Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем Олимпиада в Пекине не похожа на Олимпийские игры 1980-го года в Москве


Ирина Лагунина: В последние дни одним из самых острых вопросов американской внешней политики стал вопрос о присутствии Джорджа Буша на Олимпийских Играх в Пекине. Президента призывают отказаться если не от визита вообще, то, по крайней мере, от посещения церемонии открытия Игр и тем самым дать понять, что США осуждают политику Пекина в Тибете и в области прав человека. Президент, судя по всему, еще не принял окончательное решение. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Бойкот Олимпийских Игр отдельными странами или группами стран – не редкость. В 1956 году Нидерланды, Испания и Швейцария бойкотировали летнюю Олимпиаду в Мельбурне в знак протеста против подавления советскими войсками восстания в Венгрии, а Камбоджа, Египет, Ирак и Ливан – из-за Суэцкого кризиса. В 1972 и 1976 годах группа африканских стран отказалась от участия в Играх, требуя исключения из Международного Олимпийского Комитета Новой Зеландии, которая отказалась прекратить свое спортивное сотрудничество с расистскими режимами Южной Африки и Родезии. Но самым серьезным случаем был, конечно, бойкот московской Олимпиады в 1980 году. Бывший американский дипломат Нельсон Ледски работал тогда в государственном департаменте и руководил офисом, созданным специально для организации бойкота. Он рассказал об этом в интервью Радио Свобода.



Нельсон Ледски: Решение о бойкоте Олимпийских Игр принимали в основном британцы, канадцы и американцы. Правительства этих трех стран пришли к соглашению в январе 1980 года. Правда, впоследствии британцы и канадцы не присоединились к бойкоту, но они, тем не менее, были его инициаторами. В бойкоте участвовало что-то около 70 стран, в том числе Китай, Саудовская Аравия, большинство мусульманских стран, возмущенных советской попыткой захватить Афганистан. К бойкоту присоединились многие страны третьего мира, а также Европы и Латинской Америки.



Владимир Абаринов: О бойкоте пекинской Олимпиады речь не идет. Олимпийская сборная США в китайскую столицу поедет. Но каким должен быть формат участия президента? Кандидат на этот пост, сенатор Хиллари Клинтон считает, что президент должен ограничиться присутствием на соревнованиях, но не участвовать в церемониальной части программы. Такое решение уже приняли британский премьер-министр Гордон Браун и федеральный канцлер ФБР Ангела Меркель.



Хиллари Клинтон: У меня стойкое ощущение, что это - тот самый момент, когда есть возможность повлиять на позицию китайского правительства в отношении Тибета, Судана, прав человека. И это должны быть действия на правительственном уровне. Вот почему я призываю президента Буша ясно заявить китайцам, что он не будет присутствовать на церемонии открытия, если не произойдет никаких изменений в политике Китая. Многие из нас призывают китайское правительство начать диалог и процесс урегулирования с Далай-ламой; отменить репрессивные меры, подрывающие культурные и религиозные права тибетцев; ясно заявить о своей поддержке международных усилий, направленных на прекращение геноцида в Судане вместо того, чтобы негласно поддерживать правительство Судана и затруднять усилия ООН. <…> Но в то же время я считаю, что о бойкоте Олимпийских Игр речь идти не должна. <…> Они проводятся в Пекине, но это всего лишь место проведения. Это не китайское событие, а международное.



Владимир Абаринов: Аналогичного мнения придерживается кандидат республиканцев сенатор Джон Маккейн.



Джон Маккейн: Думаю, Китаю будет все труднее защищать свою позицию и укреплять свою репутацию в мире. Я уверен, что мы должны убеждать Китай прекратить дурное обращение с гражданами, вступить в переговоры с тибетцами с тем, чтобы сделать их жизнь лучше и свободнее. Вместе с тем, я не думаю, что в настоящее время наши действия должны выходить за эти пределы. Полагаю, китайцы достаточно мудры, чтобы понимать, что они наносят ущерб своей репутации в мире, особенно в преддверии Олимпийских Игр. И потому я надеюсь, что мнение мирового сообщества будет содействовать смягчению китайской позиции в отношении народа Тибета.



Владимир Абаринов: Третий кандидат в президенты, сенатор Барак Обама, однозначно высказываться не стал.



Барак Обама: У меня двойственная позиция на этот счет. С одной стороны, я считаю, то, что происходит в Тибете, китайская поддержка действий суданского правительства в Дарфуре – это действительно проблема. Но я не решаюсь превращать Олимпийские Игры в арену политических протестов, потому что думаю, что цель Игр отчасти состоит в том, чтобы объединить мир.



Владимир Абаринов: Позднее, учитывая американское общественное мнение, сенатор Обама все же присоединился к призывам проигнорировать церемонию открытия.


В пользу такого шага высказалась и спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси, в прошлом месяце посетившая Далай-ламу в его индийском изгнании.



Нэнси Пелоси: Лично я считаю, что если свободолюбивые люди всего мира не выступают против китайской политики репрессий в Тибете, они теряют моральное право говорить о нарушениях прав человека где бы то ни было еще.



Владимир Абаринов: Сам духовный лидер Тибета в эти дни находится в США. Далай-лама опроверг заявления Пекина о том, что он способствует бойкоту Олимпиады.



