Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На фоне триумфального возвращения во власть Сильвио Берлускони и попыток понять, каким будет его третье пришествие, за пределами Италии осталась почти незамеченной историческая сенсация внеочередных парламентских выборов в этой стране – коммунизм умер.

Впервые с послевоенных времен в итальянском парламенте не будет коммунистов, некогда одной из самых влиятельных политических сил на Аппенинах, претендовавшей на власть после свержения Бенито Муссолини и влиявшей на власть практически до момента исчезновения СССР. Лидер коммунистов Фаусто Бертинотти, возглавлявший, между прочим, палату депутатов итальянского парламента, заявил о своей отставке с поста лидера Партии коммунистического возрождения и назвал разгром коммунистов совершенно неожиданным.


Седовласый дон Фаусто заключил сделку с красным дьяволом очень давно. Еще будучи социалистом, он не согласился с большинством однопартийцев, решивших прервать союзнические отношения с коммунистами после подавления советскими танками венгерского восстания. Бертинотти оказался в промосковской Социалистической партии пролетарского единства. Партия была маленькая, но зато демонстрировала, что итальянские социалисты – вместе с рабочим классом и всем прогрессивным человечеством. Ее генеральный секретарь товарищ Тулио Веккьетти регулярно рассказывал делегатам московских партийных съездов о том, что итальянские социалисты все одобряют и поддерживают. Но уже вскоре смысл в декорации отпал, и потемкинские социалисты стали коммунистами. Так началась настоящая карьера дона Фаусто. Удивительным было то, что когда настоящие коммунисты вскоре после краха Советского Союза бросились перелицовываться в социалисты, Бертинотти – как раз самый что ни на есть настоящий социалист – решил возрождать коммунистическую партию.


Конечно, итальянский коммунизм и в советские времена отличался от идеологии государства рабочих и крестьян, в Риме пытались по возможности придавать ему человеческие черты. Уже в 70-е годы Итальянская компартия протестовала против наиболее одиозных решений КПСС, а ее генерального секретаря Энрико Берлингуэра критиковали за неправильные взгляды на страницах самой "Правды". Но все же это была коммунистическая партия. И когда из нее ушли люди, склонные к переменам и те, кто просто хотели делать карьеры и получать депутатские и министерские портфели, в партии остались самые ортодоксальные ее члены.


Но коммунистам помог бренд – пожалуй, главное, что осталось от некогда мощного движения. Итальянские левые помнили, какую роль играли коммунисты в стране, и были уверены, что без союза с ними ничего не получится, что только объединив усилия со сторонниками старой доброй компартии, можно одолеть Берлускони и его союзников по правой коалиции. Но получилось как раз наоборот: именно твердолобая позиция Бертинотти и его соратников по возрождению коммунистической партии не дала кабинету Романо Проди провести хоть сколько-нибудь серьезные реформы в стране и заставила итальянцев вспомнить о старом добром кавалере Сильвио. Новый лидер левых Вальтер Вельтрони решил обойтись без коммунистов. Многие критиковали его за развал единства левых сил, но теперь ясно, что это было единственно верное решение – не нужно возрождать прошлое.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG