Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О книге «Охота. Я и военные преступники». Что сказала и что могла бы сказать бывший генеральный прокурор Гаагского трибунала по бывшей Югославии


Ирина Лагунина: В Италии вышла книга бывшего главного обвинителя Гаагского Международного трибунала по бывшей Югославии Карлы Дель Понте La caccia. Io e i criminali di guerra («Охота. Я и военные преступники»). И пока ее практически никто не читал. Горячее обсуждение книги в прессе основано на нескольких отрывках, которые издательство предварительно предоставило некоторым информационным агентствам. Насколько справедливы высказанные в книге скандальные заявления Дель Понте и в чем она ошибается? Эти вопросы выясняла наш корреспондент в Нидерландах Софья Корниенко.



Софья Корниенко: «Сенсационными» материалами об откровениях Дель Понте буквально завалили интернет русские и сербские СМИ. Даже если искать новости о книге в англоязычном Гугле, то большинство результатов поиска – англоязычные клоны все тех же русских и сербских медиа. По их коротким желчным статьям может создаться впечатление, что все 416 страниц книги посвящены кровавым подробностям того, как косовские повстанцы вырезали органы у сербских пленных. Остается только гадать, почему бывший генеральный прокурор включила в книгу своих воспоминаний эту противоречивую информацию. Очевидно одно – это всего лишь одна из многочисленных эмоциональных иллюстраций к лейтмотиву книги – тому, что Дель Понте называет muro di gomma («резиновая стена»). С помощью этой недвусмысленной метафоры Дель Понте выразила свое глубокое разочарование в международном сообществе, в котором, как оказалось, все предпочитают заниматься политикой, а не международным правом. Книга Дель Понте - не о сербах. В нескольких интервью, которые она успела дать итальянским журналистам до того, как швейцарское правительство запретило ей рекламировать свои мемуары, госпожа бывший прокурор, а ныне – посол, подробно перебирает наиболее важные затронутые ей темы. Органов среди этих тем нет. Зато есть отказ Папы Римского Бенедикта XVI принять ее и помочь надавить на католический Загреб, рассказ о том, как повернулись к ней спиной все американские чиновники, как 11 сентября, вообще, ознаменовало переворот в иерархии приоритетов и превратило Кофи Аннана в слабую фигуру.


Главные вехи книги я попросила прокомментировать одного из самых известных независимых экспертов по истории Международного трибунала по бывшей Югославии, юриста-международника Хайкелин Веррайн Стюарт.



Хайкелин Веррайн Стюарт: Я могу привести пример того, как Папа, или во всяком случае – официальный Ватикан, пытался вмешаться в работу Трибунала. Когда Трибунал еще занимался преступлениями в Руанде, перед судом предстал один священник. Речь шла о массовом убийстве тутси, которые пытались укрыться внутри здания церкви. В Гаагу из Ватикана прибыл посланник Папы, с требованиями прекратить дело против священника. Вот Вам прямое вмешательство. То же самое касается американского руководства, которое не испытывало никакого энтузиазма по поводу процесса против косовского полевого командира Рамуша Харадиная или хорватского генерала Анте Готовины.



Софья Корниенко : Дель Понте признается, что пару раз купилась на обаяние Милошевича, сокрушается по поводу его невыгодной для следствия и торжества правосудия смерти, из-за которой ей, в частности, не удалось начать расследование трагических ошибок в операциях НАТО.



Хайкелин Веррайн Стюарт : Глава в книге Дель Понте, которую она посвятила попытке начать процесс против НАТО, мне представляется наиболее интересной. Дель Понте всегда упрекали в том, что она не преследовала НАТО. Ее противники обвиняли ее в трусости, говорили, что она не решалась идти против властных международных структур. Все указывает на то, что она все-таки осуществляла попытки пойти этим структурам наперекор.



Софья Корниенко : В своих итальянских интервью Дель Понте ссылается на смерть Милошевича как на причину, по которой ей не удалось преследовать представителей НАТО в суде.



