образом, что все отдано ему и он должен контролировать. Это он хорошо понимает. И то, что Ямадаев или какие-то другие группировки иногда конфликтуют с Кадыровым - это свидетельство того, что в Москве есть разные группировки и разные силы, которые пытаются проводить свою политику через своих людей, находящихся в Чечне. Это могут быть и экономические интересы, это могут быть и политические. На самом деле кроме Ямадаева практически никого не осталось, кто мог бы служить в руках каких-либо иных политических сил и политических движений вне Чечни.



Андрей Бабицкий: Действительно сложно сказать наверняка, является ли стычка отражением скрытых политических конфликтов или она результат случайного стечения обстоятельств. Одно можно утверждать наверняка: как показывает практика, будучи человеком мстительным, Кадыров не забывает подобных инцидентов и пока ни одному из его оппонентов не удавалось выйти из такой ситуации без ущерба, не говоря уже о том, чтобы одержать победу.


XS
SM
MD
LG