Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шутливый вечер в «Театре Современной пьесы»






Марина Тимашева: В театре «Школа современной пьесы» актеры и режиссеры, писатели и поэты часто собираются не на спектакли, а на дружеские посиделки. Вход зрителей приветствуется. Передаю слово Наталье Кашенцевой.



Наталья Кашенцева: В этот вечер на сцене расставили железные кофры, с которыми актеры гастролируют. На многих из них еще красовались необорванные белые ярлыки: «Самара. Спектакль «Город»». Открыл вечер художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз. Он баек не рассказывал, а исполнял очень ответственную роль конферансье. Возможно, если бы Райхельгауз не останавливал выступающих, то они часами смаковали бы истории. Казалось, что хранить в памяти множество баек, а потом регулярно делиться ими с окружающими - часть актерской профессии. Но Михаил Казаков признался, что баек знает мало, и в подобном вечере принимает участие впервые. Михаил Барщевский рассмешил зал историей о том, как начинал свою карьеру адвоката, а Павел Любимцев поведал, какими приключениями сопровождалось его первое путешествие заграницу.



Павел Любимцев: У меня в Италии, во Флоренции, есть близкий друг детства. В гости к этому другу я должен был ехать в 88 году летом. Опыта путешествий у меня почти не было, я толком об этом ничего не знал и, в частности, не знал, что получаемая по гостевому приглашению виза имеет определенный срок действия. Я должен был ехать на какие-то гастроли от Московской филармонии, и заблаговременно эту визу сделал. Настолько заблаговременно, что в тот момент, когда я сел в поезд на Киевском вокзале, виза уже кончилась. Этого не поняли советские пограничники, и меня выпустили. Это, может быть, поняли югославские пограничники, но дело в том, что там была еще транзитная виза через Югославию, которая была действительна еще три месяца. Но итальянские пограничники дело поняли очень хорошо, и когда мы доехали до границы Югославии и Италии меня ссадили с поезда.



Наталья Кашенцева: Актеры сменяли друг друга и по очереди занимали места на железных кофрах. По перешептыванию было понятно - они сами не знают, сколько продлится действо. Послушайте народную артистку России Терезу Дурову.



Тереза Дурова: Моя мама вышла замуж за человека по имени Ганнибал. Поэтому, как вы понимаете, я - Тереза Ганнибаловна Дурова. У моей подруги есть пятилетняя дочка. И вот она как-то раз спрашивает у мамы:


- Мама, скажи, пожалуйста, а Тереза когда-нибудь была маленькая?


– Конечно, была.


- Вот я смотрю на нее и думаю: лежит в колыбельке маленький ребенок, а ее называют Тереза Ганнибаловна!



Наталья Кашенцева: Заместитель директора Музея востока Татьяна Метакса свое выступление начала с древнекитайского тоста.



Татьяна Метакса: «Пусть тысячу лет тысяча солнц сияют в твоем окне!». Представьте себе, лет 30 назад аэродром в Симферополе. И я в тельняшке, с короткой стрижкой, в одной руке - тяжелая сумка с любимыми коктебельскими камнями, в другой - сумка, и в газету завернуто нечто. Это нечто - колючки карадагские. Я лечу из Симферополя в Москву, колючки напоминают мне о моем любимом японском искусстве - я буду дома из них делать икебану… И вдруг я слышу вскрик женщины, в которую, видимо, эти колючки впились. И я совершенно спокойно оборачиваюсь к ней и говорю: «Извините, мне очень жаль вас, вы ничего не понимаете в японском искусстве».



Наталья Кашенцева: Завершал вечер поэт Владимир Вишневский.



Владимир Вишневский:


И когда я прочитал первые три строки, четыре человека встали и вышли из зала.


И когда я прочитал вслух вторую строку, еще пятнадцать человек встали и вышли из зала.


И когда прочитал целиком стихотворение, самые красивые женщины встали, и вышли из зала.


И когда вышел я, как на последний рубеж, на финальную строку, в зале не оставалось ровным счетом не души.


И тогда завершил я чтение, и последним очистил помещение, не без чувства исполненного предназначения:


это я, пришел к вам, люди, и никого не оставил равнодушным.



Наталья Кашенцева: Прочитанное им стихотворение к реальности отношения не имело. Зрители на одном дыхании выдержали трехчасовой веселый марафон. Отныне они могут считать себя настоящими байкерами, как шутливо себя называют завсегдатаи таких вечеров.



XS
SM
MD
LG