Хайкелин Веррайн Стюарт : Я думаю, что это не было решающим обстоятельством. Дель Понте надеялась, что Милошевич станет свидетелем по делу против НАТО, однако она уже ошибалась в подобных прогнозах ранее. Так, например, Дель Понте ожидала, что бывшая глава Республики Српски Биляна Плавшич (Biljana Plavšić) будет сотрудничать с Трибуналом, но та отказалась. На Милошевича также трудно было рассчитывать. Даже если учесть, что в ходе их единственной беседы наедине, он показал Дель Понте улику, документ, подтверждающий вину НАТО, то вполне вероятно, что впоследствии, если бы он получил пожизненный срок, то назло отказался бы сотрудничать как свидетель. Более того, Милошевич сам неоднократно говорил, что правды не существует, того или иного документа не существует и так далее. То есть его смерть в данном случае не является решающим фактором. Что действительно очень важно, так это то, что Дель Понте серьезно намеревалась расследовать возможные преступления со стороны НАТО. Вот что мне всегда нравилось в Дель Понте – она не боялась замахнуться и на наших политических союзников. И я не сомневаюсь, что в НАТО отреагировали именно так, как она описывает это в книге: «Поверьте нам на слово, мы же – хорошие парни, иначе было невозможно, мы старались избегать жертв среди мирного населения, насколько это было возможно». Всё это представители НАТО должны были говорить в суде. Так говорит любая армия, и эти слова должны звучать в суде, а не за закрытыми дверями.



Софья Корниенко : Еще большую обиду высказывает Дель Понте по поводу того, что ей не разрешили допросить главнокомандующего Уэсли Кларка, а глава ЦРУ Джордж Теннет, когда она в очередной раз стала просить его о сотрудничестве, послал ее подальше, употребив при этом нецензурный американизм.



Хайкелин Веррайн Стюарт : Конечно, в этом отношении «резиновая стена» - отличная метафора. Американцы то по-дружески, то в грубой форме просто отказывали Трибуналу в предоставлении информации. Даже в этой ситуации я посоветовала бы довести дело до суда, и судьи уже официально вновь запросили бы всю информацию. Если же и тогда руководство НАТО ответило бы отказом, то это означало бы международный скандал. В Трибунале нередко бывало, что сотрудники отказывались заниматься определенными делами. От дела Харадиная отказывались, от дела Готовины и операции «Шторм» отказывались. Не потому что кого-то боялись, а просто потому, что считали эти дела бесперспективными – что и подтвердилось на практике. Харадиная освободили, в деле об операции «Шторм» слишком заинтересованы американцы, которые поддерживали хорватов, а следовательно многих документов просто не достать. Разумеется, Дель Понте имела право заставить кого-то из сотрудников заняться делом НАТО. Почему этого у нее не вышло, мы вряд ли узнаем в ближайшее время. Для этого должны выйти еще несколько автобиографий. Проблема заключается в том, что сегодня все занимаются собственной репутацией. Трибунал почти закрыт, и заинтересованные лица стараются оставить как можно более белые и пушистые автопортреты для истории.



Софья Корниенко : А как бы Вы поступили на месте Дель Понте?



Хайкелин Веррайн Стюарт : Я на месте Дель Понте поступила бы иначе. В последние месяцы ее работы в Трибунале все хотели взять у нее интервью. Я рассказала бы о том, о чем она пишет в книге, в течение последних двух месяцев в Трибунале, все еще занимая свой пост и будучи сама себе начальником. Вместо этого она тогда только повторяла: «Вы обо всем узнаете из моей книги». Затем она согласилась занять дипломатический пост, и теперь ей запретило говорить о книге швейцарское правительство. Она по натуре очень независимая, и возможно, даже не предвидела такого развития событий.



Софья Корниенко: Можно ли утверждать, что выход книги Карлы Дель Понте осложнит работу новому генеральному прокурору Трибунала, Сержу Браммерцу?



Хайкелин Веррайн Стюарт: Браммерц сначала долго проводит все судебно-медицинские экспертизы, очень тщательно, и только затем начинает переговоры по каждому конкретному вопросу. Это совершенно иной стиль работы. Внешнему миру может показаться, что с ним поэтому проще иметь дело. Я не уверена в этом. Браммерц действует точнее, и ему уже сложнее будет сказать в лицо то, что сказал глава ЦРУ Джордж Теннет Карле Дель Понте. Но в поединке с политикой любой все равно проиграет. Если нет политической воли – ничего не изменится.



Софья Корниенко : По словам Хакелин Веррайн Стюарт, Дель Понте не без оснований утверждает на страницах своих мемуаров, что если бы в международном сообществе хотели, то давно задержали бы и Ратко Младича, и Радована Караджича. О местонахождении Младича в Белграде до 2004 года вообще знали очень многие, многие его видели. Произойдет ли когда-нибудь арест Младича и Караджича, каков Ваш прогноз?



Хайкелин Веррайн Стюарт : Нет, вряд ли. Младича еще, возможно, и арестуют, а вот Караджича уже точно никогда. Уж слишком большие проблемы его арест будет означать для американцев. Караджич очень много знает, американцы договаривались с ним по многим вопросам. Милошевич тоже хотел раскрыть эти нежелательные страницы, но Милошевича, почему-то, не боялись. И показаний Младича не очень боятся. А Караджича боятся. К тому же с его арестом всплывут детали преступлений боснийцев, моджахедов, и так далее. Возможно, никто просто не хочет вновь провоцировать беспорядки. Задержания можно избежать, если ты – в клубе политических союзников, если ты знаешь правила политической игры, или если у тебя есть ресурсы – бриллианты или нефть. Дарфур, например. Все не переставая говорят об этом конфликте, но никто серьезных мер не принимает, да это и невозможно – у Судана слишком много нефти.



Софья Корниенко : Поскольку Гаагский трибунал не имеет собственных следственных органов, Дель Понте вынуждена была всего добиваться посредством публичного давления. По мнению Веррайн Стюарт, работать таким образом с современном контексте уже не возможно.



Хайкелин Веррайн Стюарт : Когда против Милошевича возбудили дело, всё казалось черно-белым: Милошевич – злодей, манипулятор, играет в политические игры. Сам Милошевич говорил, что он – тоже стал жертвой политической игры, и что если бы он был арестован уже после 11 сентября, то американцы могли бы увидеть в нем героя, борца против исламистов-террористов. Изначально мы воспринимали его слова как пустую болтовню. Однако после той лжи и манипуляций со стороны США, которые мы наблюдали в Ираке, мы видим теперь, какова политическая реальность. Ту же реальность пытается донести до нас и Дель Понте. И вот уже Милошевич в своих действиях не отличается от Буша, от России, от Китая... Возникает очень мрачная картина. Священная обязанность честного расследования не ощущается уже и в стенах ООН, которая должна была сказать: «Мы создали Трибунал, и мы поддержим его, даже если для этого придется пройти через стену». Нет, и ООН не поддержало Дель Понте.


К сожалению, мы вынуждены констатировать, что, как говорят в Голландии, «дамбу снесло» - пути назад нет: ценности в мире в такой степени сместились в сторону нефтяных и водных ресурсов и денежных рынков, что остается все меньше возможностей для работы независимой международной правовой системы. Становится привычным пользоваться правом для достижения своих корыстных целей, и в будущем эта тенденция будет только усугубляться. После 11 сентября процесс этот запустился с утроенной силой, даже в Голландии, «форпосте международного права». Я недавно была в Палестине и говорила о том, что необходимо посмотреть на ситуацию в секторе Газа в позиции права, а не политических интересов. Один высокопоставленный нидерландский чиновник, в чей портфель входят отношения с Израилем, сказал мне: «Ах, госпожа Веррайн Стюарт, права не существует. Есть только политика». Вот с чем сталкивалась Дель Понте изо дня в день.



Ирина Лагунина: О книге Карлы дель Понте с ведущим экспертом по Международному трибуналу Хайкелин Веррайн Стюарт беседовала наш корреспондент в Нидерландах Софья Корниенко. Откликов, комментариев и встречных признаний после выхода в свет этой книги будет, уверена, немало, поскольку рассказ Дель Понте – это рассказ только одной стороны процесса, рассказ обвинения. О реакции и мнении других действующих лиц – в будущих выпусках программы.


XS
SM
MD
LG