Далай-лама: С самого начала я поддерживал китайскую заявку на проведение Игр, потому что Китай – самая многонаселенная, древняя страна. Китайский народ заслуживает того, чтобы стать хозяином Олимпийских Игр.



Владимир Абаринов: Не поддерживает идею политических демаршей бывший президент США Джимми Картер, который был инициатором бойкота московской Олимпиады. В интервью обозревателю телекомпании ABC Джорджу Стефанопулосу он заявил, что в то время у Вашингтона было очень мало рычагов воздействия на Москву, а в нынешнем случае с Пекином их множество.



Джордж Стефанопулос: Вы возглавили бойкот московской Олимпиады в знак протеста против действий Советского Союза в Афганистане. Должны ли США бойкотировать Олимпийские Игры этого года в знак протеста против жестких мер Китая в Тибете и его соучастия в геноциде в Дарфуре?



Джимми Картер: Нет, я совершенно так не думаю. В 1980 году ситуация было в корне другая. Советский Союз тогда грубо вторгся в Афганистан, что привело к гибели тысяч людей. Существовала угроза, что они пойдут дальше на юг и захватят другие страны. 54 государства мира решили тогда бойкотировать Олимпиаду. Две трети членов Олимпийского комитета США, относительно независимой организации, постановили не ехать в Москву. Конгресс подавляющим большинством проголосовал за бойкот. Так что ситуация была абсолютно другая. И я надеюсь, что все страны примут участие в Олимпийских Играх в Пекине.



Владимир Абаринов: Советник президента по национальной безопасности Стивен Хэдли в интервью тому же Стефанопулосу заявил, что присутствие Джорджа Буша на церемонии открытия – это мнимая проблема.



Джордж Стефанопулос: Премьер-министр Великобритании Гордон Браун не едет, канцлер Германии Ангела Меркель не едет. Президент сказал, что его планы не изменились. Что это значит – он будет присутствовать на церемонии открытия или нет?



Стивен Хэдли: Президент сказал, что он поедет на Олимпийские Игры, что он хочет поддержать наших спортсменов, замечательных мужчин и женщин, которые будут участвовать в соревнованиях.



Джордж Стефанопулос: Стало быть, он будет смотреть соревнования, но не пойдет на открытие?



Стивен Хэдли: Президент сказал, что он едет на Игры. Я считаю, вся проблема...



Джордж Стефанопулос: Вы не хотите отвечать на вопрос?



Стивен Хэдли: Проблема присутствия на церемонии открытия – это не проблема. По-моему, она уводит в сторону от того, что действительно должно быть сделано. <…> Президент едет на Игры. Президент полагает, что проблема Тибета не решается заявлением, что он не будет присутствовать на церемонии открытия. <…> Мы считаем, что мировое сообщество должно работать с Китаем конфиденциально, по дипломатическим каналам, твердо говорить Китаю о нашей озабоченности несоблюдением прав человека, событиями в Тибете, убеждать китайское правительство том, что в его собственных интересах вступить в контакт с представителями Далай-ламы и на глазах всего мира продемонстрировать, что Китай намерен уважать достоинство своих граждан. Такая возможность существует. И если другие страны действительно озабочены положением в Тибете, вопрос о присутствии на церемонии открытия стоять не должен. Они должны упорно работать, посредством тихой дипломатии убеждать китайское правительство воспользоваться этой возможностью и сделать что-то, чтобы ответить на беспокойство народа Тибета.



Джордж Стефанопулос: Вы говорите, что проблемы не существует, но не говорите ясно, собирается ли президент присутствовать на открытии, и я просто пытаюсь понять, почему.



Стивен Хэдли: В данный момент президент собирается поехать на Олимпиаду. Мы еще не составили детальный график, но вы же слышали, чтó он сказал: что у него нет никаких причин не ехать, потому что мы должны использовать дипломатию для решения тибетской проблемы.



Владимир Абаринов: На брифинге пресс-секретаря Белого Дома Дэны Перино журналисты попробовали зайти с другого боку.



- Дэна, какие именно соревнования собирается посетить президент, что будет центральным событием его поездки?



Дэна Перино: Не знаю. Он любит все виды спорта.



- Правда, что он будет смотреть толкание ядра?



Дэна Перино: У меня нет детального графика.



Владимир Абаринов: Наконец свою позицию сформулировал и сам президент.



Джордж Буш: Начнем с того, что я еду на Олимпийские Игры. Мои планы не изменились. Почему я это делаю? Потому что я могу говорить китайскому руководству о свободе до Олимпиады, во время Олимпиады, после Олимпиады – что я и делаю. Мне не требуется Олимпиада, чтобы донести до китайского правительства свою позицию – я это делаю постоянно в качестве президента. <…> Китайские лидеры прекрасно знают мою позицию. Каждый раз, когда я встречаюсь с ними, я говорю о свободе вероисповедания, я говорю о Дарфуре, говорю о Бирме, о Далай-ламе. Я первый президент Соединенных Штатов, который появился на публике в обществе Далай-ламы. Так что моя позиция им известна. И когда я думаю на эту тему, я задаю себе вопрос: если я политизирую Олимпийские Игры, облегчит ли это мои отношения с ними или осложнит?



Владимир Абаринов: Судя по всему, президенту хочется посмотреть церемонию открытия Игр, которая состоится 8 августа. Отсутствие Джорджа Буша китайцы наверняка воспримут как недружественный шаг, даже если президент сошлется на уважительные причины.


XS
SM
MD
LG